Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Тактика конвоев. Почему флот Великобритании не может сам защитить танкеры от Ирана

Среда, 24 Июля 2019, 10:00
И Тегеран, и Лондон испытывают сейчас сильнейший соблазн сыграть на обострение, хотя опасная черта очень близка

Фото: Getty Images

В прошедший понедельник Великобритания призвала  страны ЕС организовать совместную военно-морскую миссию с целью обеспечить безопасный проход танкеров  через Ормузский пролив. Это заявление и целый ряд других в таком же грозным духе прозвучали из Лондона после того, как танкер Stena Impero, шедший под британским флагом, был остановлен 19 июля иранскими военными кораблями и приведен в порт Бендер-Аббас.

Власти Ирана заявили, что танкер задержан из-за нарушения им международного морского права — он совершил столкновение с рыболовецкой шхуной и не ответил на ее сигнал бедствия. И еще, просто к слову: в понедельник, как раз тогда, когда Великобритания призывала страны ЕС объединить усилия на море, Иран объявил об аресте 17 своих граждан, работавших на ядерных и военных объектах, которые якобы работали на ЦРУ. Было заявлено, что некоторые из них уже приговорены к смертной казни. Президент Дональд Трамп в ответ назвал это "очередной ложью из Ирана".

Впрочем, шпионы — немного отдельная тема, хотя в заявлении Тегерана и отразился высокий накал ситуации. Что же касается танкеров, то ранее, 4 июля, Великобритания задержала в районе Гибралтара танкер Grace 1, шедший под панамским флагом, который подозревают в попытке доставить иранскую нефть в Сирию в обход санкций ЕС. При этом история с Grace 1 выглядит довольно темной: ведь в документах нефть, которой он гружен, обозначена как иракская. К тому же при взгляде на карту невозможно не задаться вопросом: каким именно путем  танкер мог доставлять нефть из Ирана в Сирию, проплывая при этом в районе Гибралтара? С другой стороны, столь же непонятно, почему вдруг именно Иран потребовал от Великобритании немедленно освободить панамский танкер, груженый иракской нефтью. Что же касается санкций, то речь в данном случае идет о санкциях не против Ирана, а против режима Башара Асада.

Так вот, в Лондоне связали два этих события и решили, что речь идет об обмене танкерами: в ответ на арест своего танкера — того, панамского, с якобы иракской нефтью, которую он доставлял из Ирана в Сирию через Гибралтар, — злобный аятолла Хаменеи решил задержать танкер британский. Формальная причина задержания после этого уже не имела значения: в Лондоне закричали о пиратстве и необходимости охранять суда, идущие через Ормузский пролив. Но даже если принять британскую версию "танкер за танкер", то и здесь возникают вопросы.

Прежде всего непонятно, что угрожает в Ормузском проливе всем подряд танкерам, везущим нефть в ЕС. Точнее, некоторая угроза есть. Так, 11 мая в районе порта Фуджейра (ОАЭ) быстроходные катера атаковали четыре танкера, что привело к взрывам и пожарам, правда, без жертв и серьезного ущерба — судя по всему, нападавшие и не ставили себе такой задачи. Правда, в дальнейшем они вполне могут не только поставить, но и решить ее. К тому же, когда по танкеру, потенциально взрывоопасному, стреляют из гранатомета, пусть даже и не желая причинить большой ущерб, это всех вокруг немного нервирует.

Но вот кто именно напал тогда на танкеры — не ясно. Потенциальных кандидатов много. Подозрение пало на Иран, но убедительных доказательств нет. И еще — защититься от таких москитных атак очень сложно, и опыт борьбы с пиратством у берегов Сомали подтверждает это. При этом с сомалийскими пиратами было все же проще справиться, поскольку они хотели захватить атакуемое ими судно, чтобы получить за него выкуп, а не нанести удар и мгновенно исчезнуть.

Но после 11 мая подобных инцидентов уже не было. Не исключено, что речь шла о самодеятельности какой-то мелкой или относительно мелкой группировки, скажем, о хуситах, которых Иран действительно поддерживает, и что тому, кто организовал нападения, уже указали на недопустимость посягательств на Великий нефтяной путь — а через Ормузский пролив проходит 20% всей мировой нефти.

Что же касается именно британских танкеров, то здесь картина довольно понятная: не посягай на панамские танкеры с иракской нефтью — и с твоими танкерами тоже все будет в порядке. Или, как вариант, охраняй свои танкеры сам, ибо кто, кроме тебя, сторож танкеру твоему? Американский госсекретарь Майк Помпео на вопрос Fox News о возможном участии США в обеспечении безопасности британских судов так, кстати, и ответил — мол, Британия сама должна побеспокоиться об их защите.

Собственно говоря, британцы свои танкеры в этом районе и охраняли. Но по несчастной для них и счастливой для иранцев случайности британский военный корабль оказался слишком далеко от Stena Impero в момент его задержания. Расставить же в проблемном районе достаточное число только своих кораблей для гарантированной охраны всех своих танкеров Британия не то чтобы совсем не может, но не очень хочет по причине ограниченности бюджета. Бывший командующий ВМФ Великобритании контр-адмирал Алекс Бертон уже прокомментировал ситуацию, посетовав на постоянные сокращения. Так, с 2005 г. число фрегатов и эсминцев сократилось с 31 до 19. Как следствие, стянув в Ормузский пролив достаточные силы, британцам пришлось бы отказаться от присутствия в других точках Мирового океана.

Есть еще и ряд деталей второго плана, как всегда в таких случаях, самых интересных. Во-первых, глава британского МИД Джереми Хант, выступая в парламенте в понедельник, сказал, что Великобритания будет участвовать в разработке планов охраны судоходства в Персидском заливе и Ормузском проливе совместно с европейскими странами, но без участия США, так как не присоединяется к политике "максимального давления" на Тегеран, заявленной президентом Дональдом Трампом. Лондон всего лишь хочет, чтобы Иран отпустил его танкер и только по этой причине грозит применить жесткие меры.

Во-вторых, в Персидском заливе оказались заперты еще восемь танкеров под британским флагом. Ну, как заперты: они-то могут попытаться пройти через Ормузский пролив, но страшно, вдруг их тоже задержат иранцы.  Впрочем, проблема решается перерегистрацией судна на другую страну и сменой флага, и к этому способу с понедельника прибегло уже некоторое количество судов, ранее ходивших под флагом Британии и, соответственно, плативших налоги в британский бюджет. Впрочем, есть и более существенная причина: близящийся Брекзит. Только за последний год число судов, ходящих под британским флагом, сократилось на 30% именно из-за рисков, связанных с ним.

В-третьих, на внутрипартийных выборах в Консервативной партии во вторник победил Борис Джонсон.  А глава правящей британской партии традиционно становится и премьером. Тереза Мэй официально покидает этот пост сегодня, с вручением королеве Елизавете II заявления о своей отставке. Сегодня же королева назначит новым премьером вчерашнего победителя и поручит ему сформировать правительство.

Верхушка консерваторов пребывает в некотором шоке от грядущего премьерства Джонсона, но 160 тыс. рядовых членов  партии в ходе голосования сказали свое слово. Ситуация сильно напоминает украинскую, да и Джонсон, как типаж политика, во многом похож на Зеленского.

Так вот, британские консерваторы повергнуты в шок и поговаривают даже о том, что надо бы обратиться к Ее Величеству с просьбой взять на себя бразды правления, как в доброе старое время, окончившееся 88 лет назад, и попросить ЕС о новой отсрочке Брекзита. Это, конечно, интересная возможность, способная полностью изменить ситуацию. Но далеко не факт, что подобное обращение состоится. Скорее же всего, Джонсон, став премьером, выдернет Британию из ЕС 31 октября, как морковку из грядки, —  самым грубым способом, то есть без предварительного заключения договора о Брекзите. Совместная же военно-морская операция способна послужить фактором, несколько смягчающим последствия такого шага.

Вот только едва ли Европа пойдет на это, разве что обстановка в Ормузском проливе резко обострится.  А обострится ли она, сказать трудно, тут не тот случай, когда Пилат мог твердо гарантировать Афранию, что Иуду непременно зарежут. Но обострись она, и Британия получит возможность возглавить операцию по охране танкеров, заведомо не на 100% эффективную, что даст странам ЕС  хороший повод давить на США, требуя снизить давление на Иран. Так что никакого, даже самого неожиданного поворота исключать все-таки нельзя.

Самое же главное в такой ситуации, как это известно из одного романа про обмен, правда, не танкеров, а разумов, — избегать метафорической деформации, когда приток новых впечатлений становится невыносим и мозг ищет отдыха в буферном процессе аналогизирования. Этот процесс как бы создает мост между воспринятым известным и неприемлемым неизвестным, облекая невыносимое неизвестное в желанную мантию привычного. Потому что аналогии из рассмотренных выше событий вытекают самые непривлекательные.

Но если никто из участников событий не оторвется от реальности, то, вероятнее всего, все как-то уляжется, придя к компромиссу, и ничего особенного не случится.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...