Мир

Обменяет ли Запад Украину на Иран

Москва, очевидно, пытается предложить Западу размен: тот соглашается на нормализацию ситуации на востоке Украины по кремлевскому сценарию, а россияне не подбрасывают дров в разгорающийся пожар на Ближнем Востоке.

Фото: coocurious.com

В понедельник после переговоров с российским коллегой Михаилом Богдановым, замминистра иностранных дел Исламской Республики Иран Хосейн Амир Абдоллахиян заявил, что условия поставки зенитных ракетных комплексов (или, как подчеркивает производитель, систем) С-300 наконец согласованы, так что "поставка будет осуществлена при самой первой возможности".

Чуть позже, правда, замглавы МИД РФ Сергей Рябков в эфире "России-24" сказал, что "контракт будет переписан и адаптирован к новым реалиям". То есть Москва, по сути, призналась, что стороны вновь вернулись к исходной позиции: есть лишь принципиальное согласие продавца продать и покупателя - купить. Но что? Изначально речь шла о пяти дивизионах (сорок пусковых установок, а также системы управления и обслуживания) С-300ПМУ1 за $800 млн. Но за прошедшие восемь лет, по данным израильского агентства DEBKAfile, РФ и ИРИ так и не смогли договориться о составе оборудования: в обширном семействе "Фаворитов" представлены несколько типов платформ, радаров и ракет. Кроме того, Тегеран интересовался и следующими модификациями - С-300ПМУ2 и С-400 "Триумф", имеющими более высокие характеристики. Так что процесс согласования, по всей видимости, придется начинать сначала. Соответственно, и оптимизм иранского министра обороны Хосейна Дехгана, заявлявшего после встречи с российским коллегой Сергеем Шойгу, что первые ЗРК будут поставлены уже к концу текущего года, безоснователен.

На то, что до реализации контракта пройдет еще немало времени, указывает и заявление зампреда коллегии Военно-промышленной комиссии Олега Бочкарева. Чиновник сообщил "Интерфаксу", что комплексы для Ирана будут отгружать не из арсеналов минобороны, а прямо с конвейера. Что логично: изготовленные в рамках иранского контракта "Фавориты" пошли на вооружение ВС РФ и брать секонд-хенд Тегеран не захочет. Но дело в том, что у российской оборонки попросту нет возможностей для скорого выполнения нового заказа. Все мощности заняты модернизацией собственных "Фаворитов" (всего насчитывается порядка 2100 пусковых установок разных лет выпуска и модификаций), а также замены наиболее древних из них на "Триумфы": сейчас на боевом дежурстве всего 152 такие установки, разбитые на 19 дивизионов. Реакция стран НАТО на агрессию против Украины перевела задачу усиления ПВО/ПРО РФ в число первоочередных. Помимо этого, на очереди контракт с КНР на поставку С-400, который начнет выполняться "не ранее 2016 г." - точная дата не называется. Но даже если Иран вдруг получит первые из заказанных ЗРС в ближайшее время, вооруженные ими части достигнут боеготовности в лучшем случае еще через пару лет.

К моменту, когда РФ будет готова начать поставки, Иран сможет если
не обходиться своими силами, то значительно уменьшить размер заказа

Но и это еще не все. Когда в исполнение резолюции Совбеза ООН в 2010 г. Москва разорвала контракт, Тегеран заявил о намерении разработать собственный аналог С-300. Год спустя был построен первый прототип ЗРК "Бавар-373", в ноябре 2014-го прошла испытания ракета для него, к концу апреля нынешнего года успешно испытан весь комплекс, а в 2016-м планируется принять его на вооружение и развернуть серийное производство. Столь ударные темпы работ, а также весьма близкие к "Фавориту" заявленные характеристики "Бавара" указывают на то, что Иран имел доступ к основным компонентам прототипа. И хотя информация о покупке в РФ некоторого числа С-300 в 1993 г. неоднократно опровергалась, есть сведения, что и до 2010 г., и после ИРИ получала какие-то подсистемы С-300 из России, Беларуси и Хорватии. Кстати, учитывая, что Китай, вполне лояльно относящийся к Ирану, наладил лицензионное производство "Фаворитов", можно признать вероятным будущее сотрудничество Пекина и Тегерана по этой теме. Таким образом, можно предположить, что к моменту, когда РФ будет готова начать поставки, Иран сможет если не обходиться своими силами, то значительно уменьшить размер заказа. В любом случае процесс растянется на несколько лет. И все эти годы непосредственные риски для авиационных ударов по иранским ядерным объектам будут оставаться приемлемыми, а состояние экономики ИРИ оставляет все меньше возможностей для затягивания переговоров.

Фото: las-arms.ruСамое интересное, что, когда в апреле Владимир Путин разморозил контракт, Запад и Израиль были прекрасно осведомлены о реальном положении дел. Тем не менее подыграли Москве и Тегерану. Жесткие высказывания госсекретаря США Джона Керри и его французского коллеги Лорана Фабиуса, а также демарши премьера Израиля Биньямина Нетаньяху - что за всем этим стоит? И Кремль, и аятоллы, очевидно, блефуют, прибегая в условиях экономического упадка к излюбленному трюку авторитарных режимов - игре на национальной гордости. Собственно, для этого история с контрактом и раскручивается в СМИ уже который месяц. Не ответить на нее для западных лидеров означает вызвать как минимум вопросы у собственных сограждан. В то же время такое вот "ох, боюсь-боюсь" позволяет представить смирение с контрактом как уступку, проявив твердость в принципиальных вопросах в переговорах о ядерной программе Ирана, позволив ему сохранить лицо.
С другой стороны, Москва, очевидно, пытается предложить Западу размен: тот соглашается на нормализацию ситуации на востоке Украины по кремлевскому сценарию, а россияне не подбрасывают дров в разгорающийся пожар на Ближнем Востоке. И "фаворитный" козырь тут выглядит вполне уместным. Хотя ситуацию можно развернуть иначе: "воскрешенный" именно сейчас контракт является как раз попыткой Кремля дать адекватный ответ на угрозу оснащения ВСУ современным летальным оружием. Ирония состоит в том, что на данный момент налицо баланс: США, ЕС и Израиль имеют возможность, но не имеют желания выполнять эту угрозу, а Россия имеет желание, но не имеет возможности.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 1 июня 2015 г. (№22/732)