Мир

ОБСЕ - Украина. Почти утопическая задача

Как реформировать организацию, в которой каждая из стран-членов имеет право вето, а решения не являются юридически обязывающими

Фото: osce.org

Не стоит удивляться тому, что ОБСЕ пережила и последний всплеск холодной войны, и перестройку, и распад империи серпа и молота. Во-первых, эта организация - просто более либеральная версия ПАСЕ и менее эффективная версия ООН. Во-вторых, членство в ней совершенно не предусматривает прямолинейной приверженности демократическим ценностям, о чем свидетельствует принятие в нее скопом всех бывших республик СССР, включая центральноазиатские деспотии. В-третьих, верхушка постсоветской дипломатии сформировалась именно в период "разрядки" и относится к ОБСЕ с юношеским пиететом, сколь бы малоэффективной она ни была.

Вообще эффективность организации - это соответствие ее структуры задачам, которые пе­ред ней ставятся. Дискус­си­он­ный клуб, чьи решения не являются юридически обязывающими, не может быть полновесным регулятором международных отношений. Тем более, если каждый из более чем полусотни его участников наделен правом вето. А уж если в этом клубе нет имеющего непререкаемый авторитет "президиума" - и подавно. В ООН таковым является Совбез. В ОБСЕ подобной надстройки нет и вряд ли предвидится. Хотя орган с обязательной, но поэтапной ротацией участников пришелся бы очень кстати. Но даже без него рабочий механизм преодоления вето и перечень критериев, предусматривающих возможность применения такого механизма, могли бы сделать работу ОБСЕ более действенной. Однако в этом никто не заинтересован. Дело в том, что эффективность ООН (без фактора Совбеза), ОБСЕ и подобных организаций определяется единой логикой, состоящей в том, что успешное решение конфликтов противоречит интересам вы­живания самой структуры - в полном соответствии с законами Паркин­со­на. В противном случае их давно бы постигла судьба "Запад­но­ев­ро­пейского союза", десятилетия на­зад утратившего смысл существования в силу развития НАТО, или обитающей на периферии Евросоюза "Евро­пейс­кой ассоциации свободной торговли".

Нынешняя ОБСЕ подобна медику, приписанному к бригаде криминалистов, - она всего лишь констатирует очевидное

За последние годы смутное стремление реформировать ОБСЕ неоднократно проявлялось у России. С завидным постоянством грозясь выходом из организации, Москва требовала от нее "возвращения к истокам" - переноса центра внимания с защиты прав человека и соблюдения демократических норм вроде мониторинга выборов к военно-политическим проблемам и урегулированию конфликтов. Теперь в такой коррекции повестки дня организации, очевидно, заинтересована как минимум вся Восточная Европа, и прежде всего Украина. Причем примат безопасности над правом будет оставаться актуальным для нас еще не один год.

В перспективе это может стать фундаментом для нового "пакта о безопасности в Европе". Москве необходимо вернуть тезис о неделимости безопасности, провозглашенный Дмитрием Медве­де­вым аккурат перед войной с Грузией. Тем более что этот тезис был отражен в Астанинской декларации ОБСЕ двумя годами позже: "Безопасность каждого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех других государств. Каждое государство-участник имеет равное право на безопасность. Мы вновь подтверждаем право всех без исключения государств-участников свободно выбирать или менять способы обеспечения своей безопасности, включая союзные договоры, по мере развития. Каждое государство имеет право на нейтралитет. Каждое государство-участник должно уважать права всех остальных стран в этом отношении. Они не должны укреплять свою безопасность за счет безопасности других государств". Собственно говоря, этот пассаж - готовая шпаргалка и программа действий для Киева в отношениях с организацией на годы вперед.

Эффективность ООН, ОБСЕ и подобных организаций определяется единой логикой, состоящей в том, что успешное решение конфликтов противоречит интересам выживания самой структуры

Впрочем, для этого в бюрократической логике ОБСЕ должен произойти сдвиг: ведь сейчас она не защищает справедливость, а стоит на страже "объективности", по ходу решая вопросы трудоустройства списанных национальными ведомствами дипломатов. Это, ра­зумеется, упрощение, но по­скольку таков двигатель рутинных процессов в ОБСЕ, постольку и следует воспринимать эту организацию как площадку обмена информацией, озвучивания ди­п­ломатических заявлений и нот, а также как поставщика эмоционально непростых картинок для глобальных телеканалов. Что же касается реформы, то подлинная дискуссия в этом направлении начнется не ранее, чем гребень волны "нового мышления" нависнет над той же ООН или (это может случиться несколько ранее) ПАСЕ. А пока ОБСЕ подобна медику, приписанному к бригаде криминалистов, - она всего лишь констатирует очевидное.

О недостатках работы наблюдателей ОБСЕ в зоне АТО, и читайте здесь