Мир

ОБСЕ - Украина. Путин должен поблагодарить Брежнева за инструмент

Сорок лет назад руководитель СССР Леонид Брежнев уговорил западные страны заключить Хельсинкское соглашение. Благодаря этому появилась на свет ОБСЕ, которой сейчас пытается манипулировать Путин

Фото: lenta.ua.net / tn.new.net

Две основные функции ОБСЕ - переговоры и контроль. Неудивительно, что история этой организации - словно летопись попыток различных заинтересованных лиц обмануть или при подписании, или при выполнении договоренностей.

Площадка для торгов

Точкой отсчета истории ОБСЕ стал ноябрь 1972 г., когда в конференц-центре Dipoli в финском городе Эспоо начались переговоры об укреплении безопасности в Европе. Инициаторами являлись СССР и его союзники по Организации Варшавского договора (ОВД). Москва хотела закрепить границы, установившиеся в Европе после Второй мировой войны, а также нуждалась в развитии торгово-экономических связей с западноевропейскими странами, что было невозможно без разрядки напряженности в Европе между ОВД и НАТО. Запад согласился на диалог, рассчитывая добиться от Кремля уступок в вопросе прав человека. Местом для переговоров была выбрана Финляндия как нейтральное государство, граничащее с СССР и потому особенно заинтересованное в поддержании мира в Европе.

В Эспоо был составлен план дальнейших действий, получивший название "Синяя книга". В соответствии с этим планом 3-7 июля 1973 г. в финской столице Хельсинки было проведено совещание министров иностранных дел 33 европейских государств, США и Канады. Затем в течение двух лет в Женеве работали комиссии по подготовке проектов документов. А 30 июля - 1 августа 1975 г. в Хельсинки состоялось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) на высшем уровне, которое завершилось подписанием 35 главами государств Заключительного акта, называемого также Хельсинкским соглашением.

Л.И.Брежнев подписывает заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Фото: interaffairs.ru

В конце этого акта стороны за­явили "о своей решимости продолжать многосторонний процесс, начатый Совещанием", в частности, "путем организации в этих целях встреч между их представителями". Таким образом, СБСЕ получило статус международной институции, действующей до тех пор, пока это нужно государствам-участникам. В дальнейшем состоялось несколько длительных встреч представителей участников СБСЕ: в Белграде (октябрь 1977 - март 1978), Мадриде (ноябрь 1980 - сентябрь 1983), Вене (ноябрь 1986 - январь 1989). Фактически СБСЕ стало постоянно действующей площадкой для политических торгов между Западом и Кремлем.

Можно спорить о том, кто больше выторговал. Со стороны СССР подпись Брежнева под Хельсинкским соглашением была большим обманом, поскольку Кремль абсолютно не собирался выполнять взятые на себя обязательства в сфере прав человека. Но без Хельсинкского соглашения не появилось бы Хельсинкское движение, которое подтачивало коммунистический режим изнутри, да и западные "голоса" не имели бы столь убедительных аргументов для советских радиослушателей. Кроме того, формат СБСЕ закрепил статус участников европейской политики за США и Канадой, которые зачастую занимали (и занимают сейчас) по отношению к Кремлю более жесткую позицию, чем западноевропейские страны. Наконец, когда ОВД и СССР стали разваливаться, СБСЕ оказалось весьма подходящим инструментом для распространения западного влияния на бывший соцлагерь.

Руки на рычаге

Роль СБСЕ в начале 1990-х резко возросла, и проявлением этого стало регулярное проведение саммитов на высшем уровне. В ноябре 1990 г. в Париже состоялся второй (после совещания в Хельсинки) саммит СБСЕ; его участники подписали Парижскую хартию для новой Европы, провозгласившую окончание холодной войны. Третий саммит, проведенный в июле 1992 г. в Хельсинки, завершился принятием итогового документа "Вызов времени перемен". Он положил начало превращению СБСЕ в трансрегиональную организацию "от Ванкувера до Владивостока" и наделил СБСЕ полномочиями, позволяющими вмешиваться в локальные и региональные конфликты. А в декабре 1994-го в Бу­дапеште прошел четвертый саммит, который выступил с политической декларацией "На пути к подлинному партнерству в новую эпоху" и принял решение о пере­именовании СБСЕ с 1 января 1995 г. в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Во время российско-грузинской войны 2008 г. заявления наблюдателей ОБСЕ использовались для подтверждения кремлевской версии событий. Не только в российской,
но и в западной прессе на их основе делались выводы типа "Саакашвили начал эту войну и лгал о ней"

Идея Европы без разделительных линий прозвучала в декларации "О модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века", принятой на саммите ОБСЕ в Лиссабоне в декабре 1996 г. Следующий саммит ОБСЕ, состоявшийся в Стамбуле в ноябре 1999-го, ознаменовался Хартией европейской безопасности и политическим обязательством России вывести войска из Грузии и Приднестровья (российскую делегацию возглавлял лично Борис Ельцин).

Впрочем, за это время вполне проявилась и ограниченность возможностей ОБСЕ в достижении задекларированных целей. В частности, организация не сумела добиться существенного прогресса в решении проблем замороженных конфликтов. Красноречивым примером является деятельность так называемой Минской группы ОБСЕ, созданной в далеком 1992 г. для содействия мирному разрешению нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном. Группа называется Минской потому, что Беларусь предложила свою столицу в качестве места для проведения мирной конференции. С тех пор миновало более двадцати лет, но конференция так и не проведена, ибо подписывать до сих пор нечего. С февраля 1997 г. Минская группа имеет трех сопредседателей в лице представителей России, Франции и США. В каждой из этих стран имеются большие и влиятельные армянские диаспоры, поэтому азербайджанская сторона склонна подозревать Минскую группу в проармянской позиции. Хотя внутри самой этой группы тоже не наблюдается единства.

Малоуспешными оказались и попытки ОБСЕ предотвратить эскалацию конфликтов, когда они достигали горячей фазы. Например, в конце 1998 г. большие надежды возлагались на KVM (Kosovo Verification Mission) - Контрольную миссию ОБСЕ в Косово. Она была сформирована по договоренности с югославским президентом Милошевичем, который после ультиматума НАТО согласился на перемирие и отвод подразделений югославской армии в места постоянной дислокации. KVM должна была насчитывать две тысячи невооруженных наблюдателей, реально их число было в полтора раза меньше. Перемирие многократно нарушали обе стороны, однако наблюдатели KVM зачастую не успевали что-либо зафиксировать, поскольку об их прибытии почти всегда было известно заранее - они разъезжали в бронированных автомобилях ярко-оранжевого цвета. Закончилось все тем, что в марте-июне 1999-го силы НАТО провели в Косово военную операцию; перед ее началом KVM покинула опасную зону.

Борис Ельцин на саммите ОБСЕ в Стамбуле, ноябрь 1999 г. Фото: nato.int

Симптомы упадка

В XXI в. влияние ОБСЕ пошло на убыль. Об этом свидетельствует, в частности, бюджет этой организации: в 1993-2000 гг. он вырос с 12 до 202,7 млн евро, но к 2014 г. уменьшился до 142,3 млн евро. После 1999-го был проведен лишь один саммит ОБСЕ на высшем уровне - в 2010 г. в Астане, да и то благодаря титаническим усилиям Казахстана, который хотел ознаменовать свое председательствование в ОБСЕ выдающимся событием.

Однако самым убедительным симптомом упадка ОБСЕ можно считать усиление в ней кремлевского влияния. Произошло это в два этапа. Сначала Россия фактически вывела себя из-под контроля ОБСЕ, отказавшись отвечать за свои действия во время второй чеченской войны и выполнять обещания о выводе войск из Грузии и Приднестровья. После Оранжевой революции в Украине Кремль стал бросать в адрес ОБСЕ обвинения, самые жесткие из которых прозвучали в речи Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности в феврале 2007 г.: "ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран" (и еще долго в том же духе).
Началом второго этапа стала российско-грузинская война в августе 2008-го, когда заявления наблюдателей ОБСЕ использовались для подтверждения кремлевской версии событий. Причем не только в российской, но и в западной прессе из этих заявлений делались выводы типа "Саакашвили начал эту войну и лгал о ней".
Несомненно, такого же результата от ОБСЕ Кремль хотел бы добиться и в нынешней войне с Украиной. Но несомненно и то, что об этом желании Путина осведомлены и в Киеве, и в западных столицах.

Кстати, судьба самой ОБСЕ тоже входит в цену вопроса.

О том, как обратить внимание ОБСЕ на российские преступления в Украине, читайте здесь