Мир

Очередь за красными шапочками. Папе надоело быть Римским

Папа Франциск последовательно ослабляет позиции Римской курии с четким пониманием того, что большинство верующих католической церкви не имеют никакого отношения к Европе

Папа Римский Франциск представил 17 новых кардиналов. 13 из них - в возрасте моложе 80 лет - могут принимать участие в конклаве, избирать понтифика. Новые кардиналы представляют полное географическое разнообразие - обе Америки, Африку, Азию и Океанию, Европу. Эти назначения выглядят очередным ударом Папы Франциска по доминированию Римской курии.

Это уже второе масштабное произведение в кардиналы за три с половиной года понтификата Папы Франциска. Первое, в начале 2014 г., тоже охватывало широкую географию католического мира. Но в прошлой обойме оказалось несколько итальянских епископов и ни одного американского. Нынешняя обойма восстановила паритет: в нее попали три американских епископа, все в возрасте голосования. В обоих случаях большая часть кардиналов - из стран третьего мира, а из стран "золотого миллиарда" - минимум. Таким образом, Папа Франциск балансирует конклав между представителями богатых и бедных стран.

Нельзя сказать, что Папа Франциск затеял революцию - географию конклава начал расширять еще Бенедикт 16, которому тоже нелегко приходилось с Римской курией (что и заставило его, скорее всего, уйти на покой раньше времени). И что сделало возможным избрание не просто Папы-неитальянца, хотя после двух неитальянцев по традиции была как раз очередь итальянца. Папа оказался вообще неевропейцем - хоть и с итальянской фамилией. Он продолжил работу по деитальянизации конклава, но с куда большим размахом - речь идет уже о деевропеизации. Это отражает суть изменений в католической церкви. Большинство ее верных - подавляющее большинство - не имеет никакого отношения к Европе. Европа, безусловно, колыбель католицизма, но нельзя же всю жизнь сидеть в колыбели. Дитя выросло.

Изменения касаются, впрочем, не только географии. Папа Франциск вносит свежую ноту в традиционные представления о карьере в католической церкви. Даже среди итальянских епископов, получивших кардинальский титул в прошлой волне, были люди, которые пришли вместе с нынешним Папой или занимали непроходные посты и кафедры. Как в любой крупной бюрократии, в Римской курии есть должности, которые предполагают продвижение в кардиналы. Но эту "очередь за красными шапочками" Папа Франциск проигнорировал. Он не скрывает того, что отдает предпочтение не записным карьеристам, а людям, которые глубоко знакомы с практикой пастырского служения, - то есть достаточно долго прослужили приходскими священниками. Эти люди понимают, для чего и для кого существует церковь, и что церковь - не чистая политика, но миссия. Наконец, что, возможно, является главным, - эти люди, зная обстоятельства верующих, более склонны отдавать предпочтение милосердию перед осуждением.

После консерватизма, особенно укрепившегося в период понтификата Иоанна Павла II, в Ватикане брезжит "эра милосердия". Папа Франциск последователен в защите слабых, бедных, заброшенных - настолько, что, кажется, не слишком интересуется ценой, отчего уже заслужил репутацию "левого Папы". Стремление смягчить тон проявилось во время Синода епископов по вопросам семьи, на котором ему пришлось выдержать серьезную атаку со стороны консерваторов.

Кстати, отношение Папы Римского к консерватизму проявилось и в американских назначениях: епископы, которые считались фаворитами, но при этом демонстрировали выраженную склонность к консерватизму, так и не стали кардиналами. Места в конклаве достались тем, кто "милость к павшим призывал".

Прежде всего - к мигрантам. Два из трех новых кардиналов зарекомендовали себя борцами за права мигрантов, оппонируя при этом светским властям, которые проводили политику на сокращение притока мигрантов. Все трое новых американских кардиналов - признанные оппоненты Республиканской партии. Причем дело здесь не в традиционной конфессионально-партийной раскладке, согласно которой протестанты всегда поддерживают республиканцев, а католики - демократов. Последнее время, надо сказать, консервативное крыло католической церкви в США демонстрирует теплоту в отношении республиканцев-консерваторов. Дело даже не в либерализме и консерватизме, а в новой евангелизации, смещающей акцент с закона на любовь. С осуждения на милосердие. В попытке перейти от требования к сочувствию. Это не то чтобы либерализация, это скорее попытка остаться в дружбе с реальностью, в которой все уже несколько не так, как было в средние века, за которые церковь держится, как за мифический золотой век.

К слову, вот еще одно интересное замечание, сделанное ватиканистами: расширение географии и уменьшение влияния Европы в католической церкви - это отрыв от прошлого в пользу настоящего и будущего. Что бы ни имелось в виду - что европейская гегемония в католической церкви в прошлом, или что католическая гегемония в Европе в прошлом - одно с другим связано. Даже если Папа Франциск больше не примет кардинальных кадровых решений, уже следующий конклав будет разыгрывать папскую тиару при совершенно новом раскладе сил. Католическое сегодня - уже за границами Европы. Католическое завтра - целиком в третьем мире и США.

Да, Соединенные Штаты занимают тут особое положение. Католическая церковь - самая крупная деноминация в США (протестантов больше, но они разбиты по разным деноминациям). Но, что интереснее, ее рост напрямую связан с притоком мигрантов, преимущественно из Латинской Америки. Но при разумно построенной миссии среди мигрантов из других частей света они могут пополнить именно ряды американских католиков. 

Промигрантская политика Ватикана в США - эта работа на собственное будущее, в котором, учитывая демографические показатели, маячит католическая гегемония. С этой точки зрения продвижение промигранских епископов - жест, направленный в будущее.

То, что Папа Франциск презрел правила карьерной игры и начал назначать неожиданных кардиналов, дало повод заподозрить его в спешке. Он очень активен в кадровом вопросе и довольно радикален - не означает ли это, что он готовит Ватикан к скорому конклаву? Папа любит давать понять, что он не просто не вечен, но даже скоротечен, по крайней мере, на этом посту. Пару лет назад он высказался - довольно неопределенно, впрочем, - в том смысле, что понимает шаг Бенедикта XVI, отрекшегося от престола, и одобряет его. В следующий раз он сделал намек, что его уже заждались "в доме Отца". Как бы то ни было, земные дела он предпочитает делать быстро.

Бывший смертник из Албании стал кардиналом

В последней волне назначений особо стоит отметить албанского священника Эрнеста Симони. Сам факт произведения в кардиналы приходского священника, а не епископа - интересный прецедент, разрушающий все представления о карьере в католической церкви. С другой стороны, биография албанского священника примечательна -коммунистический режим приговорил его к смерти, после чего смертный приговор был заменен 25 годами принудительных работа, из которых 18 лет он отсидел. Трудно сказать, что именно сыграло тут основную роль - драматическая история 87-летнего священника, сложные взаимоотношения самого Папы Франциска с левыми идеями и режимами или, возможно, этим назначением он послал месседж о том, что старые правила игры устарели. Что праведный пастырь имеет больше шансов (и прав) на красную шапочку, чем типичный куриальный карьерист. Ценен, впрочем, и сам прецедент.