Мир

Октябрьская революция в Ватикане. Как больше 40 лет назад Собор в Риме принял иудаизм

28 октября исполняется более пятидесяти лет со дня декларации Nostra aetate (лат.«В наше время») - декларации Второго Ватиканского собора католической Церкви об отношении к нехристианским религиям.

Раввин Авраам Хешель и кардинал Августин Беа обсуждают основные положения Nostra Аetate. Фото: jewishplaysproject.org

28 октября исполняется более пятидесяти лет со дня декларации Nostra Aetate (лат."В наше время") - декларации Второго Ватиканского собора католической Церкви об отношении к нехристианским религиям. Она была утверждена 28 октября 1965 года папой Павлом IV. Стала одной из трёх деклараций Второго Ватиканского собора и самым кратким из его документов.

В документе говорится: "Хотя иудейские власти и их приверженцы настояли на смерти Христа, однако то, что было совершено во время Его страстей, не может быть огульно вменено в вину ни всем живущим тогда иудеям, ни иудеям современным. Хотя Церковь и есть Народ Божий, однако иудеев не следует представлять ни отверженными Богом, ни проклятыми, как будто бы это вытекало из Священного Писания". "Иудеи в большинстве своем не приняли Евангелия, а многие из них даже воспротивились его распространению (см. Рим 11, 28). Тем не менее, согласно Апостолу, ради своих отцов иудеи доныне остаются любезными Богу, Чьи дары и призвание непреложны (Рим 11, 28, 29)".

Еще раз - более полувека тому назад католическая Церковь приняла декларацию не только признающую различные пути к Богу (буддистов, индуистов, мусульман), но и снимающую с иудеев некую общую вину за смерть Иисуса Христа. Православные Церкви до сих пор продолжают читать неясный фрагмент из Евангелия "кровь его на нас и на детях наших", фактически продолжая некую традицию кровной мести. Сам фрагмент, как считают не только светские ученые, но и теологи Ватикана и протестантских Церквей является поздней вставкой, припиской, которая была сделана в целях отдаления иудеев от "новых евреев" - христиан.

Однако споры теологов это довольно сложная тема. Мне кажется более важным момент связанный с историей XX-го века. Фактически декларация Ватикана (принятая с большими сложностями и спорами на Втором Ватиканском соборе) начала историю так называемой "теологии после Освенцима". Уже тогда, многие христиане (особенно те, которые были узниками концлагерей) пришли к пониманию религиозного значения трагедии Холокоста. Нацисты ведь убивали не просто евреев, они убивали народ, который избрал Бог. Тут важно подчеркнуть тонкость - евреи не некий высший народ, по типу нацистских "арийцев", просто это народ, который Бог избрал для определенной цели. Цель эта нам неизвестна. Но избранность вдруг была обнаружена даже в самом слове Холокост. Напомню - по-гречески, это жертвенное всесожжение... Многие иудеи именно поэтому предпочитают другое название трагедии - Катастрофа (Шоа), так как не хотят быть народом-жертвой. Но нас интересует другое.

Иерархи католической Церкви, тогда в 60-ых, с ужасом осознали, что убийство шести миллионов евреев было как бы подготовлено бесконечным проклятиями и ограничениями, которые исходили именно из христианства. Как заявили тогда многие историки - Гитлер просто осуществил то, о чем мечтали блаженный Августин и многие другие. Ведь если исходить из тезиса, что христианство заменило иудаизм (кстати, из подобного тезиса исходят исламисты, по отношению к иудеям и христианам), то иудаизм должен умереть. А евреи должны или стать христианами, или вообще перестать быть.

Тут важно вспомнить о христианах, которые погибли почти как евреи. Или как евреи. Максимилан Кольбе, Эдит Штайн, погибшие в Холокосте, позже были провозглашены святыми. Эдит Штайн была еврейкой, ставшей монахиней именно во время прихода нацистов к власти. А М.Кольбе был немцем, священником, посчитавшим невозможным поддерживать А.Гитлера.

Время, когда проходил Собор (начался он в 1962-м году) было началом, предверием тех событий, которые позже назовут - молодежной революцией. Римская курия тогда удивительно предвосхитила дальнейшее. Хотя некоторые считают, что и вызвала. Сексуальная, пацифистская, отменяющая многие ценности прошлого, революция, начавшаяся с битломании и закончившаяся движением хиппи (которое и вывело американские войска из Вьетнама) - изменила Европу и Америку до неузнаваемости.

Теология после Освенцима, пошла впоследствии еще дальше декларации Nostra aetate и провозгласила создание государства Израиль - чрезвычайно важным событием для христианства. Многие протестанские Церкви стали активно помогать движению сионизма, преследуя не только целью искупление греха за Холокост, но считая, что наступили предмессианские времена, когда Христос придет к народу Израиля и ко всему миру.

Вернемся к мирским делам. Собор отличился еще и тем, что впервые назвал православных - братьями. За столетия раздоров, католики протянули руку православным. В первую очередь - православным СССР, именно поэтому в постсоветских странах до сих пор мало знают о Втором Ватиканском соборе. Очень символично в этом контексте - освобождение Иосифа Слипого из ГУЛага, которого добился тогда Ватикан, с помощью президента США Д.Кеннеди. Присутствие на соборе украинского греко-католика, назначенного кардиналом, поставило перед миром украинский вопрос. Почти на уровне еврейского.

Если отмена вины иудеев за распятие еврея из Галилеи вызвала к жизни христиано-иудейский диалог, то выступления Иосифа Слипого в Риме, оживило надежды подпольной Церкви Украины, в самом СССР. Это подвигло тогда многих на уход из РПЦ и на расширение сопротивления советской власти. Уже не вооруженного, а именно духовного, христианского. Папа Римский тогда формально осудил желание греко-католиков иметь собственную патриархию, но фактически участие Иосифа Слипого в работе Собора и слова Папы о "миллионах украинцев, которые ждут слова Божия" было невероятным шагом в то трудное время. Невероятным вызовом СССР. Фактически брошеной перчаткой. А уж назначения И.Слипого кардиналом - и вовсе означало признание существования греко-католической Церкви.

Дуэль известно чем закончилась. СССР больше нет и все попытки Кремля воссоздать хотя бы нечто подобное - натолкнулись на невероятное сопротивление украинцев. Греко-католический собор в Киеве, успешное украино-еврейское сотрудничество и взаимопонимание как на Майдане, так и во время парламентских слушаниях в дни Бабьего Яра, дают нам невероятные надежды.

Да и обсуждения, которые проходят в среде украинских православных, их упорное стремление выйти из тени русского, просоветского "христианства", свидетельствуют о том, что Украина сможет дышать двумя легкими одновременно. Вспоминая в этом контексте высказывание ИоаннаПавла II, о двух легких христианства. Католичества и православия.
Здесь важно подчеркнуть. Признание антииудейской традиции в христианстве, которое было совершено в 1965-м году Ватиканом, является не слабостью, а силой.

За год до этого в 1964-м, в Иерусалиме состоялась первая за прошедшие 500 лет встреча глав Рима и Константинополя (Стамбула), в ходе которой православный патриарх Афинагор прочитал совместно с Павлом VI молитву "Отче наш" и обменялся с ним поцелуем мира. А в декабре 1965 г. одновременно в Риме и на Фанаре состоялась церемония подписания отмены анафемы 1054 г., после чего католическая Церковь была провозглашена "сестринской".

Именно поэтому католическая Церковь продолжает влиять на мир, который становится все менее религиозным (в области исполнения обрядов), но все более занятым проблемой понимания Бога, поиска Его...

И поисков мира. Очень нужных нам поисков.