Мир

Переписать конституцию. Станет ли Иванишвили грузинским Орбаном?

Конституционное большинство, которое принесла "Грузинской мечте" победа на парламентских выборах, соблазняет закреплением статуса победителя

Бидзина Иванишвили (в центре)

Второй тур парламентских выборов в мажоритарных округах в Грузии завершился - с оглядкой на результаты голосования по спискам и первого тура соревнования в одномандатных округах - вполне предсказуемо. Правящая партия "Грузинская мечта" победила в 48 из 50 спорных округов, а в двух оставшихся - независимый кандидат Саломе Зурабишвили (в 2004-2006 г.г занимавшая должность министра иностранных дел) и представитель маленькой партии "Топадзе - промышленники, наша Родина" Симон Нозадзе.

Следует, по-видимому, констатировать натуральный разгром главной оппозиционной политической силы - "Единого национального движения", символическим лидером которого продолжает оставаться губернатор украинской Одесской области Михаил Саакашвили. В новом парламенте у "националов" всего 27 мест против 115 у "Грузинской мечты"; еще шесть набрал прорвавшийся в законодательный орган правопулистский "Альянс патриотов". Логично, что с первых часов констатации такого избирательного результата в воздухе завибрировал вопрос о внесении изменений в грузинскую конституцию, ведь правящая партия получила конституционное большинство.    

В данном случае речь идет о передаче парламенту полномочий по избранию главы государства. По этому поводу премьер-министр республики Георгий Квирикашвили сообщил, что "Грузинская мечта" планирует переписать конституцию, но это может произойти примерно через год, после обсуждения пакета поправок с политическими силами и общественностью.

Впрочем, несмотря на утверждение в Грузии демократической политической традиции, понятно что это, скорее, приличествующая случаю риторика, ведь с учетом обладания конституционным большинством, единственными серьезными препятствиями на пути к внесению изменений в основной закон могут быть лишь противоречия в самой правящей партии или масштабное народное недовольство.    

Второй вариант на фоне электорального результата по-видимому, исключен, по крайней мере в ближайшее время. Что касается соотношения интересов тех или иных групп в парламентском большинстве, то об этом мало что доподлинно известно, хотя бы потому что в новый созыв, естественно, вошло много новых политиков.  Тем не менее, премьер затруднился ответить на вопрос, будет ли среди этих конституционных новшеств изменение процедуры избрания президента Грузии не прямым голосованием, а в парламенте. По мнению Квирикашвили, пока рано об этом говорить, так как вопрос должен быть обсужден не только "Грузинской мечтой", но и политическими силами, а также общественностью Грузии.    

В отношении других животрепещущих тем премьер подчеркнул, что Грузия продолжит курс на евроатлантическую интеграцию. "Наша внешняя политика основана, с одной стороны, на интеграцию в Евросоюз и НАТО, и динамика в этом направлении очень высокая, но с другой стороны, мы проводим политику снижения напряженности с Россией, пытаемся влить в наши отношения такое масло, которое снизит напряженность между нашими странами. Такое масло - это торговля, туризм, культурные отношения", - заявил Квирикашвили.  

Впрочем, он добавил, что отношения с Россией не будут стабильными, "пока территории Грузии оккупированы". В этой линии Тбилиси на протяжении последних четырех лет нет ничего нового. Также, по словам премьера, не стоит ожидать фундаментальных изменений в составе правительства - речь может идти лишь о структурных нюансах. В любом случае, ясно одно - если до 2020 года не произойдет каких-либо политических катаклизмов, "Грузинская мечта" обосновалась во власти надолго и именно с ней (а также, следует понимать - с ее неформальным патроном Бидзиной Иванишвили) придется иметь дело всем зарубежным партнерам Грузии.    

Что касается "националов", то теперь очевидно, что в своих электоральных проблемах они виноваты сами - вероятно, политическую жизнь придется покинуть целому поколению. По-видимому, что-то не так, то ли с мессиджем партии, то ли с организацией ею предвыборной кампании, то ли с персоналиями. Ведь, во-первых, каких-либо серьезных сигналов о недостаточной конкурентности или девиациях с подсчетом голосов от наблюдателей так и не поступило. А во-вторых, столь масштабное поражение в условиях свободных выборов случайностью тоже быть не может - в таком случае можно предположить, что избиратель воспринимает "националов"  скорее как прошлое, нежели как будущее.    

В то же время, столь уверенный мандат "Грузинской мечты" потенциально внушает тревогу в другом смысле - не возникнет ли в Грузии так называемая "нелиберальная демократия" по примеру современной Венгрии или Польши? По крайней мере, в Венгрии уже шесть лет при власти партия-доминанта "Фидес" Виктора Орбана, которая существенно поменяла конституцию в сторону концентрации власти в руках исполнительной ветви, а в Польше к чему-то похожему стремится "Право и справедливость" Ярослава Качинского. Пока, впрочем, признаки такого рода опасности все же не просматриваются.    

Прежде всего, "Грузинская мечта" является скорее левой от центра партией (да и вообще - левыми либералами), и как раз "националы" в годы своего правления были, мотивируя такой свой курс необходимостью проведения системных реформ, склонны к концентрации власти в треугольнике "президент-правительство-парламент", хотя в итоге и стали отходить от этого принципа, что, собственно, и позволило оппозиции победить.    

Далее, если конституционные изменения будут предприняты ради избрания главы государства в парламенте (кстати, циркулируют слухи, что рискнуть намеревается бывший украинский и итальянский футболист, один из лидеров "Грузинской мечты" Каха Каладзе), то такая эволюция не типична для развития нелиберальной демократии. Для нее чрезвычайно важен общенациональный мандат главы государства, а не рост полномочий парламента. Но в Венгрии президента тоже избирает парламент, так что такое возражение может быть непринципиальным.    

Однако, кроме появления доминантной партии и ослабевания института парламентской оппозиции, "Грузинской мечте" по статье отката от демократии предъявить пока что нечего - теперь необходимо лишь наблюдать, не вскружит ли этот успех грузинскому истеблишменту. Любопытно, что теперь экзамену на устойчивость подвергается наследие уже не Саакашвили, состоявшее в успешных социально-экономических трансформациях, а самого Иванишвили и его окружения, считающих именно демократизацию Грузии своим главным достижением. 

Читате также МОЛДАВСКАЯ ССЫЛКА. НАКАЖЕТ ЛИ ПОРОШЕНКО СААКАШВИЛИ ЗА ПОРАЖЕНИЕ В ГРУЗИИ?