Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Сильная автономия" для Приднестровья. Как Кишинев с Москвой мирится

Четверг, 19 Сентября 2019, 09:00
Президент Молдовы выступает с заявлением о "сильной автономии" для Приднестровья, которое совпадает с российским мнением, но явно не нравится партнерам по коалиции

Фото: president.gospmr.org

"Мы подняли вопрос о необходимости принять меры по сохранению позиций русского языка в Молдове. Наши коллеги приняли это к сведению. Рассчитываю, что это позволит не допустить искусственного сужения пространства для русскоязычных и русских в Республике Молдова", - у знающих молдавские реалии это заявление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова вызвало, по меньшей мере, недоумение. Учитывая, что русский язык чувствует себя весьма вольготно на просторах Молдовы и об ущемлении русскоязычных могут кричать разве что принципиально не желающие учить румынский. И, тем не менее, Москва проявляет по данному поводу озабоченность.

Впрочем, вопрос русского языка и недискриминации "русскоязычных СМИ" был лишь одним из многих, поднятых в ходе недавнего визита министра иностранных дел Молдовы Нику Попеску в Москву. В Кишиневе - курс на "потепление" отношений с Россией после нескольких "холодных" лет правления Демократической партии. 

Сделать как было

"Перезагрузка" - закономерный результат прихода к власти "странной" коалиции пророссийской Партии социалистов и проевропейского блока ACUM. Во время правления Демократической партии или, как говорят в Молдове, "режима Плахотнюка", отношения между Кишиневом и Москвой были натянутыми. В мае 2017 г. Молдова объявила персонами нон грата пятерых российских дипломатов в связи с делом о шпионаже бывшего депутата парламента Молдовы Юрие Болбочану, в марте 2018 г. - еще трех в знак солидарности с Великобританией по делу бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля. В августе 2017 г. был объявлен персоной нон грата вице-премьер и спецпредставитель президента России по разрешению Приднестровского конфликта Дмитрий Рогозин.

Официальные лица Молдовы не переставали декларировать необходимость выведения российских войск из Приднестровья. С помощью антироссийских демаршей Влад Плахотнюк рассчитывал получить поддержку Запада и укрепить свои позиции, находившиеся под давлением как пророссийских, так и проевропейских сил. Однако в целом политика Молдовы создавала впечатление солидарной с Украиной антироссийской позиции.

Россия платила Молдове схожей монетой, прибегая к традиционному способу, - ограничению поставок молдавских товаров на российский рынок. В итоге сегодня доля России в молдавском экспорте составляет немногим более 8% - пятое место в списке крупнейших партнеров Молдовы по объемам закупки молдавской продукции после Румынии, Италии, Германии и Турции. Это без учета Приднестровья, которое, впрочем, также в основном экспортирует в страны ЕС. Для сравнения: до 2014 г. Россия занимала лидирующие позиции в молдавском экспорте.

Сейчас почти весь негатив двусторонних отношений - в прошлом. Осужденный на 14 лет за шпионаж экс-депутат Болбочану оправдан. После трехлетнего перерыва в ближайшие дни состоится заседание Молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, а вслед за ним - Молдавско-российский экономический форум.

В конце августа в Молдову на празднование 75-летия "освобождения от фашистских захватчиков" прибыл министр обороны России Сергей Шойгу, который предложил трехлетний план сотрудничества между военными ведомствами двух стран, а также выступил с инициативой об утилизации боеприпасов, которые находятся в Приднестровье.

Лидирующие позиции в налаживании отношений с Россией принадлежат, понятное дело, президенту Игорю Додону. Именно он ведет переговоры с Москвой о заключении нового контракта на поставки российского газа в Молдову. Действие прежнего контракта заканчивается в 2020 г., и пока неясно, по каким ценам будет получать голубое топливо молдавский потребитель. И будет ли получать вообще, учитывая ситуацию, которая сложилась вокруг переговоров о транзите российского газа через территорию Украины.

Однако, кроме газа, есть еще один существенный вопрос в молдавско-российских отношениях, который невозможно решить в одночасье - приднестровский.

В первые месяцы после создания коалиции создалось впечатление, что новая власть основные усилия сосредоточит на решении внутренних вопросов, отложив приднестровское урегулирование в долгий ящик. Учитывая разницу во взглядах на то, куда должна ориентироваться внешняя политика Молдовы, подобное решение было бы закономерным. Чтобы не давать повод для разногласий.

Однако в последние месяцы Игорь Додон сделал несколько громких заявлений относительно перспектив приднестровского урегулирования. Вначале в выступлении по случаю Дня Конституции РМ Додон отметил, что, учитывая "внутренний консенсус политических сил, представленных в правительстве страны, а также поддержку, оказываемую нынешнему парламентскому большинству нашими западными партнерами, Россией и другими внешними силами", он считает, что в данный момент складывается наиболее благоприятная ситуация для совместного поиска политического решения приднестровского вопроса. Позже он делает заявление о намерении провести осенью встречу с президентом непризнанной ПМР Вадимом Красносельским.

Далее, в начале сентября в интервью журналу "Шпигель" Додон сообщает о том, что "Приднестровье в молдавском государстве получит особый статус в виде очень сильной автономии". По его словам, администрация президента уже разработала концепцию, которая будет представлена ​​партнерам по коалиции.

Схожее по духу заявление сделал и вице-премьер по реинтеграции Василе Шова, который был назначен в правительство по квоте Партии социалистов, а фактически - самого Додона. В развернутом интервью РИА "Новости" он отметил, что в ближайшее время будет создан координационный механизм, который займется урегулированием конфликта в Приднестровье. Участие в этом процессе примут представители администрации президента, парламента, правительства и других ведомств. В то же время, по мнению Шовы, отсутствуют предпосылки для изменения формата миротворческой миссии в Приднестровье с военной на гражданскую. Напомним, что о необходимости смены формата миссии настаивало предыдущее руководство Республики Молдова, о том же неоднократно заявляли и представители экспертного сообщества как Молдовы, так и Украины.

Рефрен Лаврова

Заявление Додона об "очень сильной автономии" для Приднестровья вызвало резкую реакцию со стороны премьер-министра Майи Санду. "Не знаю, о чем говорит господин Игорь Додон. Мы остаемся на прежних позициях: политическое решение может найдено только в контексте сохранения территориальной целостности РМ, с определенной автономией Приднестровья. Скажем, по модели Гагаузии", - заявила она.

Не прозвучало особого восторга и с приднестровской стороны. Вадим Красносельский готов встречаться с Игорем Додоном, но обсуждать с ним будет вопросы экономические и гуманитарные. Никаких пожеланий о вхождении в Молдову "особым статусом" и о сути этого статуса не прозвучало. Напротив, в очередной раз на праздновании годовщины непризнанной ПМР прозвучали заявления о необходимости укрепления независимости.

Примечательно, что инициативы молдавского президента совпали по времени и смыслу с инициативами и заявлениями российских официальных лиц. Например, взгляд Додона на будущий статус Приднестровья весьма явственно перекликается с недавно прозвучавшей позицией министра иностранных дел России Сергея Лаврова об "особом статусе".

Что касается инициативы Сергея Шойгу об утилизации боеприпасов на складах в селе Колбасна, то здесь, как оказалось, "миротворчество" России носит ограниченный характер. Как подтвердил тот же Лавров, речь идет только о боеприпасах, срок использования которых закончился. По некоторым оценкам, это около половины того, что хранится в Колбасной. Совсем немало, но возникает вопрос: что делать с оставшимися 10 тыс. тонн? Более того, наличие складов в Колбасной - один из аргументов в пользу сохранения российского военного присутствия в Приднестровье, мол, кому-то же надо все это охранять.

На итоговой пресс-конференции министр иностранных дел Молдовы Нику Попеску высказался в пользу выведения российских войск из Приднестровья, заявив, что "российское военное присутствие в Приднестровском регионе Республики Молдова противоречит закрепленному в Конституции нашей страны принципу нейтралитета".

Фактическим ответом на это стали слова Лаврова: "Группа российских войск, которые сейчас на базе 14-й армии там находятся и смешанные, совместные миротворческие силы, где также находятся российские военнослужащие, - это очень важный компонент сохраняющегося мира в Приднестровье после того, как усилиями наших военных кровопролитие 25 лет назад было остановлено".

Что остается в чистом итоге?

Президент Молдовы выступает с заявлением о "сильной автономии" для Приднестровья, которое совпадает с российским мнением, но явно не нравится партнерам по коалиции. Вице-премьер по реинтеграции говорит об отсутствии необходимости изменений формата миротворческой миссии, а министр иностранных дел говорит о необходимости выведения российских войск из Приднестровья. Россия говорит о готовности утилизировать боеприпасы, но не полностью, а заодно заявляет, что российские военные - "компонент сохраняющегося мира" в регионе, то есть ни о каком выводе войск речи быть не может.

Ну и вдобавок, на должность высокого советника ЕС в сфере мер по укреплению доверия между двумя берегами Днестра назначен Калман Мижей, спецпредставитель ЕС в Молдове в 2007-2011 гг. Знакомый с темой, противник федерализации Молдовы и возврата к "плану Козака", возможно, противовес российским инициативам.

И некий закономерный итог - Игорь Додон делает заявление о том, что Молдова пока не готова рассматривать вопрос статуса Приднестровья в рамках переговорного процесса. Судя по всему, нет консенсуса не только внутри коалиции. И само заявление о готовности предоставить Приднестровью "сильную автономию" выглядит фальстартом. Или пробой сил.

Артем Филипенко - заведующий отделом исследований Придунайско-Черноморского региона НИСИ

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...