Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Персона февраля. "ДС" выбрала неизвестного американского солдата. Кого выберете вы? (ОПРОС)

Понедельник, 5 Марта 2018, 10:00
Без энергичного вмешательства парня, имени которого мы не знаем, хрупкая онтология мира, в котором мы живем, быстро пришла бы в негодность, оставив нас один на один с первобытным хаосом небытия

Семерка кандидатов

Зимняя Олимпиада, очищенная, хотя бы отчасти, от пятен мельдония и блеска фальшивого российского золота, красная Tesla Илона Маска, летящая в космосе под музыку Боуи, и обещанный им всемирный супер wi-fi, способный связать всех людей, где бы они ни находились, очередная вспышка войны в Сирии и кокаиновый рейс Александра Патрушева на самолете Дмитрия Медведева, конференция в Мюнхене и назначение отставного генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена в латвийский банк, контролируемый русским олигархом, — вот чем запомнился нам февраль. Итак, кто же из публичных персон удивил "ДС" в феврале более других?

Путем демократического голосования, которому предшествовало максимально широкое обсуждение в узком редакционном кругу, ДС" искала и нашла яркую личность, сотворившую главное событие месяца. Как и в январе, в шорт-листе февраля первоначально было семь кандидатов. Среди них сразу два олимпийца: Александр Абраменко, впервые в истории Украины завоевавший золото в лыжной акробатике и тут же обвиненный в предательстве за неудачные объятия с россиянином и попавший в кадр российский флаг, и норвежка Марит Бьорген, получившая четыре медали на нынешней  Олимпиаде в Пхенчхане и 15 — за всю олимпийскую карьеру, которая, заметим, отнюдь не окончена. Также в шорт-лист вошли уже упомянутые Илон Маск, мастер маркетинга и смелых инноваций, по-взрослому воплощающий в жизнь детские мечты, и Андерс Фог Расмуссен, удививший неразборчивостью связей как для чиновника его уровня, хоть и в отставке.

В наш список также вошли вспыльчивый и обидчивый, но обидчивый в меру, Арсен Аваков, который, как известно, так сильно обиделся на судей, притом сразу на всех, что отказался их охранять в ходе судебных заседаний, но не стал таить обиды на депутатов, взявших на поруки стрелявшего в полицейских подсудимого; польский премьер Матеуш Моравецкий, занявшийся в свободное от премьерства время историческими сопоставлениями и открывший, что Богдан Хмельницкий был хуже Гитлера, а не наоборот, как мы думали раньше, и что не было в Европе народа, который любил бы евреев больше, чем поляки. Если верить Моравецкому, эта любовь длится без перерывов уже тысячу лет, что евреи в полной мере и ощутили.

И наконец, в него вошел безымянный американский солдат, спасший мир от опасных иллюзий, которому в итоге и было отдано предпочтение.

Персоной февраля по итогам обсуждения в "ДС" стал неизвестный американский солдат за разгром ЧВК "Вагнер". А кого выберете вы? Проголосовать можно в конце материала. 

Онтологическая война

Его имя, внешность и воинское звание нам неизвестны, но это, в общем, не столь уж и важно. Известно только, что он существует, он жив, он находится в Сирии и, по всей вероятности, пребывает в добром здравии, что не может не радовать. По настоящему же важно в нашей истории его личное присутствие, случившееся в нужное время и в нужном месте, и его действия, защитившие нашу с вами реальность от несуществующих, но до крайности назойливых сущностей. Без энергичного вмешательства этого американского парня хрупкая онтология мира, в котором мы живем, быстро пришла бы в негодность, оставив нас один на один с первобытным хаосом небытия.

Комментируя события, случившиеся 7 февраля нынешнего года близ поселка Хшмам в Сирии, министр обороны США, четырехзвездный генерал Джеймс "Бешеный пес" Мэттис сообщил на официальной странице Пентагона, что никаких россиян, по их собственным утверждениям, там не было. Ему вторит командующий операциями ВВС США в странах Центральной и Юго-Западной Азии генерал-лейтенант Джеффри Харриган, стенограмма брифинга которого размещена на том же сайте. В кратком пересказе рассказ Харригана выглядит так: ближе к вечеру 7 февраля какие-то непонятные оборванцы при поддержке древних танков атаковали позиции "Сирийских демократических сил", на которых также находились американские советники, советовавшие сирийцам, как им вести борьбу с ИГИЛ."WTF! — озадачились американцы, к которым сирийцы пришли за советом, что им со всем этим делать. — Кто бы это мог быть? Судя по радиоперехвату, это русские. Надо бы расспросить, чего им от нас понадобилось? Хотя... Да ведь их тут нет!"

Разумеется, самого Харригана там тоже не было. Цитируемые мысли проносились в голове самого старшего из советников в звании примерно от капитана до майора. Между тем оборванцы развернулись в боевые порядки и самым неприличным образом начали гвоздить по сирийско-демократическим позициям из всего, что у них с собой было, а было немало. Американский советник ущипнул себя через бронежилет, пытаясь проснуться, но не проснулся, и стрельба не прекратилась. "Свяжитесь со штабом наших ВВС, — приказал он, — пусть выяснят, кто это. У них ведь с русскими есть официальная линия связи. А то как бы нам их не задеть отвечая, если это вдруг окажутся русские. Нехорошо может получиться. Все же встреча на Эльбе, то да се... Деды опять же воевали. В общем, пусть спросят у русских, не знают ли часом, что это за отбросы. Скажите, что рожи у всех как на подбор, на редкость гнусные и пропитые, так что по виду вылитые русские... Но нас ведь уверяют, что русских тут нет!"

"Мы немедленно связались с российскими чиновниками по телефонной линии деконфликта", — рассказал впоследствии Харриган. И что же? Оказалось, что русских там действительно не было!

Выслушав посыльного, доложившего об этом, американский советник озадаченно уставился в бинокль на поле, все сильнее напоминавшее поля боя. "Точно нет?"— переспросил он. "Мамой клянутся, что нет", — подтвердил посыльный. "А это тогда кто?" — еще сильнее удивился советник. "Вероятно, иллюзия, сэр, — почтительно предположил второй советник, званием пониже. — Не стану спекулировать о намерениях или составе этой группировки, но если русские говорят, что их тут нет, — значит, их тут нет. У нас нет оснований сомневаться в их словах, сэр".

"И мы были уверены, что русские не были причастны", так впоследствии пресс-секретарь Пентагона прокомментировала то, что случилось потом.

"Свяжитесь со штабом, — приказал советник посыльному, — и сообщите, что у нас тут массовая галлюцинация. Мы отчетливо видим русских, которых тут определенно нет, нет и еще раз нет. Да, и танки мы тоже видим. Попросите штаб выделить нам средства поддержки для приведения наблюдаемой картины к реальному виду. Мы просто не сможем нормально выполнять свои задачи, если нам постоянно будет мерещиться ржавая бронетехника.  Хотя... Вот что — созвонитесь-ка сначала с русскими сами, напрямую, они, кажется, сейчас в Дейр-эз-Зоре. Может быть, это их самовольщики загуляли и не могут найти дорогу домой.  Если так, то попросите их приехать и забрать всю компанию, пока они друг друга не покалечили. Ишь, как лупят в белый свет, как в копеечку".

"Сэр, — доложил через несколько минут посыльный. — Русские из Дейр-эз-Зора говорят, что у нас тут ничего не происходит.  Совсем ничего.  Нет ни танков, ни стрельбы".

"Похоже, это и вправду массовая галлюцинация, — задумчиво произнес старший советник. — Вы ведь тоже видите танки и пехоту?" "Видим, сэр", — дружно кивнули младший советник и посыльный.

"Тогда вот что, — принял решение советник. — Свяжитесь со штабом и скажите, что у нас тут возникла весьма неприятная коллективная иллюзия — примерно до батальона пехоты, с десяток танков, ну и артиллерия до кучи.  На вид все очень натуральное, и у нас складывается впечатление, ложное, конечно, но очень уж яркое, что они нас атакуют. И еще — нам все время чудится, что это русские, но это точно не русские, их тут нет, мы уже проверяли. Сообщите, что нашим авиаторам надо бы взглянуть на этих фантомов. И вообще, нужно же хоть как-то вернуть наши субъективные ощущения в пределы объективной реальности — ну, хотя бы отчасти, в той мере, насколько это вообще возможно. А то какой-то военно-полевой солипсизм получается. Запросите для начала ракетный удар, а потом штурмовики и вертолеты для окончательной зачистки, это всегда помогает вернуться к реальности", — кивнул советник в сторону наступающих.

Бывалый солдат как в воду глядел. Не прошло и нескольких часов, как иллюзия рассеялась. "Перезвоните русским в Дейр-эз-Зор, — удовлетворенно кивнул старший советник. — Может, они там переживают за своих, так вы скажите им, что у нас ничего не происходит и их соотечественников тут нет".  И добавил, задумчиво всмотревшись в клочья, на которые распалось недавнее наваждение: "И никогда не было. И не будет. И не надо их тут нам".

Так был спасен наш мир, едва не павший жертвой наваждений, культивируемых клеветниками, которые безуспешно пытаются убедить нас в том, что в Сирии есть российские войска, которых там нет.

Удачный опыт неизвестного американского солдата, сумевшего развеять наваждение и вернуть иллюзорных российских вояк к неиллюзорному небытию, внимательно изучается онтологами ВСУ.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир