Мир

Побег резидента. Алишер Усманов предпочел Путину Европу

Один из кремлевских кошельков, как оказалось, перестал быть налоговым резидентом России. Таким образом, к европейским санкциям против нее он присовокупил и свои собственные

"У нас была всегда норма - 125 г. хлеба в сутки и право победить", - пафосно заявил в ответ на введение санкций против России олигарх Алишер Усманов. И тут же, демонстрируя несгибаемость русского духа, приобрел яхту водоизмещением 16 тыс. т стоимостью $600 млн. По отзывам понимающих людей, Усманов не погнался ни за супердлиной, ни за суперстомостью, ни за ненужными прибамбасами, а заказал для себя на редкость практичное судно, прочное и мореходное, с наилучшим соотношением цена/качество/эксплуатационные расходы, проявив глубокие познания в яхтенной теме. Санкций Усманов, похоже, не опасался и не опасается. И точно - никакие санкции его пока не коснулись.

Дорогой патриот России

И вот буквально на днях выяснилось, что бескомпромиссный патриот России с экономической точки зрения к России вообще не имеет отношения. Как сообщили редакции Forbes в пресс-службе холдинга USM Holdings Ltd (далее - USM), Усманов не является российским налоговым резидентом. Во-первых, ему не с чего платить налоги, поскольку он теперь "не занимается операционной деятельностью, а сконцентрировался на благотворительности и спорте". А во‑вторых, "по медицинским причинам", Усманов в 2015 г. не провел в России требуемых по налоговому кодексу 183 дня для подтверждения статуса российского налогового резидента. Офисы Международной федерации фехтования, действующим президентом которой является Усманов, находятся в Лозанне и Монако. "На бизнесе и структурах холдинга это не отражается, за исключением, естественно, активного участия г-на Усманова, основоположника холдинга, в указанных выше проектах", - резюмировала пресс-служба USM.

То есть - здесь следим за руками - USM по-прежнему платит в России налоги. USM - это многопрофильная международная компания, созданная в 2012 г., для консолидации активов Алишера Усманова. В число ее активов входят компании "Металлоинвест", "Мега­Фон", Mail.ru Grouр и "ЮТВ Холдинг" который, в свою очередь, объединяет телеканалы Disney Russia, "Муз-ТВ" и "Ю". USM также инвестирует в цифровую индустрию, включая Alibaba, JD.com, Xiaomi, Spotify, Airbnb, Zalando, Flipkart, ZocDoc и Klarna. Главные акционеры USM - Алишер Усманов (60%), Владимир Скоч (30%) и Фархад Мошири (10%).

То есть хотя USM и международная компания, но в значительной степени российская. А вот Алишер Усманов уже не российский. И норма в 125 г. хлеба в сутки с довеском в виде права победить ему уже не положена. И яхта Усманова в 16 тыс. т уже не демонстрирует несгибаемость российского духа, а показывает что-то другое. Возможно, несгибаемость духа спортсменов, которых патронирует Между­народная федерация фехтования.

Как отделить пчел от меда

Ничего нового в таком маневре нет. Такую же ситуацию, притом довольно давно, уже полвека назад, вывел и подробно разобрал в своем романе про семейство Розуотеров писатель Курт Воннегут.

"До этого весь капитал принадлежал семейству Розуотеров и занимал четырнадцатое место в ряду крупнейших состояний Америки. Деньги эти были помещены в особый фонд с той целью, чтобы налоговая инспекция и всякие другие хищники, не из породы Розуотеров, не могли наложить на них лапу. Весь устав фонда был составлен весьма замысловато и хитроумно. Наследникам сенатора строго воспрещалось трогать основной капитал фонда.

Ответственность за капитал была возложена на другую организацию, созданную одновременно с фондом, она носила весьма выразительное название "Корпорация Розуотера". Ни один из членов фонда Розуотера не имел право давать розуотеровской Кор­по­рации советы относительно помещения основного капитала. А корпорация, с другой стороны, не имела права указывать фонду, что делать с огромными прибылями, которые зарабатывала для фонда".

В роли фонда Розуотера в нашем случае выступают Алишер Усманов и группа спортивных и благотворительных ассоциаций, федераций, фондов и других подобных организаций, каждую из которых по отдельности он возглавляет. Структура этой группы и взаимосвязи между ее составляющими не афишируются, но и не составляют особой тайны, впрочем, к нашей статье это не имеет прямого отношения.

Появление этой замечательной системы пришлось на временную вилку между двумя событиями. Примерно год назад премьер Великобритании Дэвид Кэмерон во время визита в Сингапур заявил, что намерен очистить королевство от офшорных компаний и иностранных владельцев, которые скупают британскую недвижимость ради отмывания денег, раскрыв информацию о них, что, "безусловно, заинтересует государственные органы на родине последних". А буквально на днях в британский парламент был внесен законопроект "О криминальных финансах", согласно которому всю собственность иностранных граждан, купленную на капиталы нелегального происхождения, будут изымать в доход британской короны. Предоставить документы, подтверждающие законное происхождение средств, вложенных в недвижимость, могут потребовать у любого иностранца, собственность которого будет оценена в сумму, превышающую 30 тыс. фунтов стерлингов. Правда, в Европе до таких страстей пока не дошло, но звонок тревожный. И ясно, что может дойти и до континента. И Усманов загодя выстраивает систему защиты. Доходы - от холдинга, где он владелец, но уже не участник управляющей холдингом команды, а расходы - на благотворительность.

Отвлекаясь чуть в сторону, замечу, что даже если новый закон будет принят и применен со всей мыслимой свирепостью, его эффективность окажется куда меньше, чем того может ожидать неискушенная публика. По-настоящему крупный российский капитал давно прошел период первоначального накопления, он сто раз отмыт, акционирован, перепродан на биржевых торгах, сменил нескольких добросовестных приобретателей и практически неуязвим. Единственное его слабое место - возможные секторальные санкции, введенные против России. Именно из-за этой уязвимости и возникла необходимость отделить жужжащих и суетливых пчел-добытчиц от меда, добытого ими, и организовать для хранения капитала, уже выведенного из России, благотворительные храмы. Там, в уютном налоговом полумраке, звучит приятная музыка, под которую при помощи шахмат, фехтования, игры на виолончелях Страдивари, почесывания яиц Фаберже, закупки коллекций картин, футбольных команд и многого другого свершаются разнообразные добрые дела.

Удобная благотворительность

Благотворительная группа Усманова не занимается бизнесом - она не преумножает цифры на банковских счетах. Ее задача - распределение и расходование средств. А добывание этих средств оставлено на долю USM, которой отведена роль Корпорации Розуотера. USM зарабатывает средства и передает долю, причитающуюся Усманову, в распоряжение группы фондов Усманова, которые расходуют их на благотворительность. USM, конечно, российская компания, по крайней мере частично. И в той мере, в какой она является российской, она может быть подвергнута секторальным санкциям, то есть санкциям, работающим "по площадям", по целым отраслям российской экономики. Но в силу своей специфики она может рассчитывать на некоторое снисхождение. В конце концов, по меньшей мере 60% ее доходов поступают в распоряжение налогового резидента Швейцарии, который тратит их на благотворительность. И за спиной которого, как королевские или кардинальские - а может, и те и другие одновременно - гвардейцы, выстроились питомцы Между­на­родной федерации фехтования. Благостную картину, правда, немного портит огромная яхта. Но можно держать пари, что и она давно передана в распоряжение какой-нибудь Международной ассоциации любителей яхтинга и держится на плаву исключительно с благотворительными целями.

Космополиты из КГБ

Безусловно, Запад будет вести борьбу с теневыми кошельками и фондами Путина и его окружения, причем борьба эта, по сути, только начинается. Причина непримиримости Запада в этом вопросе очевидна: ответственные политики не могут не понимать, что любые крупные средства, находящиеся в распоряжении кремлевской группировки, будут использованы для разложения, коррумпирования и, в конечном итоге, для дестабилизации западного общества; для финансирования различных теневых, криминальных, террористических и прочих антисистемных структур, этому обществу так или иначе противостоящих и отвергающих его ценности и правила. Эта неизбежность обусловлена тем, что только хаос и дестабилизация могут сохранить то социальное пространство, в котором существуют структуры, ассоциируемые в мире с Путиным.

Но Путин - лишь фронтмен мафии спецслужб, владеющей сегодня Россией и желающей распространить свою власть на остальной мир.

Опасная уже сама по себе, эта мафия выступает еще и в качестве организационного ядра, координируя и сплачивая вокруг себя все антизападные силы. При этом ни уход Путина, ни любое поражение России как государства, сколь угодно масштабное, ни даже полное исчезновение России с политической карты мира не закроют этот вопрос. Мафия, выросшая из КГБ, обрела глобальный характер, и в этом ее главная опасность. Ослабление или полное исчезновение России может лишить ее тылов, создать трудности, заставит реорганизоваться, но не может ее уничтожить. Именно они, представители этой структуры, а не интеллектуалы-одиночки и хилые российские оппозиционеры, на которых Кремль натравливает ура-патриотов, давно являются пресловутыми "безродными космополитами" и "национал-предателями". По большому счету им действительно не страшны санкции: они обваливают экономику страны, но не ломают созданную ими структуру, разве что задевают некоторых ее представителей. Так что на китчевых футболках - тех самых, с ракетами, которые были так популярны у россиян два года назад, уместнее было бы писать "Не смешите кооператив "Озеро" и "Гебня санкций не боится". Но слишком уж откровенно получилось бы.

Мафия КГБ прекрасно умеет воздействовать на ключевые точки системы, вычисляя и используя уязвимости конкретных людей, обладающих влиянием и формирующих общественное мнение. Таким образом, путинские фонды будут отчаянно и достаточно эффективно сопротивляться, разлагать организации, ведущие с ними борьбу, меняться и уходить в тень. Достать того же Усманова и наложить секвестр на его средства очень и очень нелегко. Благотворительная деятельность является почти идеальным ландшафтом для выстраивания прочной обороны от таких попыток. Инте­ре­сующиеся могут обратиться к последним страницам процитированного мной романа, чтобы посмотреть, чем там все кончилось.

Словом, догнать и выпотрошить беглые кошельки Путина - задача нетривиальная. Для Запада вы­­игрыш в этом забеге является вопросом выживания. Но точно так же этот выигрыш является вопросом выживания и для мафии КГБ. Самое время сделать ставки на победителя.

Хотэй Путина

В центре каждого Храма Неслыханной Щедрости стоит Глав­ное Божество. В нашем случае это кругленький и благообразный Али­шер Усманов, похожий на японского божка веселья и благополучия Хотэя. Собственно говоря, он и есть одно из его воплощений - личный Хотэй Путина.

Откуда же он возник, этот получеловек-полубог?

Алишер Усманов, 1953 г. рождения, уроженец города Чуст Наман­ганской области Узбекской ССР, старший из четверых детей Бурхана Усманова, вскоре после рождения нашего героя ставшего прокурором Ташкента. Усманов-старший был настолько крут, что отправил сына на учебу в МГИМО - самый закрытый и элитарный вуз из существовавших в СССР.

В детстве Алишер был романтичен: после прочтения "Трех мушкетеров" увлекся фехтованием и сделал неплохую спортивную карьеру, став мастером спорта и войдя в сборную СССР. Тогда же он познакомился с будущей женой Ириной Винер, в настоящее время президентом Всероссийской федерации художественной гимнастики, входящей в пул сверхлояльных Путину "мастеров искусства, культуры и спорта".

В 1976 г. Усманов окончил МГИМО по специальности "Международное право", но в МИД не попал, а возможно, и не стремился к этому. Вернувшись на родину, начал обычную аппаратную карьеру. Но в 1980-м вместе с сыном зампредседателя КГБ Узбекистана Насымовым был осужден на восемь лет, из которых отбыл шесть. В 2000 г. был полностью реабилитирован Верховным судом Узбекистана. Крейг Мюррей, экс-посол Великобритании в Уз­бекистане, хорошо изучивший местные реалии, утверждает, что Усманов отбывал наказание как насильник, гангстер и рэкетир и был реабилитирован благодаря мафиозным связям. Мюррей настаивает на криминальном происхождении его денег.

После выхода из колонии Усманов быстро поднялся в бизнесе. В 1997 г. окончил Финансовую академию при правительстве РФ по специальности "Банковское дело". В 2006-м как частное лицо приобрел 100% акций издательского дома "Ком­мер­сантъ". Годом позже - 75% акций канала "Муз-ТВ". В дальнейшем рост империи Усманова шел нарастающими темпами, причем происхождение средств, позволявших приобретать все новые и новые активы, оставалось неясным. В этот же период Усманов стал появляться сначала рядом с Дмитрием Медведевым, а затем и с Вла­ди­ми­ром Путиным. Он также неоднократно был замечен в роли финансиста разного рода теневых проектов, которые Кремлю по тем или иным причинам было неудобно поддерживать напрямую. Так, к примеру, Усманов отметился в непризнанном Приднест­ровье, где некоторое время владел металлургическим и цементным комбинатами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: