Мир

Без блокады Донбасса не будет Украины: Почему бессмысленно сохранять лицо президенту РФ

Никаких прорывов в переговорах с Россией не будет до тех пор, пока к ним не подключатся США и Канада

Будущие переговоры в Астане превратились в перманентно "подвешенное" событие. По всей видимости, ключевой фигурой всего переговорного процесса остается канцлер Германии Ангела Меркель, еще 11 января обратившая внимание на то, что отсутствие со стороны России прогресса в выполнении минских договоренностей лишает содержания астанинский раунд. Учитывая нынешние события во Франции, которые можно с определенной долей достоверности охарактеризовать как исламистский мятеж, вероятно, переговоры по конфликту в Донбассе несколько утратили приоритетность - по крайней мере, на время. А трагедия с подрывом рейсового автобуса под Волновахой, повторившая сюжет со сбитым малайзийским "Боингом", и вовсе сделала такой саммит в ближайшее время по очевидным причинам бессмысленным.

Тому же Франсуа Олланду вновь оказаться за одним столом с Владимиром Путиным, чья машина пропаганды весьма откровенно поддержала исламистов, теперь еще менее удобно, нежели ранее, хотя бы с точки зрения имиджа. Другое дело, что французский президент все же может иметь некоторые обязательства перед казахстанским коллегой Нурсултаном Назарбаевым, ищущим пути выхода из-под мрачной тени Москвы. Понять его не сложно: несмотря на накопленные резервы, которых хватит на несколько лет бесперебойного функционирования бюджетных систем Казахстана, - благо население этой огромной страны весьма невелико, - уход нефти значительно ниже цены в $50 за баррель вызвал закономерную тревогу в столицах ряда добывающих стран. Теперь становится очевидным, что ОПЕК еще менее эффективен, нежели ООН.

Истерия российского люмпена по поводу произошедшего в Париже в точности напоминает праздник в секторе Газа
в 2001 г., посвященный массовым смертям американцев от рук все той же "Аль-Каиды"

В то же время недоговороспособность России превращает очередные переговоры, проводись они что в минском, что в нормандском формате, в явную формальность. Зачем в таком случае они вообще нужны? Затем, что таковы требования стилистики работы дипломатических ведомств. Во-первых, Европа не может признать бесплодность своих попыток генерировать дипломатическое решение военного конфликта - это означало бы перечеркивание общего подхода европейцев к внешней политике. Таким образом, что бы на самом деле не происходило в Донбассе и Крыму, переговоры так или иначе продолжатся даже в том гипотетическом случае, если бои закипят на российско-польской границе в окрестностях Кенигсберга.

Во-вторых, Кремль зашел в стратегический тупик. Навязать Украине содержание разрушенных ошметков Дон-басса, оккупированных российскими войсками, и внедрить в диалог своих уголовных ставленников у него не получается. Сдать данные ошметки Киеву Путин тоже не может ввиду угрозы как минимум безопасности РФ и собственному рейтингу, как максимум - "патриотического" переворота в самой России. И это на фоне обвала экономики из-за санкций и падения цен на нефть. Иными словами, Москва угодила в то, что в американском политическом сленге называется quagmire, или "непролазную топь", из которой нет ни хороших троп отхода, ни выхода на простор для наступательных маневров. По крайней мере, с точки зрения государственной идеологии путинской России - воинствующего шовинизма и агрессивного мракобесия, делающего ее естественным союзником "Аль-Каиды", что и было продемонстрировано в последнее время.

С другой стороны, в аналогичном тупике оказались и остальные игроки. Украина также имеет очень ограниченное пространство для маневра: войсковая наступательная операция - непозволительная и непозволяемая роскошь. Согласие на любое размежевание неприемлемо. Запад, в свою очередь, не может в ближайшем будущем ни задвинуть Путина, ни помириться с ним. Снять санкции с РФ, "понять и простить" невозможно, дожать - нет ни возможности, ни желания. В итоге сохранить лицо нужно всем. Причем вопрос людских потерь беспокоит только Киев. В общем, переговорный процесс напоминает пасьянс, когда комбинации перебираются круг за кругом до тех пор, пока не удастся получить максимум очков при минимуме ходов. А это дело отнюдь не скорое.

Фото: euractiv.de

В-третьих, нельзя отделаться от ощущения, что и Европе, и РФ выгодно, как минимум в качестве передышки, превратить "донбасский процесс" в аналог "ближневосточного", возможно, в ливано-сирийской стилистике: ведь сирийские войска покинули Ливан лишь через десятки лет после вторжения. Передышка нужна России, поскольку она стремительно разоряется. Передышка нужна Европе, поскольку налицо кризис интеграции (об этом свидетельствует странное предложение Мадрида о возвращении внутренних границ) и левацкого мировоззрения европейской элиты, до парижских терактов все еще надеявшейся на возвращение привычного для нее "вечного мира". В этом смысле интересен ряд наблюдений за поведением европейских лидеров. В частности, Ангела Меркель за последний год завершила эволюцию в подлинную "железную леди". Фактически лишь ее несгибаемая воля позволяла оттаскивать германских любителей быстрых заработков от пахнущей ресурсами РФ. Удалось удержать ситуацию до момента, когда российская экономика стала рушиться и теперь выглядит непривлекательной сама по себе. Франсуа Олланд еще недавно был якобы готов "поверить Путину", но обстоятельства сильнее - истерия российского люмпена по поводу произошедшего в Париже в точности напоминает праздник в секторе Газа в 2001 г., посвященный массовым смертям американцев от рук все той же "Аль-Каиды". Лицемерные соболезнования Кремля и присутствие на марше солидарности Лаврова вряд ли способны обмануть французские государственные службы, проводящие контент-анализ СМИ и социальных сетей. Олланд в прошлом уже показал себя довольно жестким политиком в африканских делах. Теперь внешняя политика требовательно вмешалась во внутреннюю жизнь французского общества: признаки родства между фундаментализмом на Ближнем Востоке и российским шовинизмом уже не представляется возможным не замечать.

В этом смысле необходимо также сказать о том, что практика продолжения минско-нормандских "гастролей" все же представляется порочной. Независимо от того, что предпринимает путинская Россия, любые ее действия по определению направлены на дальнейшую дестабилизацию Украины, наших стран-соседей и ЕС в целом. Минимальная эффективность переговорного процесса требует присутствия за столом представителей США и Канады, но в этих мероприятиях основные союзники Украины пока участия не принимают.

#Крымсдать?

3 января так называемый губернатор Севастополя Сергей Меняйло провел пресс-конференцию, которую, по всей видимости, можно считать точкой отсчета в спекуляциях о новом плане "сохранения лица" Путина. Меняйло заявил о намерении проведения административной границы между Севастополем и Крымом. Вскоре возникла версия, что это размежевание необходимо на случай возвращения Крыма Украине: мол, Севастополь должен в любом случае либо остаться в составе России, либо превратиться в подобие Гонконга под ее долговременной юрисдикцией. Сторонники данной версии нашлись и на украинской стороне. Инициатива о создании свободной экономической зоны в Донбассе с особым режимом отношений с ЕС и РФ в принципе согласуется с логикой этого обмена (как, впрочем, и административный передел Донецкой и Луганской обл.), особенно если оккупированные ныне территории таки получат статус автономий в составе Украины. В то же время, каковы бы ни были контуры компромисса, его реализация на данном этапе упирается в отсутствие каких бы то ни было гарантий со стороны РФ.

О планах Путина относительно Донбасса на февраль, читайте здесь