Мир

Почему дневник подростка для Нобеля важнее спасенных жизней

Нобелевская премия мира превратилась в назидательное политкорректное шоу. Ее нынешние лауреаты — очередное тому подтверждение

Фото: Shutterstock

Итоги присуждения Нобе-левской премии мира за 2014 г. уже не удивляют и не шокируют. Они были ожидаемы и более всего располагают к неспешному подведению итогов "эпохи Нобеля" -эпохи, когда мир попытался, было, осознать себя единым, выработав общие представления о прогрессе, добре и зле.
Впрочем, вернемся к премии мира 2014 г. Ее лауреатами стали два человека: 17-летняя пакистанка Малала Юсуфзай, названная "правозащитницей", и 60-летний активист из Индии, борец за права детей Кайлаш Сатьярти. Вы, конечно, хорошо знаете, о ком идет речь. Кто же не слышал о Юсуфзай и Сатьярти? Как? Вы никогда о них не слышали? Совсем? Что, правда? Знаете, я вот тоже... Во всяком случае, до объявления решения Нобелевского комитета. Впрочем, и после присуждения премии о них известно немного.

Лауреаты из народа

Малала Юсуфзай привлекла к себе внимание в 2009 г., когда в очередной раз возникла необходимость обосновать применение силы в отношении "Талибана". Тогда и был опубликован ее дневник, в котором она рассказала, как талибы запрещали ей и другим девочкам, проживающим в долине реки Сват, учиться в школе. О литературных достоинствах дневника мне, к сожалению, ничего не известно - не читал и не осуждаю. Но, учитывая, что Малале было тогда 12, рискну предположить, что достоинств там могло и не быть, а девочка просто была замечена каким-нибудь дискурсмонгером, как назвал эту профессию Виктор Пелевин.

Малала Юсуфзай. Фото: churchtimes.co.ukДальнейшие события, надо полагать, развивались стандартно. Рас­кру­чен­ная СМИ Малала Юсуфзай сначала вела блог на сайте BBC, причем, несмотря на угрозы со стороны талибов, продолжала жить в родном Мингоре. Как оказалось, туда, несмотря на талибов, был подведен интернет. Затем, 9 октября 2012 г., она была ранена при обстреле школьного автобуса, впала в кому, но была спасена в британском Бирмингеме, снабжена слуховым аппаратом и титановой пластинкой в черепе, поселена вместе с семьей в Великобритании и инкорпорирована в правозащитную деятельность. Трудно сказать, чем именно и с каким КПД она занимается. Но в 2013 г. 16-летняя школьница стала, во-первых, лауреатом Международной детской премии за вклад в развитие мира, и во-вторых, премии имени академика Андрея Сахарова "За свободу мысли", присуждаемой Европарламентом. За прошедший год она подросла и доросла уже и до "нобелевки", став самым молодым лауреатом за всю ее историю.

О Кайлаше Сатьярти сведений еще меньше. Но он индус, а Пакистан плюс Индия дают в сумме очень политкорректное сочетание, которое надежно выводит евробюрократов Нобелевского комитета из-под огня любой критики. Собственно, получить премию Сатьярти мог бы уже за одно это - в истории последних десятилетий ее лауреатами становились и за меньшие заслуги.

А Сатьярти, помимо этого, с 80-х годов прошлого века участвует в движении по борьбе с использованием детского труда в Индии, он возглавляет организацию, название которой... Вы не знаете? Ничего страшного, я тоже не знал, но теперь знаю: Бачпан бачао андолан - Движение за спасение детей, вот как она называется, очень легко запомнить. Так вот, организация Сатьярти за 34 года работы помогла 80 тыс. детей, освободив их от подневольного труда. Она также пропагандирует равные права детей на образование независимо от социального статуса и происхождения - но боюсь, что эта мысль так и не овладела за 34 года широкими индийскими массами. Впрочем, не только индийскими... Словом, деятельность Сатьярти, несомненно, достойная. Правда, детский труд в Индии как использовался, так и используется, да и бороться с ним как с явлением не слишком продуктивно, поскольку он - лишь следствие гораздо более глубокого социального неблагополучия. Но это так, к слову...

Нобель выбрал политкорректность

Очень интересно в связи с этим проследить историю награждения Нобелевской премией мира. Первые пять лауреатов (1901-1903): Анри Дюнан, Фредерик Пасси, Эли Дюкоммен, Шарль Гоба и Уильям Кример - внесли выдающийся вклад в создание первых международных организаций и в формирование нового для того времени понятия международного права. Первым коллективным лауреатом стал в 1904 г. Институт международного права - одна из первых в мире организаций, определивших принципы международного права и предложивших пути решения международных проблем. Первая женщина-лауреат (1905) - австрийская писательница-пацифистка баронесса Берта фон Зутнер, урожденная Кински - за роман "Долой оружие" и многолетнюю пацифистскую деятельность. Первый лауреат из США - президент Теодор Рузвельт (1906), за посредничество в подписании Портсмут­с­кого договора между Россией и Японией.

Кайлаш Сатьярти. Фото: wordpress.comЗа ними - ряд юристов, развивавших концепции международного права, и пацифистов, боровшихся за мир. Тут уже не обходилось без конфузов вроде истории с Эрнесто Монетой, в 1907 г. получившим премию, а через пять лет перешедшим на милитаристские позиции. Но в целом все шло довольно гладко. В годы мировых войн премия не присуждалась. Ленин и Гитлер номинировались как кандидаты, но награды не удостоились. В 1960 г. премию получил первый чернокожий - борец с апартеидом в ЮАР Альберт Лутули. Надо сказать, что это был серьезный поворот. Масштаб деятельности Лутуле ни по сути, ни по географическому охвату никак не дотягивал до его ближайших соседей по списку: Альберта Швейцера (1952), Джорджа Маршалла (1953), Лестера Пирсона (1957), Жоржа Пира (1958), Филипа Ноэль-Бейкера (1959). Это был реверанс Нобелевского комитета в сторону Африки, эдакий поощрительный жест, сделанный, разумеется, из лучших побуждений, но... Но факт остается фактом: за сравнимую по масштабам деятельность белый кандидат Нобелевской премии не получил бы. То есть, называя вещи своими именами, Лутуле наградили за цвет кожи. Впрочем, высокая планка немедленно была восстановлена: в 1961 г. лауреатом (посмертно) стал Даг Хам­мар­шельд, в 1962-м - Лайнус По­линг, в 1964-м - Мартин Лю­тер Кинг. Планка оставалась высокой и в последующие годы.
Точкой перелома, после которой все пошло на спад, стал 1990 г., когда лауреатом объявили Ми­ха­ила Горбачева. Эйфорические настроения, вызвавшие его наг­раждение, по-человечески понятны. Но все равно появление в списке лауреатов функционера КПСС - трусливого, лживого и косноязычного, плывущего по течению в потоке событий, как-то сразу и уже навсегда снизило уровень кандидатур и, что еще хуже, расшатало критерии их отбора. Из чествования достойных награждения превратились в публичные демарши, практически в перформансы, а лауреаты - в политические послания, адресованные широкой публике.

Такой рестайлинг Нобелевской премии, разумеется, тоже возможен - собственно говоря, он уже стал свершившимся фактом. Но это уже совершенно другой формат, порожденный другим временем и другой системой ценностей. Формат, окончательно закрепляющий уход в прошлое героев и титанов, которых сменили благонамеренные посредственности, предлагающие публике назидательные примеры в лице очередных политкорректных лауреатов.

Из чествования достойных награждения превратились в публичные демарши, практически в перформансы, а лауреаты -
в политические послания, адресованные широкой публике

Но безграничная политкорректность несет в себе риск подмены ценностей. Герой, пусть даже и герой-миротворец, всегда бескомпромиссен, если речь идет о принципиальных вещах. Это и отличает его от благоразумного обывателя. Конечно, прагматичный компромисс со злом всегда был политическим инструментом. Но сто лет назад его применяли исподволь, стыдливо пряча следы в засекреченных архивах.
Снижая планку лауреатов - планку интеллекта, успешности, затраченного труда и реально достигнутого результата, архитекторы общественного мнения виртуализируют борьбу со злом до уровня пиар-проекта. При этом зло остается неполиткорректным и энергичным, его не связывают условности. В таких условиях компромисс с ним становится уже неизбежным и морально приемлемым с точки зрения маленького человека. Человека, которому внушили, что быть маленьким - это норма, и что такой же, как и он, маленький человек может стать даже нобелевским лауреатом - а зло вот оно, рядом, оно деятельно и огромно. Армагеддон как бескомпромиссная битва добра со злом уже невозможен. Его заменят бесконечные переговоры в поисках взаимовыгодных компромиссов, тактика малых шагов и малых дел - конечно, с малыми результатами, но ведь это лучше, чем вообще ничего, не правда ли?

Следующий шаг на пути этой эволюции - прямая капитуляция. В нынешнем году среди номинантов на премию мира был и Владимир Путин, выдвинутый Международной академией духовного единства и сотрудничества народов мира "за усилия по урегулированию сирийского конфликта". Пре­мию он, правда, не получил. Но нет никаких гарантий, что следующего - если сохранение остатков приличия будет иметь значение - президента России не представят к ней в будущем. За что? Ну, например, за усилия, направленные на установление мира в Украине. Исключительно из соображений политкорректности и тактической целесообразности, разумеется. Впрочем, какие-либо другие соображения в ходе присуждения Нобелевской премии мира уже довольно давно никем в расчет не принимаются.

Кто остался без премии

Был ли у Нобелевского комитета выбор? Не очень большой, но был. В нынешнем году на награду претендовал 231 человек и 47 организаций. Полный список претендентов засекречен и будет доступен только через 50 лет. Однако, хотя правила Нобелевского фонда и не позволяют ему обнародовать список номинантов, это не запрещено делать организациям, их выдвигающим. Таким образом, некоторые из имен кандидатов стали известны.

Эдвард Сноуден, Папа Римский Франциск, Денис Муквеге. Фото: "ДС"

В числе вероятных лауреатов называли Эдварда Сноудена, Папу Римского Франциска, российскую "Новую газету", хирурга-гинеколога из Конго Дениса Муквеге. Последний, кстати, не просто открыл клинику для жертв сексуального насилия, но и стал одним из ведущих мировых экспертов по их физическому восстановлению. Со времен второй конголезской войны он вылечил несколько тысяч женщин, переживших групповые изнасилования, делая до десятка операций в день. Но... Впрочем, Малалу Юсу­фзай тоже называли в числе проходных кандидатур. А вот Кайлаша Сатьярти — нет.

С приветственной речью в адрес лауреатов выступил Барак Обама — тоже лауреат Нобелевской премии мира, врученной ему в 2009 г. Формально — за выдающийся вклад в борьбе за мир, реально — за политкорректную пигментацию кожных покровов, особенно заметную в сочетании с должностью президента США. Вообще политкорректный экстерьер кандидата в последние годы играет решающую роль