Мир

Почему Эрдоган "уходит" премьер-министра

Президент Турции решил отказаться от услуг нынешнего премьер-министра, чтобы упрочить свою власть

Фото: akparti.org.tr

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу уйдет с поста уже в этом месяце. Конфликт между ним и президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом перешел в публичную плоскость, и победу в нем одержал последний. Теперь он планирует посадить в кресло главы правительства более управляемую фигуру.

По данным турецкой газеты Milliyet, в среду, 4 мая, Эрдоган встретился с Давутоглу в президентском дворце, однако их переговоры прошли безрезультатно. После встречи стало известно, что уже в ближайшее время, точнее, 22 мая (как выяснилось позднее), состоится внеочередной съезд правящей Партии справедливости и развития, на котором будет избран ее новый лидер. Давутоглу выдвигаться не будет. Это значит, что он уходит не только с поста лидера ПСР, но и с поста главы правительства, ведь согласно политическим традициям Турции, лидер правящей политсилы является и премьер-министром.

Эрдоган, скажем так, тянул Давутоглу. Избрал его своим преемником, после роспуска кабмина в прошлом году вновь назначил премьером. Но Давутоглу не оправдал надежд президента, в частности, не поставил точку в противостоянии с боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК), поддерживаемой Кремлем, не завершив, как было обещано, контртеррористическую операцию в прошлом году. Во многих городах Турции, особенно на курдском юго-востоке страны, происходят регулярные столкновения с применением тяжелой техники. Борьба с курдами отражается и на крупных городах - Анкаре и Стамбуле, где так же часто происходят теракты, уносящие десятки жизни.

Вопрос курдов - это, безусловно, острая и одна из самых актуальных проблем турецких властей. Лидера страны не может не беспокоить тот факт, что внушительный кусок территории Турции остается потенциально взрывоопасным. Масла в огонь подливает постоянное усиление тяги курдов Ирака, Сирии, Ирана к независимости. В Ираке курдское государственное образование - по сути эталон для сородичей, проживающих в границах соседних государств. Сирийские курды также стремятся получить автономию, которая послужит трамплином для создания уже независимого государства. А вероятность того крайне высока, ведь Кремль успешно торгует поддержкой в обмен на лояльность в борьбе с оппонентами Башара Асада и вполне может уговорить сирийского президента дать курдам то, чего они желают. В то же время, усиление курдов не выгодно ни туркам, ни персам. И это, несмотря на ряд серьезных противоречий и откровенное региональное соперничество, объединяет две страны: Исламскую Республику Иран и Турцию, мягко исламизируемую под руководством Эрдогана. Впрочем, для того, чтобы предотвратить создание фактически 25-миллионной курдской державы, Анкаре нужно сперва нивелировать мятеж у себя. С чем действующий глава правительства не справляется.

Да, Ахмет Давутоглу заявил в интервью Al-Jazeera, опубликованном 4 мая, что вопрос завершения контртеррористической операции на повестке дня не стоит, настаивая, что мир возможен только после уничтожения всех террористов. Но насколько ни были бы жесткими декларации премьера, они не отменяют нарушения обещания и не спасли от недовольства президента Турции.

Более проевропейский Давутоглу не в восторге от политики Эрдогана в отношениях с Европой, в частности, касательно соглашения о приостановке потока мигрантов и соблюдения гражданских свобод в Турции. Постоянные обыски, задержания, судебные процессы над представителями СМИ уже давно стали отличительной чертой правления нынешнего президента. Только за прошлый год было возбуждено почти 2 тысячи дел по обвинениям в оскорблении Эрдогана. Раскол между первыми лицами государства, который поначалу был тайным, стал достоянием общественности. Он отразился и на самой партии, когда бывший глава парламента Бюлент Арынч заявил о существовании в Турции проблем с правами человека.

Эрдогану нужно было действовать. Особенно учитывая, что президент не намерен сходить с тропы приватизации власти в стране, намереваясь добиться изменения конституции, чтобы совершить окончательный переход от президентско-парламентской к откровенно президентской форме правления.

Для этого, конечно же, нужен покладистый премьер. Тут, турецкие СМИ, а именно газета Cumhurriyet, называют сразу несколько кандидатур: министр юстиции Бекир Боздаг, министр транспорта Бинали Йылдырым, министр энергетики Берат Албайрак и вице-премьер Номан Куртулмуш.

Все они довольно интересны и вполне могут вписаться в будущее видение структуры правительства Эрдогана. Давайте по порядку. Глава Минюста Бекир Боздаг - магистр христианской истории и богословия университета Улудаг в Бурсе. На первый взгляд, маловероятный кандидат, если вспомнить о мягкой исламизации Турции, но его назначение может улучшить имидж страны в Евросоюзе. Эрдоган понимает, что терпение ЕС эластично до определенных пределов и Брюссель не сможет проглотить все его выходки.

Далее идет министр транспорта Бинали Йылдырым, родившийся в курдской семье родом из Агры, верный соратник и один из основателей правящей Партии справедливости и развития, да к тому же шовинист, обвинявшийся не раз в сексизме. Сразу три плюса с точки зрения президента Турции. Такой партиец может стать ключом для примирения со своими курдами, если уж контртеррористическая операция захлебывается. Анкаре нужен не мир, а передышка, чтобы собраться с силами. И такое назначение вполне может ее предоставить. Кстати, слова Давутоглу в интервью Al-Jazeera могут выступать косвенным подтверждением: премьер подчеркнул, что вести диалог с террористами не представляется правильным решением для власти. Премьер, вероятно, во-первых, знает, что такие мысли посещают голову новоявленного султана, а во-вторых, осознает, что РПК - как применяемый РФ механизм раскачивания турецкой лодки не выглядит той силой, которая будет придерживаться соглашения. Достаточно поджечь спичку...

Следующий кандидат имеет шансы занять кресло главы правительства благодаря своим родственным узам с президентом, ведь глава Минэнергетики и бизнесмен Берат Албайрак приходится тому зятем. Такая связь означает контролируемость и общность интересов. Возможно он не обеспечит мира или победы над курдами, не улучшит репутацию страны в ЕС, но позволит Эрдогану крепче спать по ночам, зная, что правительство страны связано по рукам и ногам, и брыкаться не будет. В отношении вице-премьера Номана Куртулмуша можно сказать, что он - титулованный экономист с опытом политического игрока, действовавшего отдельно от правящей партии. В общем, 50 на 50. Он может помочь экономике страны, которая, мягко говоря, находится не в лучших кондициях, но может и вести собственную игру, став в итоге вторым Давутоглу.

Окончательный выбор Партии справедливости и развития станет ясен 22 мая. Но отставка Давутоглу в любом случае выгодна Эрдогану. С его уходом все лавры усмирителя Евросоюза получит президент, когда Европа даст добро на безвизовый режим. Турция ранее уже отменила визы с 28 странами-членами ЕС, а 4 мая Еврокомиссия сделала ответный шаг - рекомендовала Совету Европы и Европарламенту вести безвизовый режим с Анкарой. Кризис мигрантов творит чудеса. Однако даже если европейские институты власти откажут Турции или внесут великое множество оговорок, то провал легко можно будет повесить на Давутоглу. И больше никто не будет мешать становлению Эрдогана в качестве второго - исламского - Ататюрка.