Мир

Почему не стоит кричать «зрада» о возможной поездке Юнкера в Питер

Масштаб Петербургского экономического форума переоценен, как и ожидаемая роль в нем президента Еврокомиссии

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер посетит Петербургский международный экономический форум 16–18 июня. Также ожидается встреча Юнкера с российским президентом Владимиром Путиным. Накануне официальный представитель Еврокомиссии Маргаритис Схинас подтвердил участие шефа в форуме. Решение по своей сути неоднозначное в контексте его трактовки и в Украине, и в Европе, и в США, и в России. В информационном пространстве развернулись нешуточные баталии, ведь для одних это повод кричать «зрада» или betrayal, а для других — ликовать и выпирать якобы сдвиг в отношениях с ЕС.

Издание Politico, ссылаясь на свои источники в дипломатических кругах, пишет, что Великобритания, США, некоторые страны Балтии (Литва и Латвия) и Центральной Европы всерьез обеспокоены визитом Юнкера в Санкт-Петербург.

«Визит официального лица такого уровня всегда имеет символическую ценность. Я не вижу никаких причин, почему мы должны символически демонстрировать России, что  ищем контактов», — заявил, например, глава МИДа Литвы Линас Линкявичюс. А его коллега из Латвии Эдгар Ринкевич подчеркнул, что Юнкеру следует избегать создания «впечатления, что отношения между Россией и ЕС будут поддерживать общие условия «ведения бизнеса как обычно, игнорируя события 2014 года».

Словно подтверждая их опасения, рупор Кремля Дмитрий Песков комментирует предстоящий визит Юнкера: «Самым позитивным элементом такой поездки все-таки является проявление готовности и желания к диалогу с целью поиска консенсуса по тем вопросам, где у нас по-прежнему сильные разногласия. Сближать позиции путем обмена санкциями, путем обмена конфронтационными заявлениями и так далее никогда ни у кого не получалось».

Западные дипломаты считают, что участие главы Еврокомиссии укрепит позиции россиян в преддверии очередного обсуждения странами-членами ЕС продления экономических санкций, срок действия которых истекает в июле. Такого же мнения придерживаются и источники Reuters, которые подчеркивают, что такого рода контакты с Россией через два года после аннексии Крыма, по сути, сигнализируют о готовности Брюсселя сменить гнев на милость — смягчить политику в отношении РФ уже во второй половине 2016 г.

Главе Еврокомиссии пришлось реагировать на обилие мнений, особенно критических. Он заверил, что едет в Питер сугубо ради обсуждения экономических вопросов, а не политических, и пообещал, что не даст повода думать россиянам об изменении отношения ЕС к ним (правда, все мы знаем, как умело и исправно медиа нашего бывшего партнера переворачивают все с ног на голову). Юнкер же также напомнил, что неоднократно говорил Путину о пути отмены санкций — выполнении Россией минских договоренностей, чего та, конечно же, не делает.

Давайте также вспомним о длящейся с конца прошлого года активной информационной кампании Кремля, в рамках которой неоднократно всплывали такие вот сигналы, исходившие от лояльных или близких к такому статусу европейских лидеров, к примеру, из Италии, Венгрии или Австрии. А еще давайте вспомним, что уже после аннексии Крыма в Россию ездили довольно много чиновников из ЕС. В период с сентября 2015 по февраль 2016 гг. Россию посетили 19 делегаций (в основном на уровне министров).

Что касается лидеров, то в Белокаменную приезжала и канцлер ФРГ Ангела Меркель, и глава МИДа Франции Жан-Марк Айро. А не так давно в российской столице с Лавровым и Путиным встречался госсекретарь США Джон Керри, чтобы обсудить Украину, Сирию и контакты РФ с Евросоюзом. Почему же никто не кричал «зрада», когда в российский Барад-Дур прибыл посланник Соединенных Штатов? Не потому ли, что Вашингтон на данный момент наряду с Польшей и Литвой является самым последовательным союзником Киева?

Но таковым является и Евросоюз, хотя Россия прилагает немало усилий, чтобы его расшатать. Да, безусловно, возникали и возникают претензии к поведению отдельных стран – членов ЕС. Конечно же, нет ничего утешительного в том, что Кремль смог найти подход далеко не к одной державе в европейском содружестве. Беспокойство вызывает, например, Италия, упоминаемая выше. Рим и Москву связывают годы тесного политического и экономического сотрудничества. Вот и на этот самый ПМЭФ-2016 может поехать премьер Маттео Ренци, сопровождая делегацию представителей итальянского бизнеса. Но это пока не подтвержденный факт, по крайней мере, для нероссийских СМИ, а декларация намерений.

К слову, существует небольшой шанс, что и президент Еврокомиссии к Путину в гости не отправится, если глава РФ сделает свойственный ему провокационный маневр. Да и в окружении Юнкера, по данным Politico, есть ряд чиновников, которые отговаривали шефа от поездки. Это раз.

А два — это сам форум, точнее, его участники. Если изучить программы мероприятий на сайте, становится очевидным, что в нынешнем году он соберет на своих площадках ведущих бизнесменов, политиков, экспертов с Запада. Из значительных фигур можно указать министра иностранных дел Венгрии Сийярто Петера, министра туризма Греции Георгиса Статакиса, экс-главу МИДа Франции Юбера Ведрина и бывшего еврокомиссара по торговле Питера Мендельсона.

В рамках форума будут проведены несколько встреч, посвященных отношениям РФ с ЕС. Но, что интересно, большинство ораторов — россияне

Взять, к примеру, «Россия и ЕС: не вместе, а рядом»: из иностранцев только директор Центра им. Бертольда Байтца при Германском совете по внешней политике Александр Рар — сын русского эмигранта и известный адвокат путинского режима. А в мероприятии «Россия и ЕС: что после «Стратегического партнерства», которое не состоялось?» помимо Ведрина примет участие год как вступивший в должность гендиректор австрийской нефтекомпании OMV Райнер Зеле, фактически нанятый в качестве кризисного менеджера, поскольку фирма переживает не лучшие времена, и обязанный демонстрировать авантюрную жилку.

В основном же в Питере гости из Азии (к примеру, Нурсултан Назарбаев) будут превалировать над европейцами. Хотя встречи, посвященные ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) или БРИКС («экономический клуб», включающий Бразилию, Россию, Индию, Китай, ЮАР) также выглядят, мягко говоря, слабовато. В первой будет участвовать заместитель генсека организации Ван Кайвэнь — притом что лидерство Китая в ШОС оспаривается чуть чаще, чем никогда, уровень остальных участников должен был оказаться как минимум не ниже. А о БРИКС, кроме россиян, будет говорить лишь вице-председатель индийской инвестиционной компании SUN Group Шив Викрам Кхемка. Ранее же в культурную столицу приезжало в разы больше представителей европейского бизнеса (вроде Royal Dutch Shell или Telenor да и саудиты наведывались).

Поэтому не стоит воспринимать нынешний ПМЭФ как событие, которое чуть ли не сравнимо с саммитом G20. Следовательно, эффект от визита Юнкера заранее завышен. Он лишь придерживает дипломатических традиций — говорить, пока получается говорить. К тому же речь идет даже не о банальном недоверии к ЕС со стороны украинцев или представителей других стран, а о том, что такая истерия фактически отпочковалась от продукта российской пропаганды. Москва приветствует визит Юнкера и выставляет его в выгодном для себя свете, масс-«зрада» приводит в итоге к тому, что сам Юнкер невольно превращается едва ли не в сакральную жертву и героя на российских телеэкранах. Это, в свою очередь, ведет к еще большему усугублению ситуации в самом ЕС.