Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вредное воздержание. Почему Россия решила не наказывать вояк-насильников

Среда, 24 Апреля 2019, 14:00
Россия и Китай не поддержали резолюцию СБ ООН, направленную на усиление борьбы с сексуальным насилием в зонах конфликтов

Фото: Shutterstock

Совет Безопасности ООН во вторник, 23 апреля, принял поданную председательствующей сейчас Германией резолюцию №2467 по предотвращению сексуального насилия в ходе вооруженных конфликтов. Голосование приурочено к 10-й годовщине другой резолюции - 1888, которой был введен пост спецпредставителя генсека ООН по проблеме сексуального насилия в вооруженных конфликтах. Внесенный Германией документ поддержали 13 членов СБ - все временные и три постоянных. Остальные двое постоянных членов органа - Россия и Китай - решили воздержаться.

На момент написания материала текст резолюции на сайте ООН, судя по всему, по техническим причинам (ведутся некие плановые техработы) пока недоступен, хотя в списке принятых документов она уже значится. Однако на основании слов спикеров и вчерашних сообщений с цитатами из текста резолюции можно составить представление о документе, не нашедшем поддержки в Москве и Пекине.

Во-первых, Совет Безопасности "призывает стороны конфликта обеспечивать включение в соглашение о прекращении огня и мирные соглашения положений, в которых сексуальное насилие в конфликтных и постконфликтных ситуациях квалифицировалось бы как запрещенный акт, а также обеспечивали присутствие и конструктивное участие женщин в политических процессах". Во-вторых, СБ ООН настаивает на "исключении преступлений, связанных с сексуальным насилием, из сферы действия положений об амнистии".

Далее. Перед голосованием выступили ряд высокопоставленных чиновников Организации, в том числе генсек ООН Антониу Гутерриш, констатировавший, что "сексуальное насилие продолжает оставаться ужасной чертой конфликтов по всему миру". Среди мер по борьбе с этим явлением бывший португальский премьер, к примеру, назвал работу с властями проблемных регионов, а именно: увеличение поддержки по реформированию местного законодательства, усиление их способности расследовать подобные преступления, защиту жертв, готовых свидетельствовать в суде, от остракизма и репрессий. Гутерриш также рекомендовал больше помогать - медуслугами, компенсацией и т. п. - жертвам насилия и их семьям.

Какие регионы здесь в первую очередь рассматриваются ООН как проблемные? Ответ содержится в заявлении спецпредставителя генсека ООН по сексуальному насилию в условиях конфликтов Прамилы Паттен, которая легкими штрихами, но ярко обрисовала ситуацию в странах, которые посещала либо она, либо представители Организации: Судан, Ливия, Ирак, Мьянма. В Судане, пережившем за короткое время два переворота и приход российских наемников, по словам Паттен, ее поразила "неприкрытая жестокость сексуального насилия, совершенного по этническому признаку в отношении женщин и даже девочек в возрасте четырех лет". В Бангладеш спецпредставитель генсека ООН пообщалась с женщинами из этногруппы рохинджа, бежавшими из Мьянмы, которые рассказали ей о групповых изнасилованиях, совершенных в ходе военных "операций по зачистке". Ливия: Паттен обратила внимание на бесправие мигрантов, которые порой вынуждены защищать дочерей от группового изнасилования замужеством с незнакомцем. Ирак: сексуальное насилие в отношении езидок, шииток или христианок со стороны боевиков "Исламского государства".

Конечно, в поле зрения Прамилы Паттен находятся не только эти четыре страны, хотя они явно в топе "списка". В прошлом году, 19 июня, спецпредставитель по случаю Международного дня борьбы с сексуальным насилием в условиях конфликта, говоря о рожденных в результате детях, называла также Боснию и Герцеговину, ДР Конго, Руанду, Кению, Колумбию, Нигерию, Мали, Сирию, Сьерра-Леоне, Уганду. Т. е. страны, где конфликт происходил еще не так давно или продолжается, как, например, в тех же Нигерии или Мали. Но почему в списке нет Крыма или ОРДЛО? Там все хорошо и сексуального насилия нет? Или по той причине, что представители ООН либо не имеют туда доступа, либо он сильно ограничен? Вероятно, да, хотя оккупированные Россией территории все же не пребывают в информационном вакууме - какая-никакая информация о правонарушениях оттуда поступает. И ее достаточно для различного рода резолюций и ООН, и ПАСЕ. Возможно, Крым и ОРДЛО не упоминали, чтобы не нарваться на вето со стороны России. Правда, она все равно не дала голос "за".

Постпред России при ООН Василий Небензя позицию Москвы объяснил тем, что ООН, дескать, просто-напросто плодит бюрократию, имитируя бурную деятельность. "Не поддавались объяснению попытки через тематическую резолюцию расширить мандаты различных структур и органов ООН, предписать им заниматься борьбой с секс-насилием, - заявил он, - Не видим основания для запросов многочисленных докладов генерального секретаря по различным аспектам данной тематики".

И не нужно, поспешил заявить Небензя, выставлять Россию сторонницей сексуального насилия. Правда, если так подумать, то представлять Москву в невыгодном свете по этому вопросу никому и нет особой нужды. Что увидит в ленте новостей читатель в Европе или США: Россия и Китай не против сексуального насилия в зоне конфликтов. Есть простой факт: 13 "за" и две страны, известных систематическими нарушениями прав человека, воздержались. Пусть их доводы могут казаться логичными, однако есть конкретная проблема, которая сама по себе не решается.

Кстати, Гутерриш в своем заявлении тесно связал сексуальное насилие с гендерным неравенством, с которым призвал бороться допуском женщин к активной политической, экономической и общественной деятельности. Именно эта привязка, видимо, стала одной из причин, побудивших РФ не поддержать внесенную немцами резолюцию. Ведь если первое - это, как выразился постпред РФ, "зло", то второе не больно уж и возмущает российскую сторону.

Каково отношение к женщинам в РФ - не секрет. По мере "сакрализации" общества, в особенности благодаря воздействию РПЦ, Россия еще больше приблизилась, так сказать, к истокам, к патриархату и традиционализму, что подразумевает ярко выраженное гендерное неравенство. Следствием того, к примеру, стало принятие Госдумой в 2017 году закона, декриминализирующего домашнее насилие (вместо лишения свободы - штраф или краткосрочный арест). Среди авторов была скандально известная Елена Мизулина - та самая, которая на днях выдала до невозможного оруэлловский тезис о правах и свободах: запрет - "это и есть свобода" . Кстати, отчасти признаки такого социального крена, обусловленные актуализацией религиозных вопросов и их дальнейшее сращивание с политикой, можно было заметить и в украинском обществе. Но они выражены гораздо слабее, видимо, благодаря уже прочно укоренившейся евроатлантической парадигме, выступающей противовесом такого рода пещерному традиционализму.

У России столь же мощного противовеса нет. Она добровольно от него отказалась. И поэтому есть еще ряд причин, объясняющих ее голосование в СБ ООН. Москва по очевидным причинам не решилась наложить вето на резолюцию, но демарш в очередной раз учинила. Он по большей части продиктован продолжающейся "войной" Москвы с западными институтами: Россия видит угрозу своему суверенитету в юридической плоскости и защищает его от вмешательства ООН, поскольку у РФ уйма своих скелетов в шкафу. Из тех же соображений в минувшем году Москва сама себе дала право игнорировать решения Европейского суда по правам человека и отказывается признавать юрисдикцию Международного уголовного суда. "Особое мнение" по резолюции №2467 - из той же серии. Ихтамнетам нужно снимать стресс, верно? Потому-то российская сторона на словах как бы против сексуального насилия, но будет делать вид, что у нее этой проблемы нет.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир