Мир

Почему везет хозяину Кремля

Целая Россия превращена в огромную комнату с мягкими стенами

В начале украинско-российского кризиса самой популярной темой обсуждения в соцсетях стало психическое здоровье Путина. Френды все гадали - что с ним? Повредился умишком? Маниакально-депрессивный психоз? Паранойяльные состояния? Тогда, к счастью, на стороне здравого смысла выступили френды-психиатры со своим профессиональным заключением: здоров. Просто дурак. А это не лечится.
 
Конечно, запрещенные кружевные трусики и поставленные под сомнение кеды на высоких каблуках можно рассматривать как попытку отвлечь народ от насущных проблем. Те, кому в силу разных причин неинтересны кружевные трусики, могут восхититься грандиозной идеей перехода на "вечное зимнее время".Идея "русского Виндовса", например, находит в массах горячую поддержку. Народ с воодушевлением подхватывает вскользь брошенную в массы мысль о "единой Европе от Лиссабона до Владивостока" и не испытывает при этом не только "когнитивного диссонанса", но даже просто муторного дежавю.  

 Нагромождение абсурда в нынешней российской информполитике - это, безусловно, хрестоматийный признак тоталитаризма. Но есть еще одна интересная деталь: этому

Это чем-то напоминает историю Карибского кризиса. Исследователи обычно удивляются тому, как небывало бесперебойно работала в те дни техника. Словно кто-то пришел с огромным веником и вымел все случайности прочь

процессу абсурдизации словно помогают высшие силы. Ракеты не взлетают. А те, которым посчастливилось преодолеть земное притяжение и скрыться за горизонтом,  великие реки вскоре прибивают к какому-нибудь поселку. В тот самый момент, когда внизу, на планете, высокие должностные лица заговаривают о том, что пора снова наращивать запасы стратегических ядерных ракет, в космосе теряется последний спутник, отвечавший за "зрение" российского ядерного медведя.

 Это чем-то напоминает историю Карибского кризиса. Исследователи обычно удивляются тому, как небывало бесперебойно работала в те дни техника. Ни в одной телефонной линии не случилось сбоя, ни одна электросеть ни разу не "мигнула", радиопереговорам не мешал ни один лишний шорох. У тех, чьи пальцы лежали на кнопках, в синапсах мозга и нейронах не возникло ни одного случайного импульса. Словно кто-то пришел с огромным веником и вымел все случайности прочь.
 Пучина абсурда, в которую погружается Россия, - совсем не бессмысленный процесс. Это что-то вроде карантина для очень больного организма, который в силу болезни опасен для окружающих. Отрыв от реальности нужен реальности даже в большей степени, чем тому, кто ушел от нее в отрыв. Кстати, хороший урок всем тем, кто ратует за создание "украинской пропаганды в противовес российской". Пропаганда - опасное оружие в наш век перенасыщения информацией. Она затягивает в абсурд не только реципиента, но и самих творцов "отдельной реальности".

Да, изначально целью пропагандистской кампании было именно население "одной шестой". По всем правилам и шаблонам тоталитарного общества креативные мальчики и девочки, овладевшие основами гуманитарных технологий, довольно успешно справлялись с поставленной задачей. Беда этого русского "креативного класса" оказалась даже не в том, что он оказался совершенно - в том числе профессионально - аморальным. Они сумели запустить маховик, но потеряли контроль над событиями. И процесс покатился, как камень под горку.
В результате мы можем наблюдать очередной социальный эксперимент, который история ставит над Россией, - превращение целой страны в комнату с мягкими стенами. Причем не для изоляции России - такой страны не было до этого эксперимента, нет ее и теперь. Есть имитация, которая постоянно муссировалась для разных целей. В данное время для того, чтобы изолировать от реальности Путина.
 Правы френды-психиатры - он не безумен в обыденном психиатрическом смысле слова. Просто он погружен в абсурд, заказанный им же самим. Его действия и слова  подчиняются непостижимой логике этого абсурда.

 Это особенно остро ощущается именно сейчас. Когда старость и впереди - только упадок. Дело несколько спасают ботокс и ядерное оружие, это производит впечатление на окружающих. Но что дальше-то?

 Хуже всего то, что он загнан в угол, и дальше - тьма. Потому все, что сейчас надо делать, чтобы не довести ситуацию до крайностей, - убедить его, что он уже победил и стоит на пороге еще большей и неотвратимой победы.

 Куда более мощные и успешные диктаторы заканчивали безумием и попыткой забиться в хорошо изолированный бункер, куда доходят только хорошие новости.
К счастью, пациент поддается терапии. Правда, целая Россия превращена в огромную комнату с мягкими стенами, где все информационные потоки направлены, на то, чтобы удерживать пациента в иллюзии, что мир таков, каким он хочет его видеть. И, кстати, все с ним согласны. И рейтинг - выше Спасской башни.

 В эту игру втягиваются мировые политические силы. Этим заняты и высшие силы, которые позаботились, чтобы именно в это время Овальный кабинет был занят президентом Обамой, а не каким-нибудь нарванным республиканцем. Этим заняты соратники и коллеги в самой России. Они, конечно, уверены, что просто обтяпывают свои делишки, подыгрывая, прогибаясь и поддакивая. Но в результате, они работают на общее дело, обеспечивая комфорт своему пациенту-"наполеону". "Наполеонам", знаете, ни один специалист не станет втемяшивать, что он на самом деле Петр Иванович, сантехник и отец семейства. Или, в нашем случае, Владимир Владимирович. В прошлом - просто Вовочка, герой уморительных советских анекдотов. Который вырос, и всем стало не смешно.