Мир

Почему Западу никогда не переиграть Путина в информационной войне

Сюжеты о том, как реформы от ЕС изменят вашу жизнь, выглядят бледно на фоне шокирующих историй о распятых мальчиках. Чтобы выигрывать, Европе и США нужно скатиться еще ниже в продуцировании

Европа после затяжного промедления все же решила принять перчатку, официально признав, что Россия ведет против нее пропагандистскую войну. Для того чтобы признать факт войны с Россией, нужно немало мужества. Ведь с этими войнами всегда так: стоит только начать. А воевать не хочется... На момент написания статьи документ еще не был опубликован в открытых источниках и неизвестно, будет ли опубликован вообще. Ведь это, по сути, план войны.

Итак, в Евросоюзе наконец признали, что Россия использует каналы коммуникации для манипуляций и дезинформации. Поэтому нужно заниматься "продвижением политики ЕС в странах бывшего СССР" (в приоритетах - Грузия, Молдова и Украина), поддерживать независимые медиа и "обращать внимание общественности на дезинформацию со стороны внешних игроков". Для пропагандистской борьбы ЕС создает при своем департаменте иностранных дел East StrarCom Team. В ее задачи входит разработка материалов, которые "на русском и других локальных языках" объяснят реципиенту, что "политические и экономические реформы, продвигаемые ЕС, могут со временем привести к позитивным сдвигам в их повседневной жизни". Причем все это "простыми словами", на "жизненных примерах" и "с помощью сексес-сториз". Что касается "некоторых российских медиа, таких как РТ и "Спутник", телефейков и хейт-спичей, распространяемых из европейских офисов этих медиакомпаний, "ЕС будет работать над улучшением сотрудничества между национальными правительствами, включая встречи в формате Европейского правительства". Также речь идет о разработке рекомендаций для правительств Европы по улучшению соответствующего законодательства с учетом "текущих вызовов".

Интересно, что документ вызвал однозначную реакцию по обе стороны границы России-ЕС. Глава РТ заявила, что любые меры против российских вещателей в Европе противоречат принципам свободы слова. Дипломатов из стран бывшего соцлагеря документ "рассмешил". Некоторые их коллеги по Европравительству назвали его "слабым". Самым кратким и емким в своей оценке документа оказался анонимный комментатор из европолитиков: "Это просто кусок дерьма". Судя по всему, Евросоюз ответил на жизненную проблему и вызов собственной безопасности обычным для него бюрократическим образом. Можно, конечно, списать это на то, что ЕС изначально был (и остается) экономическим союзом. И он совершенно естественно выказывает растерянность, когда от него требуются политические шаги и решения.

Не надо просто "рассказывать нам о реформах и как они изменят нашу жизнь" - надо быть готовым услышать что-то
в ответ

Запад оказался не готов к гибридной войне вообще и к информационной в частности. В то время как Москва оказалась во всеоружии. Евросоюз в символическом поле сильно проигрывает России, как только может проигрывать в идеологическом плане экономический союз почти разваленной, но все-таки империи. Впрочем, нет ничего такого в нынешней российской пропаганде, чего не было в период холодной войны. Как человек, видевший советскую пропаганду собственными глазами, могу сказать, что по сравнению с тем, что было, это даже отчасти убого. По креативному, так сказать, наполнению. Изменились и каналы информации, которые, безусловно, обогатили пропагандистов методами воздействия. Но главное то, что стал другим Запад и его отношение к России. Когда холодная война закончилась, все вздохнули с облегчением, и никому до сих пор не хочется верить, что бывший противник пришел взять реванш. Причем пришел лучше подготовленным к новому этапу войны, чем почивший на лаврах бывший победитель.

Ситуация в медиапространстве очень удобна для пропаганды и крайне сложна для защиты от пропаганды "в старом стиле", то есть запретительными методами. Если в период холодной войны правительства могли воздействовать на телеканалы, то теперь это неактуально: пропаганда доберется до своего потребителя по другим каналам. А если правительства попробуют ей помешать, они же первыми и попадут под огонь критики за покушение на "демократические свободы" и "плюрализм мнений". Как это уже произошло с ЕС и его "девятистраничным планом", который еще даже не начали воплощать в жизнь. Запад оказывается заложником не только собственных демократических свобод, но и интеллектуальных изысканий - ведь это чисто постмодернистская ситуация, при которой нет ни правды, ни лжи, ни добра, ни зла, а есть только "разные точки зрения".

Любопытно, что и в ЕС, и в США в одну строку касательно "контрпропаганды" обычно попадают Исламское государство и Россия. Что естественно, поскольку это два лидера в области пропаганды на сегодняшний день. Но может оказаться плохим подспорьем в поисках стратегий противостояния, поскольку пропагандистские стратегии этих "лидеров" отличаются друг от друга так же, как и сами "лидеры". ИГ не скрывает своей экспансивности и не ищет оправданий своим действиям и тем подкупает. Российская пропаганда работает в первую очередь как защитная реакция, подсказывая оправдания для действий Кремля. Для того чтобы понять механизмы действия этой пропаганды, нужно неплохо знать психологию гомо совьетикус - все еще вызывающе живого и весьма массового подтипа гомо сапиенс, населяющего бывшие республики СССР.

Поэтому не стоило бы смешивать в одном котле наши постсоветские судороги и пропагандистский вызов нового религиозного радикализма. Хотя в России изо всех сил стараются посеять иллюзию чего-то подобного касательно себя и даже называют украинскую войну "религиозной". Украинская война - война прошлого века, имеющая отношение к развалу империи и геополитике образца "Большой шахматной доски" Бжезинского. В то время как война ИГ - война нового века, апеллирующая к религиозному, ценностному поиску, война образца Хантингтона.

Фото: стоп-кадр

Россия вовсе не "глобальная антитеза Западу", как она сама пытается представить. Это только имитация. Она так и не предложила собственной программы, альтернативной западному образу жизни и западным ценностям, не создала позитивного глобального месседжа. Россия только имитирует глобальное противостояние, лидером которого на самом деле является ИГ. Это, на первый взгляд, облегчает задачу для тех, кто собирается противостоять российской пропаганде. В действительности же с иллюзиями бороться иногда бывает труднее, чем с реальной опасностью. К тому же в США недавно признали, что провалили пропагандистскую войну с ИГ: наработанные методы контрпропаганды были признаны неэффективными.

Причину успеха пропаганды и заведомого неуспеха контрпропаганды эксперты видят обычно во вторичности контрпропагандистских сюжетов. Контрпропаганда очень часто сбивается на развенчивание пропаганды - ее фальши, лживости, мифичности. В результате пропаганда дает яркий, эмоциональный, мифический - и оттого особенно действенный - сюжет, а контрпропаганда занимается скучным разбором, "почему это не так". Пропаганда построена на вере, а потому строить контрпропаганду на основании скепсиса и критического мышления - все равно, что приглашать лектора-атеиста на приходское собрание. Но именно это проглядывает из скупых строк "девятистраничного документа", оброненных в медиапространство EUObserver'ом. Сюжеты о том, как "реформы от ЕС изменят вашу жизнь на примере чужих сексес-сториз, выглядят бледно на фоне шокирующих историй о распятых мальчиках. Конечно, потом они оказываются фейком, но эмоциональную картину это все равно не портит и убежденность в том, что "нет дыма без огня", не разрушает. Никакая европейская пропаганда, если только она не скатится до того же уровня (а по возможности - еще ниже), не достигнет таких зияющих высот.

Запад оказался не готов к гибридной войне вообще и к информационной в частности. В то время как Москва оказалась во всеоружии

Но, к счастью, на нашей стороне время. Потому что тот путь, по которому пошла российская пропаганда, - "больше бреда" - хорош только на коротких дистанциях. Абсурд и чернуху надо постоянно наращивать. А на это нужны мощности - и финансовые, и креативные, которые постепенно исчерпываются, причем вторые быстрее, чем первые. Это хорошая новость для пацифистски настроенного Запада: не нужно "вступать в пропагандистскую войну" (это утверждение тоже ни коим образом не касается ИГ). Нужно просто наладить нормальный обмен информацией, то есть действовать на своем - рациональном - поле. Причем делать это не только для "приоритетных" для Европы Украины, Грузии и Молдовы, но и для менее "приоритетных" Беларуси, республик Кавказа и Средней Азии.

То есть можно кое в чем согласиться с "девятистраничным документом", кроме одного: это не должно быть просто "присутствием" в медиапространстве "провинций". Это должен быть полноценный обмен информацией. Не надо просто "рассказывать нам о реформах и как они изменят нашу жизнь" - надо быть готовым услышать что-то в ответ. Мы сами можем плохо отреагировать на такую "контрпропаганду" со стороны ЕС по одной простой причине: мы устали от менторства, патернализма, напоминающего нам о том, что мы провинция. И от того, что мы были и остаемся заложниками чужой политики. Вот и теперь кто-то собирается с кем-то воевать за наши умы. Как изменить отношение к ЕС у тех, кто все еще думает о "гейропе", мечтает о "росмире" или о пути изоляционизма? Проявить добрую волю и готовность принять нас как партнеров. Хотя бы в чисто символическом поле. Не нужно пропаганды, понимаете? Давайте просто поговорим по-человечески.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 29 июня 2015 г. (№ 26/736)