Мир

Полуторавекторный Лукашенко

Благодаря минскому саммиту белорусский президент начал чувствовать себя игроком на европейской арене и претендовать на самостоятельную роль

Для Украины важно то, как соотносятся желание и реальные возможности Александра Лукашенко быть полноценным участником европейской политики. Эти возможности ограничены как со стороны Евросоюза, так и со стороны России.

Вменяемый диктатор

В настоящее время против Лукашенко и еще 157 официальных лиц Республики Беларусь действуют санкции ЕС и США в виде запрета на въезд и замораживания активов. Эти санкции были введены в начале 2011 г. в ответ на подавление белорусскими властями акций протеста после президентских выборов 19 декабря 2010 г. Аналогичные санкции были введены и в 2006 г. после предыдущих президентских вы­бо­ров, но через два года западные правительства их отменили, "чтобы побудить Минск к проведению реформ". Сейчас Лу­ка­шенко, который правит Бела­русью уже больше 20 лет (с 20 июля 1994 г.), видит шанс вновь избавиться от западных санкций, причем даже не изображая реформы и без малейших уступок оппозиции.

Минский саммит уже стал для него важным достижением. Это событие ознаменовало собой ко­нец политики дипломатической изоляции Минска, которую западные лидеры неукоснительно соблюдали три с половиной года. Последним VIP-визитером из ЕС был еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства

Минский саммит уже стал для него важным достижением, поскольку ознаменовал конец политики дипломатической изоляции Минска, которую западные лидеры неукоснительно соблюдали три с половиной года

Штефан Фюле, посетивший белорусскую столицу в ноябре 2010 г. А на саммит 26 августа прибыли сразу три члена Еврокомиссии: верховный представитель ЕС по иностранным де­лам и политике безопасности Кэтрин Эштон, комиссар по торговле Карел де Гюхт и комиссар по энергетике Гюнтер Эт­тин­гер. Конечно, от рукопожатия Эштон до отмены санкций путь небыстрый. Но Лукашенко имеет основания рассчитывать, что он бу­дет пройден.

Прежде всего изменился имидж белорусского диктатора на международной арене, хотя сам Лукашенко не прилагал для этого особых усилий. В ноябре 2012-го в интервью агентству Reuters он заявил, что по-доброму завидует себе, имея репутацию "последнего и единственного диктатора в Европе". С тех пор он ничуть не перестал им быть (и не собирается от этого отказываться), однако титула "последнего и единственного" лишился.

Нынче Лукашенко предстает хоть и диктатором, но вменяемым, то есть предсказуемым и неопасным для внешнего мира. В отличие от абсолютно непредсказуемого и крайне опасного Пу­ти­на. Задача наказания режима Лу­кашенко сейчас для Запада явно потеряла актуальность, вместо нее стала принципиально важной задача удержать Минск от активных действий на стороне Москвы. Бацька это прекрасно понимает и старается использовать по максимуму.

Тормоз евразийства

Минский саммит был успешным в одном немаловажном отношении: он показал всю глубину различия между Европейским Союзом и Таможенным союзом Бе­ларуси, Казахстана и России. Проще говоря, ЕС - это реальная общность, а ТС - фиктивная.
28 стран Евросоюза, несмотря на все противоречия между ними, сумели выработать, соблюдать, затем по мере необходимости ужесточать и опять-таки соблюдать единую позицию в российско-украинском конфликте. Позицию на стороне Украины и против России, включая санкции. Все попытки Кремля разрушить единство ЕС дали эффект в виде антиукраинских и пророссийских заявлений отдельных партий, политиков и чиновников не­которых стран Евросоюза, предотвратили, быть может, принятие более радикальных мер наказания России за агрессию против Ук­ра­ины, но не вынудили Союз отступить ни от одного своего решения, обязательного для всех стран-членов.

В то же время три страны Та­­моженного союза оказались не­способны выработать единую позицию. Хваленого влияния "Путина, который всех переиграл", не хватило на то, чтобы заставить Минск и Астану солидаризироваться с Кремлем и ввязаться в противостояние с Ук­ра­иной и ЕС. Назарбаев просто сделал вид, что его касаются только экономические вопросы. А Лу­ка­шенко, пользуясь статусом хозяина саммита, стал явно, даже нарочито демонстрировать двувекторность.

Конечно, настоящей (не показной) двувекторности у Бацьки не получилось. Максимум - полуторавекторность. Правда, в начале саммита была интрига, когда Лу­ка­­шенко объявил о наличии у него проекта заключительного документа саммита. Но быстро выяснилось, что никакой формулы компромисса Минск не изобрел, а предложенный им проект выгоден Москве и там же написан. Сколько бы Лукашенко ни изображал самостоятельность, он остается зависимым союзником Путина.

Легальный контрабандист

И Путин никогда не упускает шанса выпятить эту зависимость. Так было и на минском саммите. "У нас даже в рамках Тамо­жен­ного союза уже идет запрещенный сегодня к ввозу на территорию РФ товар из стран ЕС. В данном случае, к сожалению, через Бе­ла­русь, - отчитывал хозяин Крем­ля незадачливого Бацьку, предъявляя фотографию упаковки товара с содранной наклейкой. - Вот написано: страна происхождения - Беларусь. На­к­лей­ку сорвали - Польша!"

Подобные упреки за последние четыре года (с июля 2010-го, когда начал функционировать ТС) Минску приходилось выслушивать, а Москве - выговаривать десятки раз. Лукашенко - легальный хозяин тракта нелегальных поставок, этот статус из разряда тех маленьких радостей, которые могут позволить себе только диктаторы, и сам Путин знает толк в подобных вещах, как, наверное, никто другой. Кон­трабанда, реэкспорт, перефасовка с последующей перепродажей и подобные операции служат экономической основой - а потому и сильным мотивом полуторавекторности Лука­шен­ко, которому важно сохранить свою роль сателлита, но не вассала Путина.
Конфликт между Россией с одной стороны, и Украиной и Ев­росоюзом с другой - для Баць­ки - прекрасная возможность на­житься, хотя он, впрочем, уверяет, что старается не для себя, а для Беларуси. Политический ка­питал (в масштабах Европы) тут не самоцель, а скорее, дополнительный бонус, главное же - именно экономическая выгода, которую можно получить и от стран ЕС (которым нужно куда-то деть свое продовольствие, ставшее товаром нонграта в России), и от Украины, и от той же России.

Риски для Украины

Лукашенко не постеснялся объявить в начале августа о готовности поставлять Украине нефтепродукты "на потребности уборочной кампании", хотя все знают, что белорусские НПЗ работают на российской нефти, а Россия заинтересована в том, чтобы украинская армия испытывала острый дефицит горюче-смазочных материалов. В данном случае Беларусь формально не нарушает никаких своих обязательств в рамках ТС, и это был вынужден признать посол России в Минске Александр Суриков. Он подтвердил, что Москва будет неукоснительно исполнять договоренности о поставке нефти в Беларусь.

Известно также, что для проведения антитеррористической операции Украина заказала в Бе­­ларуси 52 единицы техники Минс­кого автозавода - тягачи для артиллерии, платформы, грузовики, кунги. Эта техника уже работает в зоне АТО.
Но у Путина есть своя выгода от режима Лукашенко, потому он и терпит проделки Бацьки. На территории Беларуси размещены российские войска, и весьма немалые. В начале июля группа "Ин­фор­мационное сопротивление" сообщила данные, согласно которым российский контингент в Беларуси включает почти 2,6 тыс. военно­служащих, около 30 танков, до 120 боевых бронированных ма­шин, порядка 40 артиллерийских установок, 41 самолет и 20 вертолетов. 23 апреля в Минс­ке министр обороны России Сергей Шойгу на встрече с Александром Лукашенко поставил его в известность о намерении Кремля в 2014 г. поставить в Беларусь четыре дивизиона комплекса С-300, а в 2015 г. разместить в республике свою авиационную базу. Еще раньше, в марте текущего года, Беларусь под сильным давлением Кремля уже со­гласилась на размещение в районе Бобруйска 15 российских военных самолетов.
Беларусь - союзник России по ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности). Если Россия заявит о том, что стала жертвой агрессии со стороны Украины, Беларусь вроде бы обязана поддержать своего союзника. Можно допустить, что Лу­ка­шенко искренне не хочет на­правлять белорусские войска против украинских. Но было бы опрометчиво рассчитывать, что он сможет удержать от выступления против Украины расположенные в Бе­ла­руси российские войска. Скорее всего, Путин даже не поставит Лукашенко в известность о своем решении, если таковое примет.

Полуторавекторность Лука­шен­ко - это достаточное основание для того, чтобы не отождествлять позиции Минска и Москвы и развивать взаимовыгодное со­­трудничество с Беларусью. Но этого слишком мало, чтобы воспринимать Бацьку как по-настоящему самостоятельного игрока. Самостоятельность он давно променял на диктаторство - и, похоже, безвозвратно.