Мир

Последняя оргия. Буш нанес смертельную рану Трампу

Одиозный миллиардер проиграл, превратив дебаты с Хиллари Клинтон в пустую формальность

Среди аристократов Древнего Рима существовал обычай: человек, намеренный либо вынужденный совершить самоубийство, прежде чем отправиться к праотцам приемлемым для себя и одобренным обществом способом, собирал гостей, устраивал вечеринку, стремясь "оторваться" и блеснуть как можно ярче.

Не знаю, в курсе ли этой милой традиции Дональд Трамп, но на прошедших в воскресенье дебатах он сделал именно это — закатил прощальную вечеринку. Бурлескную, вульгарную, эпатажную. В общем, какой эпитет в том же духе ни возьми — подойдет. Факт остается фактом: одиозный миллиардер приготовился принять политическую смерть и готов напоследок от души повеселиться. Если он и намеревался всерьез стать президентом (в чем нельзя быть уверенным, но в чем ему удалось убедить чрезвычайно много людей), то теперь его кампания превратилась в троллинг глобального масштаба — "чтобы помнили".

Собственно, вердикт ему принесла минувшая пятница, когда сотрудник The Washington Post Девид Фарентолд опубликовал запись 2005 г. с откровениями Трампа. Миллиардер тогда давал интервью программе Access Hollywood (американский прототип "Светской жизни") о своем участии в эпизоде мыльной оперы "Дни нашей жизни", после чего разговорился с журналистом. То ли один из них забыл о включенном микрофоне, то ли оба — остается неясным. И, по большому счету, сейчас неважным. Поскольку Трамп говорил об отношении к женщинам и об отношениях с женщинами. Причем не стесняясь ни слов, ни собственных действий, которые вполне подходят под определение сексуальных домогательств и дискриминации по половому признаку. И такое поведение, по его собственному признанию, привычка: "когда ты звезда, они позволяют".

Судя по общественному резонансу, этот ролик стал главным событием президентской кампании 2016 г. и наиболее обсуждаемой темой в социальных сетях (на это, к слову, обратил внимание модератор дебатов).

Здесь, однако, стоит обратить внимание не только на то, что оказалось на записи, но и на то, как она стала достоянием общественности. Во-первых, The Washington Post — с известным реверансом в сторону журналистских стандартов — является изданием консервативной направленности. Проще говоря, республиканским. Во-вторых, журналистом, бравшим интервью и как минимум не озаботившимся уничтожением не относившегося к программе, был никто иной как Билли Буш, признанный мастер жанра интервью и двоюродный брат Джорджа Буша-младшего. Весьма кстати выразивший сожаления в связи со своим участием в такого рода беседе. К слову, еще один его брат, Джеб Буш, сам безуспешно пытавшийся баллотироваться в президенты, отказался поддерживать выдвижение Трампа на летнем съезде партии. В-третьих, уже в субботу Джон Маккейн, сенатор от Аризоны, ставший республиканским номинантом на выборах 2008 г., заявил, что отзывает свою поддержку Трампа, став 22-м высокопоставленным представителем партии, сделавшим такой шаг.

Еще 18 человек, включая Майка Пенса, кандидата на пост вице-президента, ограничились — по крайней мере, пока — лишь публичным порицанием миллиардера. И это если не вспоминать о еще 13 губернаторах и сенаторах, которые подобно Джебу Бушу изначально отказали Трампу в поддержке (а среди них, между прочим, Митт Ромни, кандидат на выборах 2012 г., Джон Кейсик, которого Трамп обошел, и экс-губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер).

Таким образом, критический удар Трампу всего за месяц до выборов нанесли сами республиканцы. В полном соответствии с заветом Тараса Бульбы: "Я тебя породил, я тебя и убью". Впрочем, ему было предложено принять яд самому — добровольно сняться с выборов. Джон Тьюн, третье лицо в республиканской иерархии в Сенате, призвал его освободить место для Пенса, который "немедленно должен стать нашим кандидатом". 

Но Трамп это предложение, как и следовало ожидать, отверг. Здесь, опять-таки, напрашивается параллель с Римом. По историческим книжкам кочует апокриф о Нероне, принявшем смерть со словами: "Какой актер погибает!" — после того, впрочем, как Вечный город сгорел.

Со всей очевидностью, такой сценарий Республиканскую партию ничуть не прельщает. И здесь, надо отдать должное традициям американской политической культуры: даже накосячив с  выдвижением "дважды легитимного" кандидата, элита поддержавшей его партии рискнет скорее итогом президентской гонки, чем собственной репутацией и перспективами своей политической силы.

До "большого вторника" остался месяц, бюллетени напечатаны, досрочное голосование уже началось, а легальных механизмов для замены кандидата не так много. Партийный устав позволяет членам Республиканской национальной конвенции "заполнять любую и все вакансии республиканского кандидата в президенты, которые могут освободиться в связи со смертью, самоотводом или иным образом". Иными словами, чтобы его задвинули, Трамп должен либо умереть, либо сняться с выборов, либо быть признан недееспособным. Но Трамп здоров, упрям и точно осознает, что делает.

В связи с этим звучат предложения раздвинуть рамки толкования слов "иным образом" и включить в эту формулировку отзыв кандидатуры. Но здесь выплывает другая коллизия: партии позволено "заполнять" вакансию, а не "создавать" ее заново, что, по мнению юристов, неизбежно в таком случае. И потом, если республиканцы попытаются переписать правила сейчас, неизбежно возникнет хаос и уже институализованный раскол в партии, поскольку у сторонников Трампа появится фактическое доказательство косности политической системы и ее предубеждения против их кандидата.

Есть, правда, еще один вариант: в случае победы на выборах Трамп таки становится хозяином Овального кабинета, но объявляет себя недееспособным, передавая всю полноту власти вице-президенту Пенсу. Но хотя подобный сценарий делегирования полномочий предусмотрен 25-й поправкой к конституции США, он выглядит откровенно фантастическим.

Куда больше шансов на то, что выход даст сама избирательная система, которую, к слову, многие критиковали за архаизм, особенно в Европе и России. Ведь, голосуя за того или иного кандидата, избиратель фактически голосует за члена комиссии выборщиков, который, как ожидается, отдаст свой голос за этого кандидата. Но, во-первых, истории известны случаи, когда выборщик становился на сторону его конкурента. Во-вторых, хотя существуют законы, предусматривающие наказание для выборщиков, поддержавших кандидата, не пользующегося поддержкой в его штате, в случае победы Трампа контролируемый республиканцами Сенат и суды — ввиду большого общественного напряжения — вполне могут спустить дело на тормозах.

Как бы то ни было, самым простым вариантом был бы добровольный отказ Трампа от выборов. Но то, что альтернативные варианты всерьез обсуждаются, указывает на то, что его недруги среди республиканцев в своем стремлении избежать пирровой победы настроены очень решительно. Настолько, что предпочтут не чинить препятствий победе кандидата от Демократической партии.

Очевидно, осознавая это, Трамп, что называется, сорвался. Второй раунд дебатов он тоже проиграл, но, по всей видимости, извлек из этого максимум удовольствия: коль скоро это реалити-шоу, то почему бы не сделать его более зрелищным? И вот в зале оказываются его почетные гостьи — женщины, обвинявшие в сексуальных домогательствах Билла Клинтона. Причем сидят в первом ряду, так, чтобы Хиллари Клинтон их хорошо видела. Эффект усиливают заявления вроде  "Ну, положим, я говорил, но Клинтон-то делал! Так кто хуже?!". Впрочем, нет — не усиливают, судя по результатам соцопросов. Или взять заявление, что если он, Трамп, станет президентом, то Хиллари Клинтон окажется в тюрьме, вызывающее богатейшие аллюзии у украинской аудитории. Которые фактическое признание в том, что потерю почти миллиарда преимущественно чужих долларов на неудачных инвестициях он использовал, чтобы 18 лет не платить налоги, лишь усиливает.

На этом фоне Клинтон даже не приходилось особо напрягаться. И хотя она была менее убедительна по сравнению с прошлым разом, вряд ли это будет иметь большое значение. Трамп теперь вряд ли может всерьез рассчитывать на голоса колеблющихся и, в особенности, женщин. Сколь бы разумных вещей он ни говорил, факт остается фактом: он наступил на мощную эмоциональную мину. И попытка покаяться и объясниться ("Да, было такое, и я не горжусь сказанным, но это был "разговор в раздевалке") лишь ухудшила дело. Просто потому, что характер, как написал один из комментаторов, это то, как ты себя ведешь, когда тебя никто не видит.

А потому Трампу осталось одно — брать пример с осла, кричавшего "Вы еще услышите обо мне!", прежде чем его шкуру натянули на барабан.