Мир

Поздняя жертва Вольфганга Альберса

Президент кельнской полиции стал яркой иллюстрацией принципа, сформулированного Лоуренсом Питером: в иерархической системе каждый индивидуум имеет тенденцию подняться до уровня своей некомпетентности

Фото: scanpix.com

Пре­зи­дент по­ли­ции Кель­на Вольф­ганг Аль­берс ушел со сво­е­го по­ста, не су­мев обуз­дать тол­пу вар­ва­ров, ве­се­лив­ших­ся в цен­тре го­ро­да. Мно­же­ство из­би­тых граж­дан. По­чти шесть со­тен по­стра­дав­ших от сек­су­аль­ных до­мо­гательств и на­си­лия жен­щин - это ес­ли ис­хо­дить из ко­ли­че­ства по­дан­ных за­яв­ле­ний, а ре­аль­ное чис­ло мо­жет ока­зать­ся ку­да вы­ше. Всплеск ксе­но­фо­бии. Удар по ре­пу­та­ции Ан­ге­лы Мер­кель, ши­ро­ко распахнувшей бе­жен­цам две­ри Гер­ма­нии. В об­щем, бо­лее жир­ную точ­ку на ка­рье­ре слож­но пред­ста­вить.

Впро­чем, она мог­ла бы быть ку­да ме­нее эф­фект­ной, а но­во­год­них бес­по­ряд­ков столь ка­та­стро­фи­че­ских мас­шта­бов мог­ло бы про­сто не про­изой­ти, ес­ли бы Аль­берс на­шел в се­бе му­же­ство по­дать в от­став­ку рань­ше. Или ес­ли бы вы­ше­сто­я­щее ру­ко­вод­ство отстра­ни­ло его от долж­но­сти - тем бо­лее что по­во­дов хва­та­ло.

Аль­берс стал яр­кой ил­лю­стра­ци­ей прин­ци­па, сфор­му­ли­ро­ван­но­го Ло­урен­сом Пи­те­ром: в иерар­хи­че­ской си­сте­ме каж­дый ин­ди­ви­ду­ум име­ет тен­ден­цию под­нять­ся до уров­ня сво­ей не­ком­пе­тент­но­сти. Со­глас­но прин­ци­пу Пи­те­ра уча­ст­ник лю­бой ст­рук­ту­ры, где пред­по­ла­га­ет­ся ка­рьер­ный рост, по­вы­ша­ет­ся в долж­но­сти до тех пор, по­ка не зай­мет пост, на ко­то­ром он ока­жет­ся не в со­стоя­нии справ­лять­ся со сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми. Это и есть уро­вень не­ком­пе­тент­но­сти, на ко­то­ром со­труд­ник за­стря­нет, по­ка не по­ки­нет си­сте­му. На­при­мер, уво­лит­ся.

Пост по­ли­цай-­пре­зи­ден­та Кель­на Аль­берс за­ни­мал с сен­тяб­ря 2011 г. Как гла­ва крупней­ше­го в зем­ле Се­вер­ный Рейн-Вест­фа­лия (СРВ) по­ли­цей­ско­го де­пар­та­мен­та, он от­ве­чал не толь­ко за Кельн и сеть ав­то­до­рог во­круг не­го, но и за рас­по­ло­жен­ный непода­ле­ку Ле­вер­ку­зен - ре­зи­ден­цию фар­ма­цев­ти­че­ско­го ги­ган­та Bayer AG и однименной фут­боль­ной ко­ман­ды-уча­ст­ни­цы Бун­дес­ли­ги. При­ме­ча­тель­ная де­таль: на при­мер­но 1,5 млн жи­те­лей этой аг­ло­ме­ра­ции вплоть до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни приходилось все­го лишь око­ло 5 тыс. по­ли­цей­ских. Это, ко­неч­но, сви­де­тель­ство­ва­ло как о срав­ни­тель­но низ­ком уров­не пре­ступ­но­сти, так и о до­воль­но вы­со­кой компетенции пер­со­на­ла. Но это же при­знак то­го, что к кри­зи­су бе­жен­цев си­лы охра­ны пра­во­по­ряд­ка ока­за­лись по­про­сту не го­то­вы.

Кельн здесь вряд ли мо­жет счи­тать­ся ис­клю­че­ни­ем - хо­тя про­бле­му мож­но бы­ло предви­деть. К сло­ву, в июне 2014 г. (к то­му вре­ме­ни счет си­рий­ских бе­жен­цев в Германии уже по­шел на де­сят­ки ты­сяч) Аль­берс во­шел в со­став сфор­ми­ро­ван­ной главой МВД СРВ ко­мис­сии, при­зван­ной вы­ра­бо­тать ре­ко­мен­да­ции по кор­рек­ции демгра­фи­че­ско­го со­ста­ва по­ли­ции фе­де­раль­ной зем­ли. Но экс­пер­ты в ко­ли­че­стве четы­рех че­ло­век (по­ми­мо Аль­бер­са в нее во­шли ко­мис­сар по­ли­ции Мюн­сте­ра, универси­тет­ский про­фес­сор и пред­ста­ви­тель Ланд­рад­та) по это­му во­про­су так и не дого­во­ри­лись. Впро­чем, на­сто­я­щий скан­дал по­сле­до­вал в ок­тяб­ре, ко­гда по­ли­ция недо­оце­ни­ла мас­штаб ан­ти­ис­лам­ских и ан­ти­ми­грант­ских бес­по­ряд­ков, устро­ен­ных уль­тра­пра­вы­ми из дви­же­ния Hogesa (Hooligans gegen Salafisten - "Ху­ли­га­ны про­тив сала­фи­тов"). То­гда по­стра­да­ли 45 по­ли­цей­ских. Скан­дал ока­зал­ся тем бо­лее гром­ким, что ана­ло­гич­ная ма­ни­фе­ста­ция в Ган­но­ве­ре про­шла ку­да спо­кой­нее вви­ду жест­ко­го запре­та на ал­ко­голь и сла­жен­ных дей­ствий сил пра­во­по­ряд­ка.

В 2015 г. по­ли­ция Кель­на опять осла­ви­лась из-за же­сто­ких и бес­че­ло­веч­ных ри­ту­а­лов, ко­то­рые прак­ти­ко­ва­лись Тре­тьей груп­пой спец­на­за (SEC-3), ко­то­рую впо­след­ствии при­шлось рас­фор­ми­ро­вать. Не бе­русь утвер­ждать, что имен­но та­кие на­вы­ки и сгодились бы в но­во­год­нюю ночь, но яс­но од­но: в пра­во­охра­ни­тель­ных ст­рук­ту­рах Кель­на дав­но все бы­ло не­хо­ро­шо, и боль­шая ка­та­стро­фа ста­ла лишь во­про­сом вре­ме­ни.

Сто­рон­ни­ки дви­же­ния Pegida ("Ев­ро­пей­цы-пат­ри­о­ты про­тив ислами­за­ции За­па­да") вы­шли на про­те­сты уди­ви­тель­но быст­ро
и друж­но. Это бы­ло клас­си­че­ское "Пу­тин­по­мо­ги"

Но, по всей ви­ди­мо­сти, по­ли­ти­че­ский ком­про­мисс оказался цен­нее: пост по­ли­цай­-пре­зи­ден­та - пар­тий­ный. СРВ - са­мая на­се­лен­ная из фе­де­раль­ных зе­мель, здесь созда­ет­ся чет­верть ва­ло­во­го внут­рен­не­го про­дук­та ФРГ. Вы­бо­ры в ней не­мец­кие по­ли­то­ло­ги назы­ва­ют ма­лы­ми обще­фе­де­раль­ны­ми. По ито­гам вы­бо­ров здесь к вла­сти при­хо­ди­ли пар­тий­ные коа­ли­ции, ко­то­рые позд­нее побежда­ли и в мас­шта­бе всей стра­ны. Так вот, на вы­бо­рах 2012 г. "млад­шие" в мас­шта­бах стра­ны парт­не­ры христиан­ских демократов, со­ци­ал-де­мо­кра­ты, эпи­че­ски об­ста­ви­ли пар­тию Мер­кель. А Аль­берс - как раз эсдек. И его, ве­ро­ят­но, ста­ра­лись не тро­гать ра­ди ста­биль­но­сти коа­ли­ции.

Попытка за­мять скан­дал бы­ла и сей­час - прав­да, нам труд­но ска­зать на­вер­ня­ка, сам ли Аль­берс спа­сал свою ка­рье­ру, или же (что бо­лее ве­ро­ят­но) это был сго­вор. Так, уже 1 янва­ря де­пар­та­мент по­ли­ции Кель­на ра­пор­то­вал о том, что ночь про­шла спо­кой­но, пат­руль­ным, как вы­яс­ни­лось впо­след­ствии, при­хо­ди­лось от­пус­кать правонарушителей, ко­ли­че­ство за­дер­жан­ных ока­за­лось не­ве­ли­ко, а их име­на бы­ло поз­во­ле­но раскрывать СМИ лишь по пря­мо­му за­про­су.

Впро­чем, не­об­хо­ди­мо при­знать: по­доб­ное по­ве­де­ние бе­жен­цев ста­ло шо­ком для всей Гер­ма­нии и всей Ев­ро­пы. Хо­тя, спра­вед­ли­во­сти ра­ди, на­до от­ме­тить: по­доб­но­го разгула на­си­лия не бы­ло ни в Хель­син­ки, ни в Зальц­бур­ге, ни где бы то ни бы­ло еще. В об­щем, где тон­ко - там и рвет­ся.

Кста­ти, в вос­кре­се­нье Фе­де­раль­ное управ­ле­ние уго­лов­ной по­ли­ции Гер­ма­нии при­зна­ло, что стра­на столк­ну­лась с раз­но­вид­но­стью пре­ступ­ле­ний, ко­то­рая рас­про­стра­не­на "в не­ко­то­рых араб­ских стра­нах" - с "груп­по­вы­ми сек­су­аль­ны­ми до­мо­гатель­ства­ми к женщи­нам в пуб­лич­ном про­стран­стве", из­ве­ст­ным как "та­хар­руш га­меа" (taharrush gamea). Со­об­ща­ет­ся, что та­кие пре­ступ­ле­ния со­вер­ша­ют­ся "в ос­нов­ном при круп­ных стол­по­тво­ре­ни­ях, на­при­мер во вре­мя ми­тин­гов и де­мон­стра­ций".

Фото: tvc.ru

Ины­ми сло­ва­ми, за­ком­плек­со­ван­ные по­дон­ки, под­бад­ри­вая друг дру­га, пря­чась друг за дру­га, го­то­вые сва­лить друг на дру­га от­вет­ствен­ность в слу­чае опас­но­сти, тол­пой набра­сы­ва­ют­ся на жен­щи­ну. Тол­пой - по­то­му что им очень страш­но. Они го­то­вы обратить­ся в бег­ство при ма­лей­шем от­по­ре. Бе­да лишь в том, что шан­сы на­рвать­ся на от­пор в дан­ном слу­чае бы­ли ми­ни­маль­ны. Че­ло­ве­ко­лю­бие нем­цев, воз­рос­шее на поч­ве кол­лек­тив­ной ви­ны за гит­ле­ризм, раз­рос­лось до та­кой сте­пе­ни, что от­тор­га­ет са­му идею жест­ко­го от­по­ра. В то же вре­мя сред­ний не­мец­кий из­би­ратель и из­би­ра­тель­ни­ца от­нюдь не ма­зо­хи­сты. Они тре­бу­ют от вла­стей от­вет­ных мер. Кро­ме то­го, не­ко­то­рая часть об­ще­ства и са­ма не прочь по­иг­рать му­ску­ла­ми - в том слу­чае, ес­ли вла­сти да­дут на это раз­ре­ше­ние. Эта часть об­ще­ства - по­ка остаю­щая­ся (на­дол­го ли - за­ви­сит от действий вла­стей) мар­ги­наль­ной, но вме­сте с тем ак­тив­ная его часть, тя­го­тит­ся избыточ­ной то­ле­рант­но­стью и на­стаи­ва­ет на си­ло­вом от­ве­те. К сло­ву, сто­рон­ни­ки анти­ис­лам­ско­го (и про­рос­сий­ско­го!) дви­же­ния Pegida ("Ев­ро­пей­цы-пат­ри­о­ты про­тив ис­ла­ми­за­ции За­па­да") вы­шли на про­те­сты уди­ви­тель­но быст­ро и друж­но, при­чем с рос­сий­ски­ми фла­га­ми и порт­ре­та­ми Пу­ти­на. Это бы­ло клас­си­че­ское "Пу­тин­по­мо­ги", про­стые ре­цеп­ты в от­вет на слож­ные про­бле­мы: сбли­же­ние с Рос­си­ей про­тив ис­лам­скго ми­ра, уже­сто­че­ние ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки, са­мо­изо­ля­ция в рам­ках ЕС - все то, о чем так меч­та­ют в Москве. И, ра­зу­ме­ет­ся, это был спла­ни­ро­ван­ный удар по Ан­ге­ле Мер­кель, ко­то­рую и сде­ла­ли от­вет­ствен­ной за про­изо­шед­шее. Хо­тя и ход мыс­лей Мер­кель, и при­мер­ная про­грам­ма от­вет­ных дей­ствий, в це­лом, по­нят­ны.

Канц­лер Мер­кель, бу­дучи вы­ход­цем из ГДР, то есть по­пав на За­пад из-за пре­де­лов раз­ви­то­го за­пад­но­го ми­ра, и са­ма про­шла не­про­стую адап­та­цию к но­вым реа­ли­ям. Про­шла бо­лее чем успеш­но, дой­дя до са­мо­го вер­ха. Ра­зу­ме­ет­ся, ее старт прин­ци­пи­аль­но от­ли­чал­ся от стар­та бе­жен­ца из Се­вер­ной Аф­ри­ки. Тем не ме­нее не­ко­то­рые ве­щи фрау Ан­ге­ла чув­ству­ет соб­ствен­ной ко­жей и суть про­бле­мы ви­дит очень глу­бо­ко. Суть же в том, что, не­смот­ря на то что из­ряд­ный про­цент пер­во­го по­ко­ле­ния им­ми­гран­тов - это, по су­ти, со­ци­аль­ный му­сор, хоть и не кри­ми­наль­ный в по­дав­ляю­щем боль­шин­стве, но не­спо­соб­ный или очень сла­бо спо­соб­ный адап­ти­ро­вать­ся к но­вым реа­ли­ям, за­прет на въезд стал бы не про­сто бес­по­лез­ным, но и контр­про­дук­тив­ным ме­то­дом борь­бы с не­кон­т­ро­ли­ру­е­мой ми­гра­ци­ей.

От пре­вра­ще­ния ми­гран­тов в агрес­сив­ных гоп­ни­ков объ­ек­тив­но вы­иг­ры­ва­ет тот, кто хо­тел бы рас­ка­чать си­ту­а­цию на За­па­де, вверг­нув его в не­ста­биль­ность. Осла­бить и рассо­рить меж­ду со­бой стра­ны ЕС. Стра­вить За­пад и тре­тий мир и, по воз­мож­но­сти, вы­сту­пить в ро­ли край­не не­об­хо­ди­мо­го по­сред­ни­ка меж­ду ни­ми

При­чем не толь­ко по­то­му, что за­прет за­ве­до­мо не­эф­фек­ти­вен. Им­ми­гран­ты, борющиеся за свою жизнь - в са­мом бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва, - все­гда бу­дут изобретательнее в этой борь­бе, чем со­труд­ни­ки ми­гра­ци­он­но­го ве­дом­ства, ра­бо­таю­щие за зар­пла­ту. Кро­ме то­го, те, кто бу­дет от­филь­тро­ван и вер­нет­ся на­зад, в ад, из ко­то­рго он пы­тал­ся бе­жать, бу­дут иде­аль­ным ре­сур­сом для ре­кру­ти­ро­ва­ния в раз­но­го ро­да анти­за­пад­ные ст­рук­ту­ры. От­ча­ян­ный ан­ти­аме­ри­ка­нист Че Ге­ва­ра то­же на­чи­нал со жгу­чей меч­ты им­ми­гри­ро­вать в США, и лишь бу­дучи от­торг­нут, он по-на­сто­я­ще­му возне­на­ви­дел Шта­ты. Что­бы не пло­дить не­на­ви­ст­ни­ков, За­пад дол­жен предо­ста­вить хо­тя бы ми­ни­маль­ный шанс наи­боль­ше­му чис­лу лю­дей. Та часть из них, ко­то­рая адапти­ру­ет­ся, ста­нет мо­сти­ком меж­ду За­па­дом и раз­ви­ваю­щим­ся ми­ром. Мо­сти­ком, по ко­то­ро­му За­пад по­не­сет свое влия­ние в этот мир, де­лая его луч­ше.

СМИ пи­шут, что "флешмоб" был ор­га­ни­зо­ван че­рез со­ци­аль­ные се­ти. Так что организа­то­ров еще пред­сто­ит уста­но­вить. И здесь ед­ва ли не глав­ный во­прос - бы­ли ли за­каз­чи­ки у этой "ве­че­рин­ки". Впро­чем, в та­ких де­лах кон­цы обыч­но пря­чут. Меж­ду тем от пре­вра­ще­ния ми­гран­тов в агрес­сив­ных гоп­ни­ков объ­ек­тив­но вы­иг­ры­ва­ет тот, кто хо­тел бы рас­ка­чать си­ту­а­цию на За­па­де, вверг­нув его в не­ста­биль­ность. Осла­бить и рассо­рить меж­ду со­бой стра­ны ЕС. Стра­вить За­пад и тре­тий мир и, по воз­мож­но­сти, вы­сту­пить в ро­ли край­не не­об­хо­ди­мо­го по­сред­ни­ка меж­ду ни­ми. Это - стра­те­ги­че­ски. А так­ти­че­ски - уто­пить лич­но фрау Мер­кель как слиш­ком опас­ную и про­ни­ца­тель­ную даму, рас­ку­сив­шую, с кем она име­ет де­ло, и за­няв­шую по от­но­ше­нию к разоб­ла­чен­но­му край­не жест­кую по­зи­цию. Узна­е­те порт­рет?

Вспом­ним ча­сто по­вто­ряю­щие­ся эпи­зо­ды, в ко­то­рых где-то в ту­ма­не и на зад­нем плане, но до­воль­но от­чет­ли­во ма­я­чит Рос­сия. А на пе­ред­нем пла­не всплы­ва­ют ящи­ки со ста­рым, вре­мен юго­слав­ской вой­ны, ору­жи­ем и бо­е­ви­ки ИГИЛ, за­те­сав­шие­ся сре­ди бе­жен­цев и снаб­жен­ные всем не­об­хо­ди­мым для ин­филь­тра­ции. И кар­ти­на ста­нет ясной. Москва в оче­ред­ной раз пы­та­ет­ся экс­пор­ти­ро­вать в Ев­ро­пу ха­ос и тем са­мым, осла­бив ее, уси­лить свои по­зи­ции, вер­нув­шись в круг гло­баль­ных иг­ро­ков. Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич очень хо­чет пре­вра­тить ЕС в при­выч­ный ему пи­тер­ский двор, где властву­ет шпа­на, а сам на­ме­рен вы­сту­пить в ро­ли ав­то­ри­те­та, ко­то­рый "дер­жит" шпану, "дер­жит" этот двор и с ко­то­рым до­го­ва­ри­ва­ют­ся за­ко­но­по­слуш­ные его обитате­ли. Они бо­ят­ся, что ес­ли ав­то­ри­тет уй­дет и все бу­дет пу­ще­но на са­мо­тек, то ситу­а­ция ста­нет мно­го ху­же.

Боль­шин­ство адап­ти­ру­ет­ся

Ав­тор этих строк уже пол­го­да жи­вет в лаге­ре для бе­жен­цев. В том чис­ле и среди вы­ход­цев из Се­вер­ной Аф­ри­ки и Ближнего Вос­то­ка, впро­чем, не толь­ко отту­да. Так вот, од­ним из са­мых сильных впечатле­ний бы­ло наблю­дать искрен­нее же­ла­ние абсолют­но­го большин­ства бежен­цев адаптироваться к но­вым реа­ли­ям и най­ти свое ме­сто в но­вом об­ще­стве. Отмо­роз­ки? Да, встреча­ют­ся. Но их ничтож­ное меньшин­ство. Мо­жет быть, 2-3%, не более. Осталь­ные очень хо­тят стать частью но­во­го ми­ра.

Да, они не зна­ют это­го ми­ра. Они вы­зы­ва­ют раз­дра­же­ние и да­же бе­шен­ство сво­и­ми мане­ра­ми, сво­им не­зна­ни­ем, сво­ей не­про­све­щен­но­стью, всем тем, что они при­та­щи­ли с со­бой из ми­ра ста­ро­го. Об­ща­ясь с ни­ми, на­чи­на­ешь по-на­сто­я­ще­му по­ни­мать, насколько ужа­сен и бес­про­све­тен этот их мир. Но они - в огром­ном сво­ем боль­шин­стве - во­все не зло­на­ме­рен­ны. Они го­то­вы учить­ся. Их дей­ствия, вклю­чая и весь­ма непотребные, не но­сят зло­на­ме­рен­но­го ха­рак­те­ра, а по­рож­де­ны ко­лос­саль­ной непросве­щен­но­стью. Нуж­но тер­пе­ние. И про­ду­ман­ная про­грам­ма адап­та­ции. И жесткое огра­ни­че­ние со­ци­аль­ной по­мо­щи, по­то­му что к ха­ляве они при­вы­ка­ют очень быст­ро. Долж­ны быть су­ро­вые тре­бо­ва­ния на гра­ни воз­мож­но­го. И с каж­дым ме­ся­цем план­ка долж­на рас­ти. Толь­ко так мож­но пе­ре­ва­рить этот по­ток и адап­ти­ро­вать его к жиз­ни в но­вом об­ще­стве. В ка­ких стра­тах это­го об­ще­ства - дру­гой во­прос.

Большинство най­дет се­бя в ни­зах - но на­хо­дить­ся в со­ци­аль­но адап­ти­ро­ван­ных ни­зах об­ще­ства, быть по­лез­ным его чле­ном не по­зор­но. Тем бо­лее что аб­со­лют­ное боль­шин­ство бе­жен­цев жаж­дет адап­та­ции - как пра­ви­ло, с весь­ма не­боль­ши­ми ам­би­ци­я­ми.

Чем от­ве­тит Мер­кель?

Вряд ли слу­чив­шее­ся - не по фор­ме, а по су­ти - ста­ло для канц­ле­ра Гер­ма­нии пол­ной не­ожи­дан­но­стью. Все го­во­рит ско­рее об об­рат­ном - мы наблю­да­ем сце­ну по­ли­ти­че­ско­го ай­ки­до, ко­гда про­ти­во­дей­ствие си­ле бу­дет ос­но­ва­но на пе­ре­на­прав­ле­нии этой же си­лы. По­жерт­во­вав не­сколь­ки­ми чи­нов­ни­ка­ми и по­прес­со­вав по­ли­ти­че­ских парт­не­ров, Мер­кель за­ста­вит то­ле­рант­ных нем­цев рас­стать­ся с ря­дом ил­лю­зий. Бу­дет свер­нут ряд со­ци­аль­ных льгот - во вся­ком слу­чае, по от­но­ше­нию к ми­гран­там. К тем, кто скло­нен к на­ру­ше­нию за­ко­на, бу­дут при­ме­нять­ся су­ро­вые ме­ры. Жест­кие ме­ры бу­дут при­ня­ты и по от­но­ше­нию к рос­сий­ской "пя­той ко­лон­не" - не­мец­кие спец­служ­бы еще не ска­за­ли сво­е­го сло­ва, но, ве­ро­ят­но, в бли­жай­шее вре­мя мы услы­шим мно­го ин­те­рес­но­го. Со­бы­тия в Кель­не бу­дут пре­вра­ще­ны в на­гляд­ный урок для не­мец­ко­го об­ще­ства: под­ход к ми­гран­там дол­жен от­ли­чать­ся от под­хо­да к граж­да­нам Гер­ма­нии. Ров­но на­столь­ко же, на­сколь­ко уро­вень сво­бод, огра­ни­че­ний сво­бод и обя­за­тель­ных тре­бо­ва­ний по от­но­ше­нию к не­со­вер­шен­но­лет­ним от­ли­ча­ет­ся от под­хо­да к пол­но­прав­ным граж­да­нам. Са­ма кон­цеп­ция ра­бо­ты с ми­гран­та­ми и на­бо­ра со­ци­аль­ных льгот для них долж­на быть су­ще­ствен­но скор­рек­ти­ро­ва­на.

По­пут­но в им­ми­грант­ской те­ме мож­но уто­пить и ряд не­удоб­ных во­про­сов, у ко­то­рых се­год­ня нет ре­ше­ния. На­при­мер, на­сто­я­тель­ную не­об­хо­ди­мость сни­же­ния об­ще­го уров­ня со­ци­аль­ной по­мо­щи. Вы­со­кий уро­вень на­ло­гов. Не­ма­лые эко­но­ми­че­ские про­бле­мы внут­ри са­мо­го ЕС. Как ни ци­нич­но это зву­чит, но из­на­си­ло­ва­ния жен­щин в Кель­не с по­ли­ти­че­ской точ­ки зре­ния бы­ли очень и очень свое­вре­мен­ны. Как и терак­ты в Па­ри­же. За­пад­ное об­ще­ство нуж­да­лось в рез­кой встряс­ке. В яс­ной де­мон­стра­ции то­го, что по­лу­ве­ко­вой пе­ри­од от­но­си­тель­но­го спо­кой­ствия и бла­го­по­лу­чия по­до­шел к кон­цу. Мир всту­пил в но­вую эпо­ху пе­ре­мен. Про­бле­ма бре­ме­ни раз­ви­то­го ми­ра, вы­нуж­ден­но­го ли­бо та­щить до сво­е­го уров­ня от­ста­лый мир, ли­бо са­мо­му об­ру­шить­ся в его от­ста­лость, сно­ва вы­хо­дит из те­ни на пер­вый план.