Мир

Правь, Британия, Иншалла!

Садик Хан, мэр Лондона, не желающий быть исключением

Фото: youtube.com

Новоизбранный мэр Лондона, коренной лондонец пакистанского происхождения Садик Хан и претендент на роль кандидата на пост президента США от Республиканской партии Дональд Трамп вступили в заочную дискуссию. Трамп, предложивший после парижских терактов запретить мусульманам въезд в США, заявил, что готов сделать исключение для Хана. Это стало ответом на реплику Хана об опасениях столкнуться с запретом на въезд в Соединенные Штаты, если Трамп будет избран президентом.

Трамп заявил, что счастлив избранию Хана, и что мэр-мусульманин может стать "образцом поведения" для единоверцев. Хан не повелся на лесть и ответил, что речь идет не о нем, а о мусульманах вообще. Что запрет на въезд в США превратит мусульман во врагов Америки и швырнет их в ряды экстремистов. И, наконец, что он намерен доказать всему миру совместимость ислама с западными ценностями. По словам Садика Хана, "мы в Лондоне не просто терпимо относимся друг к другу, мы уважаем друг друга".

Это звучит весьма привлекательно, но... благостную картину портят неприятные факты. Так, три года назад, 22 мая 2013 года в Лондоне, двое активистов радикальной мусульманской группировки, Майкл Адеболаджо и Майкл Адебовале убили белого солдата Ли Ригби. Оба убийцы вовсе не "понаехали" - они были британцами по праву рождения, а Адеболаджо даже происходил из христианской семьи и поступил в университет. Словом, хотя не все мусульмане террористы, и не все террористы - мусульмане, процент террористов среди мусульман, как ни крути, великоват по сравнению с остальными, и никакими политкорректными заявлениями этот неприятный факт не замазать.

Хотя, с другой стороны, - вот вам история украинца Павла Лапшина, который приехал в Великобританию в апреле 2013 года как IT-стажер компании Delcam, выиграв конкурс инженерных проектов. Уже 29-го, на пятый день после приезда, он убил ножом в спину 82-летнего Мухаммеда Салима, который возвращался домой из мечети, надеясь "вызвать расовую войну и изгнать мусульман из своего района".  Никакой организации за ним не стояло - одиночка, как и Брейвик, или Коупланд, или Маквей - если мы решим передать привет Дональду Трампу. Интересно, мог бы Трамп не пустить в США американца Маквея?

Всем троим: Адеболаджо, Адебовале и Лапшину британский суд отвесил по пожизненному, что, в целом верно. Но идея о том, что надо бы закрыть въезд возникла у Трампа только по поводу мусульман.

Уж сколько раз твердили миру, что терроризм - вне религии, и даже вне идеологии, если не принимать в расчет идеологию собственно террора, как такового. Но терроризм любит чужие яркие одежды - и сейчас у него вошли в моду куфии и хиджабы. С подачи сначала КГБ СССР, а потом ФСБ и СВР РФ - но это уже  другая тема.

А что мусульмане?

Любопытна реакция на избрание Хана в русскоязычных соцсетях. С одной стороны раздавались сетования, что вот, и в Лондон теперь подпал под власть черных, которые туда понаехали со всего света. С другой - скептические хмыкания: мол, "мусульманин"  Хан только по рождению, и его избрание станет ещё одним фактором секуляризации мусульманского мира. Конечно Хан - лучше, чем его конкурент Зак Голдсмит, но это не совсем тот человек, кого правоверным мусульманам (российским неофитам, принявшим Ислам пару-тройку лет назад, обычно после стадии русского национализма) хотелось бы видеть на посту лондонского мэра.

В отличие от стонов коренных русских черносотенцев, прямолинейных, как оглобля, эти сетования достаточно занятны, чтобы остановиться на них подробнее.

Итак, по версии соблюдающих русскоязычных мусульман из бывшего СССР, британцы переваривают исламский мир, вписывая его в свою культуру и прививая ему свои  ценности. И сегодня, когда весь мир находится под пятой капитализма, осталась единственная цивилизация, имеющая свою идеологию - это Ислам! Поэтому против него выступают все: и левые, и правые, и капиталисты и коммунисты. Борьба с Исламом происходит через втягивание мусульман в западную жизнь. Современная европейская цивилизация переваривает весь мир, в том числе и Россию. Но если у России нет цельной альтернативы, то Ислам  способен бросить вызов современному миропорядку. Именно поэтому светских мусульман будут поддерживать на Западе, создавая для них равные условия, и демонстрируя исламскому миру, что для них существуют равные возможности! А это плохо, ибо создает привлекательную картинку для мусульманской молодежи в нищих странах!

Это резко снижает возможности правильного, достаточно ортодоксального Ислама разрушать современный миропорядк. Что, естественно вызывает тревогу у стражей грядущей Мировой Исламской Революции. Даром что ли они выписывались сначала из КПСС и комсомола, а потом из воинствующего русского православия?

Садик  Хан, кто он?

Новому мэру Лондона 45 лет, он юрист, правозащитник, член Лейбористской партии. С 2005 года - член парламента по округу Тутинг на юге Лондона. Его родители,Амуналла и Сехрун, эмигрировали в Британию из Пакистана в 1970 году, незадолго до его рождения. Он - пятый из восьми детей в семье - семи сыновей и дочери.

Его отец проработал 25 лет водителем автобуса, мать была швеей-надомницей и домохозяйкой. Семья жила в квартале для бедняков, в трехкомнатной квартире, предоставленной по программе социального жилья для малоимущих. Дети ходили в местную школу, известную как рассадник хулиганов. Cадик делил двухъярусную кровать с одним из своих братьев, пока не покинул родительский дом.

В школе Садик заинтересовался политикой и вступил в Лейбористскую партию в возрасте 15 лет. Считает себя мусульманином, и всегда подчеркивает для себя значимость ислама. Любит футбол и болеет за "Ливерпуль". Поступил в Университет Северного Лондона, в 1994 году стал интерном в юридической фирме ChristianFisher. В том же году женился на Саадии Ахмед - она тоже юрист, и тоже дочь водителя автобуса. У пары две дочери - Аниса и Аммара, 1999 и 2001 г. В 1997 стал партнером фирмы и был избран в местный совет округа Тутинг.В 2005 году стал одним из пяти представителей этнических меньшинств, избранных в парламент в том году.

А 5 мая во втором туре выборов мэра в Лондоне Садик Хан победил с очень большим перевесом: 57% против 43%.

Фото: 1news.az

Его соперником был 41-летний Фрэнк Закарияс Робин Голдсмит, член Консервативной партии, к которой принадлежал и прошлый мэр, Александр Борис де Пфеффель-Джонсон. Голдсмит  - самый богатый депутат нынешнего парламента и парламентарий в третьем поколении. Его отец, миллиардер сэр Джеймс Голдсмит, умерший в 1997 году, оставил 22-летнему Заку около 300 миллионов фунтов.

Голдсмит женат на Элис Миранде Ротшильд - из тех самых Ротшильдов. Его тёща в девичестве носила фамилию Гиннесс - из тех самых Гиннессов. С предыдущей женой, Шехерезадой Бентли (да, вы правильно поняли) Голдсмит развёлся семь лет назад.

Образование Голдсмит начал в Итоне, но был исключен, попавшись с марихуаной, и завершил в Кембридже, но не в университете, а в частном колледже, который готовит к поступлению в университет. В 1997 году дядя подарил Заку журнал Ecologist. Занятия экологией привели Голдсмита в политику. В 2005 году он вступил в Консервативную партию, в 2010 прошел в парламент в округе Ричмонд Парк, недалеко от Тутинга, где избрался Садик Хан. А в 2016 вышел на выборы мэра Лондона.

Уйти или остаться

И Голдсмит, и Хан в числе главных проблем Лондона назвали дороговизну жилья и транспорта.

Оба сошлись на том, что нужно строить примерно в два раза больше квартир и домов, то есть где-то около 50 тысяч единиц в год. Лейборист Хан пообещал создать единый координационный центр городских властей, строителей, девелоперов и владельцев пустующих участков, застраивать эти участки, в том числе и социальным жильём, а также ограничить покупку недвижимости иностранцами. Голдсмит обещал договориться с правительством консерваторов о застройке находящихся в госсобственности пустырей в столице, и считал необходимым увеличить долю новостроек, предназначенных для аренды, а не для продажи.

Хан пообещал заморозить цены на проезд в общественном транспорте на четыре года, компенсировав потери за счет повышения его эффективности. Голдсмит заявил, что заморозка лишит бюджет Лондона 1,9 млрд фунтов в год, и пообещает просто продолжать программы Джонсона по развитию городского транспорта.

Через полтора месяца в Британии пройдет референдум о членстве в Евросоюзе: Хан за то, чтобы остаться в ЕС, Голдсмит - за выход.

Избиратели, судя по опросам YouGov и ComRes, больше всего оценили в Садик Хане заботу о людях и эмоциональную вовлеченность в их проблемы.

За что и против чего выступает Садик Хан?

В день вступления в должность Хан ввел новый тариф, позволяющий, используя один билет, проехать в течение одного часа на двух любых автобусах - то есть, с пересадкой. При этом, Хан считает, что число пересадок в течение часа должно быть неограниченным, но компьютерная система продажи билетов оказалась не готова к столь сложной логистике. К 2018 году Хан обещает лондонцам часовой проезд на автобусах по фиксированной цене в 1,5 фунта с любым количеством пересадок.  

Хан против самоизоляции мусульман. В частности, он коснулся в публичном выступлении болезненной темы: ношения хиджабов и никабов.

"Когда я был моложе, - сказал он, - я не видел людей в хиджабах и никабах даже в Пакистане, когда мы посещали родственников. Мы жили в Лондоне, и люди одевались тут  по-европейски. А сейчас мы видим, людей, причем, даже родившихся здесь, которые предпочитают носить джилабаба (широкое платье) или никаб. Я задаюсь вопросом: что происходит в этих домах. Особенно меня беспокоит, что этот образ жизни воспринимают и дети".

Особая одежда - первый шаг к самоизоляции, к созданию условий, при которых к мусульманам будут относиться не так, как ко всем. Именно об этом, как мы помним, мечтают те, кто желают бросить вызов современному миропорядку.

Но Хана устраивает в целом современный миропорядок - он готов лишь осторожно, шаг за шагом улучшать его. Юность Хана - это 80-90 годы, когда ношение хиджаба, не говоря уже о никабе, в Лондоне смотрелось дико.  И не потому что лондонцы были нетерпимы, а потому, что потенциальные их носители не ставили перед собой цели сокрушать мир, в который они приехали жить. Родители Хана приехали в Великобританию, чтобы жить в Великобритании, а не перестраивать её в Пакистан. Если бы они хотели жить в Пакистане, они остались бы там.

Хан без обиняков посоветовал мусульманкам не закрывать лицо, общаясь с представителями коммунальных служб. Исходи такой совет от немусульманина - и радикалы в мечетях тут же взвыли бы о гонениях на Ислам.  Но Хан постоянно подчеркивает, что он - мусульманин. Что не мешает ему нетерпимо относится к террористам, и терпимо - к однополым бракам.

В 2005 - 2006 годах Хан не побоялся повредить своей репутации, посещая в тюрьме друга детства Бабара Ахмада, задержанного по подозрению в сборе средств для талибов. Скотленд-Ярда тайно прослушивал их общение, но ничего интересного компрометирующего Хана не выявил. Попытки Голдсмита обвинить Хана в сочувственном отношении к террористам успеха тоже не имели.  

Осталось ответить на главный вопрос:  кого лондонцы избрали своим мэром?  Мусульманина? Да, но не потому что он мусульманин. Хана избрали как человека, которому можно доверить город. Который вырос в Лондоне, знает и любит его, и может не кривя душой, сказать, что "нет другого города в мире, где я хотел бы воспитывать своих дочерей"

И хотя какую-то часть голосов Хан получил именно как мусульманин, объективно он стремится к тому, чтобы таких голосов становилось меньше. "Моя идентичность многолика: я мусульманин, британец, европеец, лейборист, адвокат, отец", - так характеризует себя новый мэр.

Хан - за мир с евреями

Садик Хан уже объявил о намерении в ближайшее время посетить Израиль. Он также обещал уделить внимание улучшению отношений между еврейской и мусульманской общинами Лондона. В субботу, 7 мая, в свой первый рабочий день на посту мэра Хан принял участие в церемонии памяти жертв Холокоста, проводившейся главным раввином Великобритании Эфраимом Мирвисом. 9 мая мэр Тель-Авива Рон Хульдаи написал Хану поздравительное поздравительное письмо, в котором пригласил нового мэра Лондона в Израиль.

"Пропасть" между мусульманами и Западом - выдумка, культивируемая радикалами с одной и с другой стороны

Для илллюстрации этого факта полезно обратиться к проигравшему конкуренту Хана - Голдсмиту. Так, сестра Зака Голдсмита, Джемайма была замужем за пакистанским политиком и бывшим спортсменом, Имраном Ханом, лидером Техрик-е-Инсаф, официальная идеология которой - "исламская демократия". Причем, сначала они заключили никах в Париже, и лишь затем зарегистрировали брак в Британии. За несколько месяцев до свадьбы Джемайма приняла Ислам. Правда, через 9 лет брак распался. Однако факт остается фактом: племянников Зака Голдсмита зовут Сулейман Иса Хан и Касим Хан. К отцу они приезжают на каникулы в Пакистан, а когда Имран бывает в Лондоне, он живет у бывшей тещи, леди Аннабель Голдсмит. На выборах мэра Имран Хан бывшего шурина, Голдсмита, чем, кстати, разделил голоса пакистанцев.

Ислам давно уже стал частью Европы. Границы же гетто определяет вовсе не вера, а агрессивное невежество, удивительно похожее независимо от конфессии: достаточно взглянуть на современную Россию.