Мир

Президент на поводке. За что еще Хиллари Клинтон стоило бы обидеться на мужа

Трамп - тот же Вовочка. Он позволил среднему американцу быть самим собой. Быть самодовольным. Быть глупым. Быть ксенофобом. Быть - и не стесняться этого

Фото: InfoKava.com

Негров снова можно называть неграми. Педиков - педиками. Телок - телками. Жлобов - жлобами. Что? Неполиткорректно? Прекрасно, значит, это - то, что нужно! Парадоксально, но избирая президентом лжеца, авантюриста и хама Дональда Трампа, американцы - зачастую не отдавая себе в этом отчета - защищали свое право на правду. Свою правду.   

Политкорректность была основой общественного дискурса со времен, как минимум, Билла Клинтона. Нет, говорить-то, разумеется, можно было что угодно ("У нас свободная страна! И у нас есть Первая поправка!") - но с оглядкой на осознание ответственности за сказанное. И от этого общественный дискурс начал расслаиваться. "Высокий" - приличный, внешне единяющий, но по сути лишь маскирующий расколы - захватил практически все дискуссионные площадки, от СМИ до университетских аудиторий. "Низкий" - конфликтный и грубый по форме, но уравнивающий и демократичный по сути - оказался в резервации частной жизни, низовых коммуникаций и искусства.   

Это состояние двоемыслия, доходящего до шизофрении, все еще комфортное для многих жителей Европы - в особенности, по старой памяти, Восточной - для американца по определению неуютно. Причем это тот камешек, который пресловутый "плавильный котел" растопить не в силах.   

Насколько неуютно - дает представление неувядающая популярность мультсериала "Южный Парк", который стартовал как раз посреди эпохи Билла Клинтона, в 1997-м. По сути, это гимн Первой поправке во всей ее неизбирательности. Это Вовочка из анекдота со своим искренне наивным "Жопа есть - а слова нет?!"  И Трамп, по большому счету, - это тот же Вовочка. Он позволил среднему американцу быть самим собой. Быть самодовольным. Быть ограниченным и глупым. Быть ксенофобом. И чтобы в святая святых не было ни цветных с сомнительной родословной, ни теток. Особенно шибко вумных и ушлых - да еще и строящих из себя правильную.

А самое главное - чтобы этого бытия не стесняться. И здесь, думается, был один из главных промахов социологов: это не то, что легко открыть. А потому немалое число симпатиков Трампа попросту отказались в этих симпатиях признаться - хоть бы и на условиях полной анонимности: эмоционально это где-то между "неловко" и "неприлично".   

Тут грех не вспомнить еще один анекдот - про психоаналитика, который помог страдающему от энуреза: энурез не прошел, но пациент теперь не страдает, а гордится. И да, следствием этой гордости в масштабах страны может стать еще не один раскол, и Америке светит еще не один десяток внутренних конфликтов и кризисов на самых разных уровнях. Однако, как гласит байка, придуманная спичрайтерами Джона Кеннеди, "в китайском языке слово кризис состоит из двух иегроглифов: первый означает "опасность", второй - "возможность"".   

В общем, победа Трампа - ничто иное как пощечина истеблишменту и тем, кого традиционно записывают в представители элит - "страшно далеки они были от народа". Ведь голосовали-то не только, и - учитывая дар оскандаливаться - не столько за него. Голосовали против них, говорящих правильные вещи, но почему-то не вызывающих доверия. И в этом "маленький техасец" мало чем отличается от "маленького корнуолльца", "маленького бретонца" или "маленького волынца".   

Только вот "маленькому техасцу" повезло несказанно больше. Вот вам еще одна бородатая шутка - из тех времен, когда выборы в России хоть что-то значили: "Нажать бы Ctrl+S и проголосовать за Жириновского - просто глянуть, что будет". Так вот, американская государственная модель позволяет провернуть подобный социальный эксперимент в относительно безопасных условиях. Момент, который наши комментаторы традиционно недооценивают либо трактуют через призму украинских реалий: пустив Трампа в Белый дом, американцы большинство в Конгрессе и Сенате отдали республиканцам.   

По нашим меркам - это последний шаг перед узурпацией. Но коль скоро речь об Америке, то вряд ли можно было придумать лучший способ держать Трампа на коротком поводке, чем поставить в жесткую зависимость от выдвинувшей его политической силы. Потому что все понимают: хозяева Овального кабинета меняются, а Республиканская партия остается. И коль скоро Трамп стал виновником раскола в ее рядах, то чтобы стать успешным президентом, ему, как минимум, придется постараться этот раскол преодолеть.  

Более того, ввиду особенностей избирательной системы, Трамп может оказаться очередным президентом меньшинства. Но дело даже не в электоральной арифметике. Дело в том, что вот этому среднему американцу, которому позволили побыть плохишом, эта игра быстро наскучит. И тогда возникнут вполне конкретные вопросы: где обещанное? Где новые рабочие места? Где возвращающийся в Америку бизнес? Где возрождающееся величие, наконец? В скобках отмечу, что само величие в США и в России трактуется совершенно по-разному, и гордость за страну у американца вызывает не "маленькая победоносная война", а хороший банковский счет, крепкий дом и качественное образование за разумные деньги.   

Собственно, этого от Трампа и ждут. Хотя, казалось бы - как можно требовать этого от паяца? Ответ дала Салена Зито в The Atlantic (жаль, что только сейчас, впрочем мейнстрим всегда силен задним умом): дело в том, что пресса воспринимает Трампа буквально, но не серьезно; избиратели же воспринимают его серьезно, но не буквально. И я не сильно удивлюсь, если какой-нибудь реднек со Среднего Запада, глядя на высоколобого аналитика в вечерних новостях, небрежно процедил что-то вроде "Что? Апокалипсис, говорите? Ну-ну... Я, пожалуй, рискну. Хоть узнаю, что за хрень..."   

Боюсь, именно так - серьезно, но не буквально придется научиться воспринимать Трампа и миру. Китаю, которому его победа, кажется, сулит наибольшие дивиденды - ввиду чего они могут оказаться призрачными. Евросоюзу, которому придется выстраивать новые отношения с Вашингтоном, который наверняка опять захочет сыграть в капитализацию ответственности (впрочем, ЕС здесь повезло: у него было время потренироваться на звезде Брекзита Борисе Джонсоне, возглавившем Форин Оффис).  

Украине с ее крайне утомительной и не имеющей хороших решений головоломкой "поддержать нельзя оставить" - при том, что официальный Киев и сам заигрался с запятой.

Наконец, России: несмотря на неизбывное стремление все "порешать" (в частности, о разделе сфер влияния), победа Трампа отнюдь не дает такой возможности, ни по умолчанию, ни как-либо еще.  Просто потому, что неопытный политик, но опытный бизнесмен Трамп одновременно и склонен, и чувствителен к кидалову, а кремлевская братия без него не может. Меж тем, обоюдное шулерство уравнивает шансы. Впрочем, это уже другая история.