Мир

Прощай, немодная Россия

Косые взгляды на русских модниц как новый тренд мирового подиума

Россия вышла из моды, утверждает журналистка, актриса, общественный деятель, одна из самых влиятельных женщин России по версии радио "Эхо Москвы" Ксения Собчак. Ей можно верить в этом вопросе: ведь на счету одиозной теле- и радио-ведущей - книги, посвященные стилю одежды и макияжу ("Стильные штучки Ксении Собчак" и "Маски, блески, бигуди. Азбука красоты"), а также написанное вместе с не менее скандальным автором Оксаной Робски практическое пособие по выгодному замужеству "Zамуж за миллионера, или Брак высшего сорта". Увенчала наблюдения за российским бомондом изданная в 2010 "Энциклопедия лоха", определяющая "лоха" как "человека, для которого самопрезентация превыше всего".

В качестве главного редактора глянцевого журнала SNC Ксения нередко посещает  недели моды и в недавней статье на страницах Интернет-ресурса Snob.ru описала новый интересный "тренд". "Видимо, в связи с Крымом, санкциями и украинским кризисом Россия перестала быть модной страной, - сетует оппозиционерка. - А ведь совсем недавно была".

Несколько лет назад западная модная индустрия с распростертыми объятиями приняла своеобразный и самобытный стиль a la Russe, воплощаемый русскими дизайнерами и модницами, в частности, "рашн доллз" (по выражению Собчак) Леной Перминовой, Мирославой Думой и Ульяной Сергеенко. Новые модные героини ушли от вульгарной броскости, которая часто выдавала россиянок за рубежом, авторски переосмыслив русскую эстетику, вдохновляясь Васнецовым и Репиным в своих работах. Успехи Вики Газинской и Ульяны Сергеенко на какое-то время сделали россиян полноправными участниками модной жизни. После долгого перерыва и триумфа Зайцева, покорившего Европу во время перестройки новым, современным взглядом на "водочно-медвежью" Россию, о русской модной экспансии написали Vanity Fair, Vogue и  The New York Times. И хотя, по словам знатока, мир моды весьма специфичен и довольно далек от политики, оказалось, что отношение как к россиянам и России в целом, так и к российским дизайнерам даже в этом элитарном сообществе в последние месяцы заметно изменилось.

Экспансия политическая привела к негласному, но ощутимому бойкоту. И если на притеснения демократии внутри самой России Европа вежливо промолчала, то после "Крым наш" "что-то неуловимо изменилось", пишет Собчак. И хотя как дизайнеры, так и светские дамы made in Russia продолжают свою деятельность, а тактичные иностранцы не задают вопросов о происходящем в России, в воздухе, признает Ксения, заметно напряжение, "возможность скандала, неудобного вопроса "зачем вы поддерживаете русских?". И за ответом I am from Russia следуют ассоциации войны и гомофобии, неприемлемой для мира модных дизайнеров. Факт остается фактом: все, что не имеет ничего общего с красотой (убитые, военная техника, воровство), безжалостно изгоняется из волшебного мира моды.

Что здесь можно сказать? Да, пожалуй, деятели культуры и искусства, если они не "засветились" в верноподданнических акциях, не должны страдать из-за безудержных амбиций своего государства. Однако, не подлежит сомнению, что внешнеполитическая активность РФ дурно пахнет, а этот сомнительный "душок" распространяется и на искусство, и на моду.

Впрочем, в этом факте можно усмотреть источник вдохновения для представителей украинской культуры: ведь на фоне общей благосклонности гораздо легче привлечь внимание к своему арт-продукту и заявить о себе. Дух захватывает от перспектив: ведь немецкие издания уже воспевают красоту Львова, а европейские кинофорумы принимают украинские фильмы. Если отечественные модники "поднажмут", у них теперь есть шанс всерьез изменить стойкую (и драматичную) ассоциацию слова "Украина" со словом "Чернобыль" на что-нибудь изысканно-прекрасное.