Мир

Путин начал сливать ЛНР и ДНР

Выступление российского президента на заседании Совбеза РФ — признак попытки возврата к стратегии «глобального концерта» по лекалам позапрошлого века

Одна не в ту цель выпущенная ракета класса "земля-воздух" очень сильно откорректировала текущие планы "последнего империалиста" Владимира Путина. Сбитый по ошибке боевиками ДНР авиалайнер "Ма­­лай­зийских авиалиний" обеспечил решающий перевес в окружении хозяина Кремля тех, кто выступает за отказ от прямой поддержки сепаратистов в Донбассе в пользу экономического давления и реализации большой имперской повестки России.

Стратегической целью Пути­на является равное место в формируемом "глобальном концерте" великих держав. В ХІХ в. существовал так называемый "Ев­ро­пейский концерт" - сложная система баланса сил между пятью тогдашними великими державами Старого Света. В той системе международных отношений, сложившейся по итогам наполеоновских войн, главным правилом было недопущение непропорционального доминирования одного государства. Иногда державы действовали сообща: подавляя антимонархические революции в Испании, Италии, Германии, противодействуя турецкой резне греков. Но в основном они интриговали и играли друг против друга. При этом общее правило действовало безотказно. В середине столетия чрезмерное усиление Российской империи привело к тому, что очередная война очередного самодержца с Оттоманской Портой неожиданно для Санкт-Петербурга переросла в почти общеевропейскую войну против самой России. Хотя по итогам этой - Крым­ской - войны баланс сил был восстановлен.

В нынешнем "глобальном концерте", по задумке Кремля, в позиции самой сильной, но вынужденной считаться с остальными Британии должны бы оказаться США, в

В нынешнем "глобальном концерте", по задумке Кремля, в позиции самой сильной, но вынужденной считаться
с остальными Британии должны бы оказаться США, в роли могучей, но неповоротливой Российской империи Китай

роли могучей, но неповоротливой Рос­сий­ской империи - Китай, на месте боящейся любых потрясений, способных ее саму разрушить, Австро-Венгрии - разобщенный Евросоюз. Самой же РФ Путин намерил роль амбициозной, дерзкой, но не слишком сильной Пруссии Бисмарка, мечтающей объединить всю Германию, условным аналогом которой является нынешнее постсоветское пространство. Ведь главная сила России сейчас не газ, не деньги, не армия, а мощная активность ее дипломатии во главе с самим Путиным. То Германию с Соединенными Штатами поссорит, то правительству в Багдаде помощь вместо Вашингтона предложит, то китайцам газовый контракт сунет. Даже в Египте Москва сейчас переигрывает всех остальных. Причем именно за счет беспринципности в стиле Бисмарка, претендовавшего на роль "честного маклера".

Чтобы все это реализовать, Москве крайне важно и даже необходимо вбить надежный клин между США и Евросоюзом - вернее, Берлином, выступающим в роли стержня ЕС.

Последний американо-германский шпионский скандал как никогда приблизил Кремль к заветной цели. Ангела Мер­кель явно начала терять доверие к заокеанским союзникам. И тут - сбитый самолет, на борту которого погибли преимущественно европейцы. По­тря­сение Старого Света от этой трагедии столь велико, что все взаимные обиды и подозрения в момент отступили на второй план. Запад пусть и не монолитен, но во многом един в оценке произошедшего: самолет сбили сепаратисты из предоставленного РФ ЗРК "Бук".

Путин еще попытается тянуть время. Но уже ясно, что раскрученная в последние полгода для поднятия внутреннего рейтинга националистическая повестка "защиты русских" вступила в явное противоречие с многолетней имперской идеей "глобального концерта" с достойной партией для российского контрабаса.

Теперь Кремлю придется постепенно отходить от ДНР и ЛНР. То, что поток оружия и прямой военной поддержки в последние дни только усиливается, не должно вводить в заблуждение. Нейтрализация Украи­­ны, недопущение ее интеграции в западные альянсы по-прежнему остаются одними из основных приоритетов Москвы. А для соответствующего торга с Киевом и Ва­шин­г­­тоном России крайне важно сохранить хоть какой-то обрубок сепаратистских образований в Донбассе. Потому что уже очевидно, что ни на какую полномасштабную войну с Украиной с походом на Киев Путин не решится. Это будет слишком дорого стоить и экономически, и в военном отношении. Но главное - из конструктора новой многополярности сразу превратит Россию в государство-изгоя, максимальное ослабление которого станет идефикс не только для США, но и для всех развитых стран мира - опять же, по лекалам достопамятной Крым­ской войны 1853-1856 гг. Тут уже и Китай не поможет.

Именно вокруг этой новой линии и было построено вступительное слово Путина на заседании Совета безопасности РФ во вторник. Кремль дал понять, что не хочет дальше обострять отношения с Запа­дом, однако и предостерегает от попыток считать это российской слабостью, позволяющей пробовать забрать Крым или воспользоваться неизбежным ростом социального напряжения в РФ, когда накручивание националистической истерии прекратится, а экономические проблемы останутся. Подобно Александру ІІІ Путин сейчас хочет "подморозить" Россию и вновь взяться за привычную для него кулуарную игру по расшатыванию единства Запа­да, продвижению интересов околокремлевских компаний. Москве удобнее иг­рать на контратаках, когда первым действует Запад, а Кремль лишь ловит его на ошибках и внутренней неуверенности в себе. Как было в Сирии или в истории со Сноуденом. Все-таки в молодости Путин был не военным стра­те­гом, а специалистом по вербовке и контрразведке. Он и так уже остро чувствует, что никогда еще не был столь близок к провалу. Необ­хо­димость придумывать объяснение появления его "отпечатков на чемодане русской радистки" - роли Кремля в истории с "Буком" - вряд ли его особо вдохновляет.