Мир

Путин продолжит войну в Донбассе, пока есть «топливо»

Хозяин Кремля с некоторого момента стал столь же шаблонно-предсказуемым, как и, к примеру, руководитель Венесуэлы товарищ Мадуро

Фото: putin.kremlin.ru

Оглашая в четверг президентское послание Федеральному собранию, Владимир Путин уподобился пушкинскому ученому коту. До песен, правда, не дошло, но сказок было много. Чего стоит хотя бы аргумент в пользу аннексии Крыма? Вспомнился тут президенту киевский князь, принявший крещение в расположенном там греческом полисе более тысячи лет назад. За экспериментами в области альтернативной истории отчетливо проступало стремление оправдаться. Собственно, нынешнее послание - пожалуй, первый за все время правления опыт Путина в жанре апологии. И это наводит на предположение о том, что среди адресантов речи есть те, кто полагает, что ВВП засиделся. В противном случае реплика о том, что без украинских событий "придумали бы какой-нибудь другой повод для того, чтобы сдержать растущие возможности России", попросту лишается смысла. К слову, с ней коррелирует упоминание о $32,5-33,5 млрд, якобы вложенных в украинскую экономику "только за последнее время". Эти два пассажа из первой части выступления выглядят как попытка погоревшего кидалы оправдаться перед блатными: мол, что поделать, не фарт, но деньги есть, хоть и не у меня. Впрочем, эти же высказывания можно расценивать и как косвенное признание того, что российская экономика давно летела в тартары, а санкции стали удобным объяснением неизбежной катастрофы.

Вообще же именно экономическая составляющая речи была наиболее ожидаемой. Президентское послание должно было провозгласить очередной цикл либерализации. И этот месседж в нем даже наличествовал: импортозамещение, поддержка отечественного производителя, полная амнистия возвращающегося в РФ капитала, налоговые каникулы, развитие малого бизнеса. В общем, все, что поможет удержать на плаву экономику в условиях санкций и падения цен на энергоносители.
Но не сработало. Отчасти потому, что Путин не впервые обещает внедрить подобные послабления для бизнеса и развернуть борьбу с коррупцией и спекулянтами. К тому же в этот раз предложения прозвучали особенно бледно и неубедительно: буквально на днях президент России подписал очередные законы, направленные на фактическое уничтожение малого бизнеса.

Можно предположить, что Путин готовится к уходу по смягченному сценарию Хосни Мубарака или Первеза Мушаррафа

Еще одна причина - спешные правки в тексте: полномасштабный бой в центре Грозного стал полной неожиданностью для Кремля. Более того, стоны в адрес якобы притесняемых в Украине инакомыслящих на фоне канонады в наиболее - по версии российской ЦИК - пропрезидентской провинции России прозвучали как минимум фальшиво. Причем наряду со "случайно" сгоревшим днем позже зданием управления ФСБ в Махачкале сражение в Грозном - свидетельство того, что на подходе новый конфликт на Кавказе. Вести сразу две локальные войны - на востоке Украины, а также в Чечне и Дагестане - Россия не в состоянии.

Теперь перейдем, собственно, к тому, что сулит путинское послание urbi et orbi. Во-первых, никакой либерализации не будет. "Чем активнее граждане участвуют в обустройстве своей жизни, чем более они самостоятельны как экономически, так и политически, тем выше потенциал России", - заявляет президент, скромно умалчивая, что тем ниже шансы режима на выживание. Хотя можно, конечно, предположить, что в этом предложении содержится намек на то, что Путин готовится к уходу по смягченному сценарию Хосни Мубарака или Первеза Мушаррафа, а обещанным займется уже его преемник. Но пока оснований для подобных выводов нет.

Во-вторых, лояльный чекистскому истеблишменту бизнес сможет безнаказанно вывести свои капиталы из-под санкций в РФ благодаря "амнистии", с тем чтобы затем их эвакуировать куда-то еще. В-третьих, невзирая на огромную зависимость от импортных комплектующих и даже сырья, правительство (давно - второстепенный придаток президентской администрации) обязано стимулировать импортозамещение, хотя даже пресловутый "йотафон" полностью собран за рубежом. Этот пункт заведомо невыполним, так что, скорее всего, слегка изменится лишь география импорта.
Ключевой приоритет Кремля - ВПК, и жирным восклицательным знаком в этом параграфе служит очередная катастрофа учебного МиГа в Подмосковье, непосредственно предварявшая выступление президента.

Фото: oko-planet.su

Наконец, для Украины, Европы и США ничего не меняется: "вязкая война" в Донбассе и в Крыму будет продолжаться, пока есть "топливо". То, что здесь Москва за ценой не постоит, фактически подтвердил в годовщину Будапештского меморандума глава МИД РФ Сергей Лавров, заявивший, что документ "не обязывает признавать перевороты". Впрочем, принятие уже в пятницу Конгрессом США резолюции, рекомендующей Белому дому начать поставки оружия в Украину, НАТО - прервать любые контакты с Россией, а всем союзникам - усилить давление на РФ, свидетельствует о том, что в Вашингтоне посыл услышали. Как, к слову, и в Брюсселе: ЕС усилил санкции против российского нефте- и газодобывающего сектора.

Симптоматично, что в своей речи Владимир Путин не стал упоминать ни катастрофическое для России падение цен на нефть, ни объективный паралич Евразийского союза, ни крах бюджетов в большинстве субъектов федерации, другими словами - внутренний дефолт. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, потому что Путин с некоторого момента стал столь же шаблонно-предсказуемым, как и, к примеру, руководитель Венесуэлы товарищ Мадуро. А это, что ни говори, к лучшему.