Мир

Восточный обычай. Почему Путина в Стамбуле встретил не Эрдоган, а Шахин

Акцент был сделан на экономическом сотрудничестве, но не военном или региональном

Фото: EPA/UPG

В понедельник, 10 октября, президент РФ Владимир Путин прилетел в Турцию с ответным визитом. Он принял участие в 23-м Международном энергетическом конгрессе, который проходит в Стамбуле, а также провел встречу с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, с которым общался час и 40 минут.

Встречу Путина и Эрдогана условно можно разделить на две части — на прогнозируемую и на ту, которая осталась в тени. То есть на экономико-энергетическую и военно-политическую. Но результаты их переговоров в целом прекрасным образом показывают, что будущее двухстороннее сотрудничество невозможно из-за великого множества разночтений в той или иной области. Учитывая некую схожесть в методе управления государством и укрепления власти Путина и Эрдогана, новый виток обострения — дело времени.

Однако сейчас в выигрышном положении находится именно Эрдоган, ведь Кремль, стремясь вырваться из мировой изоляции, ищет хоть какие-то альянсы на высоком уровне. И ради этой цели Путин готов многим пожертвовать, даже вливая средства, которых в России все меньше, в турецкую экономику. 

Стороны ожидаемо закрыли вопрос возрождения "Турецкого потока". Носят ли договоренности временный характер или нет, покажет время. Когда речь заходит об архитекторах "русского" и "тюркского" миров, сложно предсказать, на какие преграды может натолкнуться этот возобновленный союз двух стран. Ко всему прочему, Анкара, которая смогла в последнее время наладить отношения с израильтянами, а значит, прикрыть газовые тылы, не столь нуждается в российском газе, сколь Кремлю нужно найти потребителя этого самого газа.

Из соглашения известно, что строительство замороженного два года назад проекта запланировано на 2018 г., а ввод в эксплуатацию двух ниток газопровода мощностью 15,75 млрд куб. м в год в обход Украины намечен на конец 2019 г. Первая нитка отдана турецкому потребителю, и сухопутной ее частью будет владеть турецкая компания Botas, а сухопутный участок второй нитки турки разделят с "Газпромом". Кроме того, россиянам отошли оба морские участка газопровода. Что касается третьей и четвертой нитей, о которых когда-то мечтали в Москве, то в Стамбуле этот вопрос, по крайней мере публично, не поднимался.

Россия соблазняет Турцию также строительством АЭС "Аккую" и газовой скидкой. По словам Путина, "Аккую" предполагает передачу технологий турецкой стороне, подготовку кадров для новой высокотехнологичной сферы. Что касается скидки на газ, то ее размер пока неизвестен. Как заявили россияне, его должен проработать "Газпром". Его глава Алексей Миллер на следующий день после встречи в Стамбуле заявил, что механизм скидки будет зависеть от объема поставок газа в Турцию.

Этим соглашениям турецкая, российская и западная пресса уделила наибольшее внимание. Также, как и некоторым подвижкам в сфере импорта-экспорта. В частности, российские СМИ впали в эйфорию от того факта, что на просторах России в скором времени снова появятся турецкие цитрусовые и фрукты. 

А на днях, если быть точнее, то в воскресенье, министр экономики Турции Нихат Зейбекчи сообщил, что Анкара дала добро на создание совместного с Россией инвестиционного фонда на миллиард долларов. Фонд, подписание соглашения по которому обещано до конца 2017 г., касается таких отраслей, как туризм, энергетика, сельское хозяйство и транспорт.

Что касается военного и геополитического сотрудничества, этот вектор двухсторонних отношений стороны решили не выставлять напоказ. Президенты ограничились общими фразами и декларациями без намека на конкретику. Путин заявил, что Москва готова насытить военно-техническое сотрудничество с Турцией крупными проектами. Лидеры заверили, что хотят сообща развивать оборонку. И снова. Оборонное сотрудничество является элементом торга между двумя странами.

Эрдоган, в свою очередь, отметил, что ведомства обсудят сотрудничество в военной сфере, по линии разведки, проработают взаимодействие на уровне министерств иностранных дел и подготовят некую стратегию. В чем будет ее суть, можно предположить на основании уже инсайдерской информации. 

Турецкий телеканал NTV, ссылаясь на источники в дипломатических кругах, проинформировал о том, что в Стамбуле активно обсуждалась разработка турецкой системы ПРО при участии России. Этому проекту стоимостью $3,4 млрд уже семь лет. В 2009 г. тендер выиграла китайская компания CPMIEC, обойдя американцев Raytheon&Lockheed Martin, франко-итальянцев Eurosam и "Рособоронэкспорт". Все складывалось неплохо, ведь китайцы готовы были строить часть комплексов в Турции и даже поделиться технологиями, но стороны запнулись о степень участия Анкары, а прежде всего из-за давления НАТО.

Сейчас Эрдоган вновь подумывает над запуском собственной ПРО — T-LORAMIDS. Эта информация помимо турецкого телеканала была опубликована изданием Defense News, которое ссылается на источники и в дипкругах, и в сфере оборонных закупок. В Анкаре поспешили опровергнуть эту утечку. Как сообщает Anadolu, по словам директора Секретариата оборонной промышленности Исмаила Демира, участие россиян в создании ПРО не было в повестке дня, а речь шла об оборонном сотрудничестве в целом, и, мол, СМИ исказили.

В 2013 г. российскую С-300ВМ "Антей-2500" в Турции сочли излишне дорогой, но в угоду развитию сотрудничества или первая, или вторая сторона могут пойти на некоторые уступки. Опять-таки, смотря, что на кону и во сколько оценивается объект или объекты будущих соглашений. Эксперты в сфере обороны заявили Defense News, что российская система ПРО для Турции, как и китайская, будет иметь автономную архитектуру. То есть Анкара, отталкиваясь от ухудшения отношений с США, Европой и НАТО, все же обдумывает урезанный проект создания ПРО.

Опять-таки согласиться на то, что в свое время предлагал Пекин и от чего турки отказались, в Анкаре могли при получении определенных "плюшек" от Москвы. Тут или внушительная скидка, или политические уступки. Последний аспект касается в первую очередь Сирии, на севере которой сейчас проводится турецкая операция "Щит Евфрата". Формально турецкие танки и авиация уничтожают боевиков ИГ, но основная цель — нивелировать курдскую угрозу, отделить сирийских курдов от турецких.

Конечной задачей в Анкаре видят создание бесполетной 90-километровой буферной зоны на сирийской границе, которая среди прочего могла бы стать своего рода резервацией для трех миллионов беженцев. Турция добивается согласия от США и России. Путин публично не поддержал этот план, но, как пишет The Wall Street Journal со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией, во время кулуарных переговоров не было и отказа. Значит, буферная зона и ПРО, очевидно, являются предметами торга, как и отношение Анкары к режиму Башара Асада.

С другой стороны, взгляды на сирийскую проблему и интересы двух держав в этой ближневосточной стране сильно отличаются. Максимум, который светит по итогам длительных переговоров, — это разделение зон влияния и ответственности. Эрдоган закрывает глаза на закрепление россиян в западных регионах и Алеппо, а Путин отдает курдов на "съедение" туркам.

Придут ли Россия и Турция к общему знаменателю по этим вопросам, станет ясно в ближайшем будущем. Однако факт, что контакты выглядят как явный ситуативный союз, который не лишен внутреннего напряжения и недовольства. Именно потому, например, Путина в Международном аэропорту Ататюрка встречал не друг Эрдоган, и даже не премьер Бинали Йылдырым, а вице-премьер Нуреддин Джаникли и губернатор Стамбула Васип Шахин. Сотрудничество Москвы и Анкары жизнеспособно до тех пор, пока Путин может что-то предложить Эрдогану.

Еще одна важная составляющая дрейфа Анкары в направлении Москвы — это очередная попытка манипуляции союзниками по НАТО и в ЕС. От Брюсселя, как известно, Эрдоган хочет гарантий евроинтеграции Турции и безвизового режима, ну и, вполне вероятно, новой порции ассигнований в рамках сдерживания миграционного потока и борьбы с джихадистами в Сирии. Ранее Эрдоган уже давал понять Вашингтону, что хотел бы участвовать с американцами в совместной операции против ИГ.