Мир

Путин выводит Медведева из игры

Шойгу начал самостоятельно выходить в свет с поездки в Китай: его провалившаяся миссия должна была упредить визит Байдена в Киев

Визит российского министра обороны Сергея Шойгу в Китай в начале недели преследовал три цели: сгладить негатив от саммитов АТЭС и G20, продемонстрировать реакцию на саммит ЕС и сыграть на упреждение перед визитом в Киев вице-президента США Джо Байдена и зама госсекретаря США Виктории Нуланд. Единым знаменателем здесь была демонстрация углубления стратегического партнерства Москвы и Пекина.

Россия явно сэкономила на визите: учитывая его тематику и уровень встреч, в Пекин помимо министра обороны должен был отправиться еще и премьер. Но Дмитрий Медведев остался дома. И Шойгу довелось общаться как с коллегами по военному ведомству, так и с председателем Гос­совета КНР Ли Кэцяном, который, в частности, подтвердил обязательства Китая работать с Россией над "укреплением взаимного доверия, продвижением конкретного сотрудничества и укреплением связей по важным международным и региональным вопросам". С чего бы китайский премьер обращался с такой речью к чиновнику, который не только ниже рангом, но и не обладает соответствующей компетенцией для обсуждения тем международных отношений в целом и "взаимного доверия" с "конкретным сотрудничеством" в частности? Думается, во-первых, это означает, что Медведев стал "хромой уткой", которую окончательно выводят из игры. Во-вторых, таким образом восточным парт­нерам могут представлять потенциального путинского преемника, доселе известного в иных ипостасях. Тем более что его турне на Пекине не завершилось.

Не сумев добиться паритета сил с Западом с помощью Китая, Кремль вновь начал пугать Европу войной

То, с чем приехал в КНР Шойгу, заставляет вспомнить о дани. В частности, он привез предложение о покупке партии истребителей поколения 4++ Су-35. Вялые переговоры по этой теме шли уже несколько лет. Москва не забыла истории с продажей Су-27СК: из двух сотен машин китайцы купили половину, а затем запустили в производство свою копию. "Тридцать пятый" же имеет ряд узлов и агрегатов, используемых в истребителях пятого поколения Т-50 (ПАК ФА). И тем не менее ему устроили смотрины на Airshow China 2014, открывшемся за день до визита. Что Кремль получит взамен? Аморфную озабоченность попытками США укрепить свое влияние в Ази­атско-Тихоокеанском регионе и заверения в особом характере военного сотрудничества. Под­твердить последнее должны совместные учения в Тихом океане и Средиземном море. Эта новость наделала много шума - не без участия российских СМИ, однако сенсации здесь нет. В январе крейсер "Петр Великий" и фрегат "Янченг", эскортировавшие датское судно "Арк Футура", которое вывозило для утилизации сирийское химическое оружие, немного поманеврировали вместе после окончания миссии. В следующий раз будет нечто столь же скромное. Но и Пекин, и в особенности Москва, получат повод продемонстрировать флаг в этом "натовском озере" со всеми вытекающими последствиями в области пропаганды.

Из КНР Шойгу отправился в союзный Китаю Пакистан. После снятия негласного эмбарго против Исламабада Москва объективно заинтересована в развитии сотрудничества с ним, тем более что это может не только уязвить Вашингтон, но и, в теории, вынудить Пекин к интеграции по ряду тем в области ВПК. Это хоршо вписывается в озвученную Шойгу идею "формирования коллективной по своему характеру системы региональной безопасности". Но по всей видимости, каких-либо гарантий с китайской стороны Москва так и не получила. Ведь на саммите АТЭС КНР и США подписали ряд соглашений, снижающих вероятность инцидентов между их флотами и ВВС. Экспертное сообщество интерпретировало этот пакет договоров как пакт о ненападении.

Фото: mil.ru/Вадим Савицкий

И поскольку миссия Шойгу оказалась недостаточно успешной, а ось Москва-Пекин остается прожектом Кремля, последовала новая цепочка малоэффективных, но эффектных шагов. В среду путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков озвучил требования 100%-ных гарантий невступления Украины в НАТО и неприближения альянса к границам РФ. Тогда же глава российского МИДа Сергей Лавров вдруг в очередной раз заявил о смерти Договора об обычных во­оруженных силах в Европе. Его подчиненные тем временем сообщили и об отказе признавать одностороннюю демаркацию границ с Эстонией и Украиной (что согласуется с международными нормами), и об отказе от участия в ней, ссылаясь на не­дружественную политику соседей. То, что это идет вразрез с логикой, - от злых соседей обычно отгораживаются - Москву, очевидно, не беспокоит. Но все становится на места с учетом регулярных воздушных и морских провокаций против стран Балтии, передислокации перехватчиков под Ростов, выдвижения российских войск к линии размежевания, установленной минскими соглашениями, и усиления группировок в Луганской и Донецкой областях. В общем, не сумев добиться паритета сил с Западом с помощью Китая, Кремль вновь начал пугать Европу войной. Но за этим нахрапом стоит уязвимость, признанная тем же Лавровым на пятничной встрече с саудовским коллегой принцем Саудом аль-Фейсалом: "Рынок нефти должен определяться балансом спроса и предложения, и он должен быть освобожден от попыток конъюнктурного влияния исходя из политических и геополитических соображений". Жаль только, что о принципах рынка Москва вспоминает лишь тогда, когда баррель стоит $78-80.

Так что киевский месседж Байдена "мистер Путин, делайте что обещали (выполняйте условия минских соглашений), либо заплатите дороже", - это туше. Хотя и не особо чувствительное, учитывая, что ленд-лиз в Украину еще не заработал на полную мощность. Впрочем, это дело ближайшего времени. Причем решение об отказе в поставках летальных во­­оружений может быть пересмотрено в любой момент.
На новом историческом цикле нынешнее участие Америки в судьбе Восточной Европы - это определенная реплика 50-х годов, когда Вашингтон вникал в проблематику борьбы против советского тоталитаризма. По иронии судьбы именно нынешнему, вполне травоядному руководству США, вязнущему в явно бесперспективной войне на Ближнем Востоке и межпартийном кризисе в округе Колумбия, придется как минимум обеспечить тыл силам, борющимся за укоренение демократического пути развития в Восточной Европе. И планы проведения совместных военно-морских учений России и КНР в бассейне Средиземного моря - неплохой повод для скорейшего включения в созидание новой архитектуры безопасности в регионе. С участием новых союзников, против появления которых у своих границ так яростно настаивает Москва.