Мир

Рахмон приглашает к себе Халифат

Цепляясь за власть и действуя по принципу «после нас хоть потоп», президент Таджикистана лишает свою страну нормального будущего

Фото: prezident.kg

Прошедшие 1 марта парламентские выборы в Таджи-кистане, как это всегда там и бывает, окончились полной победой правящей Народно-демократи-ческой партии (НДПТ), возглавляемой президентом Эмомали Рахмоном. По данным таджикского ЦИК, за нее отдали голоса 62,5% из пришедших к урнам 87,7% избирателей. 5%-ный барьер преодолели еще три партии: Аграрная (11,8%), Партия экономических реформ (7,6%) и Социалистическая (5,5%). За бортом остались Ком­мунистическая (2,3%), Демо­кра­тическая (1,7%) и Социал-демократическая (0,5%) партии, а также Партия Ислам-ского возрождения (1,5%).

Формально, таким образом, налицо даже некоторая демократизация режима: в прошлом парламенте НДПТ получила 71,69% голосов против нынешних 62,5 %. Зато барьер в 5% тогда преодолели не три партии, как сейчас, а четыре. Впрочем, все эти танцы - не более чем видимость. Из 63 мандатов по партийным спискам избираются только 22, оставшиеся 41 идут по одномандатным округам, по которым власть и набирает очки. В результате, имея в прошлом парламенте 18 "партийных" мандатов, НДПТ по факту контролировала 57. Нет сомнений, что и после нынешних выборов Эмомали Рахмон остается фактическим диктатором Таджикистана.

Но есть у них и по-настоящему существенное отличие от выборов-2010. Партия Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) - единственная оппозиционная партия, представляющая реальную силу, получила пять лет назад два мандата - пусть и формальное, но все-таки представительство. На нынешних выборах ПИВТ, по данным ЦИКа, не пре­одолела 5%-ный барьер. Сама ПИВТ результаты выборов не признала, но, вместе с тем, не намерена оспаривать их через суд. Правда, ее лидер Мухиддин Кабири подчеркнул, что "ПИВТ действовала и будет действовать в рамках закона". Но тут же уточнил: "быть ли ПИВТ или нет, это будет решать закон и народ", - так что некоторый простор для маневра уже оговорен.

Сам Рахмон заявил, что с демократией в Таджикистане уже давно все в порядке. "Мы создали все условия, чтобы народ голосовал свободно. Чем свободнее, прозрачнее и демократичнее пройдут выборы, тем больше они будут способствовать поднятию имиджа и авторитета Таджикистана на мировой арене", - сказал он в день голосования. А менее чем через неделю после выборов в Стамбуле был убит лидер запрещенного в Таджикистане политического движения "Группа 24" Умарали Кувватов, которого Рахмон боялся и ненавидел. В Стамбуле в ночь на 6 апреля, около полуночи, на выходе из кафе, где Кувватов ужинал с семьей, убийца в упор выстрелил ему в голову и скрылся. Близкие Кувватова, ужинавшие с ним, госпитализированы с признаками отравления. Подозреваемый в отравлении задержан, но пока не ясно, хватит ли против него улик.

Оказалось, что "на самом деле" Эмомали Рахмон никакой не таджик, а карлык - так в Таджикистане называют потомков монгольских завоевателей

Итак, что же происходит в Таджикистане на самом деле? Очевидно, Рахмон, просчитав ситуацию и прикинув шансы, решил сыграть ва-банк, объявив реальной оппозиции войну на уничтожение. Кувваев оказался первым, поскольку Рахмон боялся его даже в эмиграции. Так, стоило Кувваеву объявить об акции протеста 10 октября прошлого года, как уже 9-го власть приняла срочные меры против "экстремистов", все по тому же проверенному рецепту: бронетехнику на улицы, а СМС-службы - блокировать. Кроме того, Кувваев нанес Рахмону очень болезненный удар, запустив в оборот опасную версию о его происхождении. Оказалось, что "на са­мом деле" Эмомали Рахмон никакой не таджик, а карлык - так в Таджикистане называют потомков монгольских завоевателей. Конечно, играть на национальной розни - очень скверно. Но Кувваеву хочешь не хочешь, а приходилось учитывать местные реалии и клановый уровень мышления большинства таджиков. Раскрыв же информацию о происхождении Рахмона, Кувваев максимально доходчиво донес до его подданных простую мысль: бессменному президенту глубоко наплевать и на Таджикистан, и на таджиков. Президента Таджики­­стана вполне устраивает роль поставщика дешевых рабов для России и продавца земель и недр Китаю.

Россию тоже устраивает такая роль Таджикистана, на почве чего Путин и Рахмон тесно сотрудничают. Между кремлевским карликом и душанбинским карлыком вообще много общего. Путин тоже видит в россиянах не более чем расходный материал и тоже активно сдает Россию в Китай. Правда, в Таджикистане Кремль ведет собственную игру, конкурируя с Китаем, - но это пока. В 2009 г. два диктатора - при посредничестве тогдашнего зиц-президента Дмитрия Медведева - договорились о разделе сфер интересов. Россия предоставила Рахмону военное присутствие, Рахмон России - дешевую и бесправную рабочую силу и базу для оказания влияния на соседей по региону. Впрочем, отношения в этом союзе не назовешь простыми - каждая из сторон имеет свой интерес и норовит переиграть другую.

Российские военные стоят в Таджикистане с начала 90-х годов, обеспечивая относительную стабильность в регионе. Российская 201-я дивизия сыграла значительную роль в прекращении гражданской войны 1992-97 гг. С 2001 г. на основе 201-й дивизии была развернута военная база российской армии. Ее частью является расположенный на Па­ми­ре оптико-электронный комплекс системы контроля космического пространства "Окно". Кроме того, российское присутствие является фактором сдерживания и самого Эмомали Рахмона, не раз высказывавшего территориальные претензии в адрес соседнего Узбекистана. Спор идет о трансграничных реках и возведении на них гидротехнических сооружений.

Рахмон, в свою очередь, пытается получить максимум выгод от присутствия российских военных. Набор возможных выгод довольно широк: от прямой монетизации российского присутствия - так, Душанбе, хотя и безуспешно, пытался добиться от Москвы ежегодной арендной платы в $300 млн - до укрепления позиций именно Рахмона, по сравнению с другими таджикскими политиками, на которых Москва также могла бы сделать ставку. В этом плане показательна история недавно убитого Кувваева, настроенного, в принципе, довольно пророссийски, но одновременно и антирахмоновски. Заказ на его ликвидацию, вполне вероятно, выполнила Россия - соответствующих структур у Таджикистана в Тур­ции просто нет, а у России, уже много лет ведущей в мусульманских странах охоту за лидерами чеченского сопротивления и отработавшей методики убийства своих противников до уровня искусства, - есть.

Рахмон, как и Путин, проявил себя абсолютно бездарным и коррумпированным правителем, озабоченным лишь обогащением, как собственным, так и своего ближнего круга - и в этом плане оба диктатора очень схожи. Как и Путину, ему, чтобы удержаться у власти, надо перекраивать законодательство, обеспечивая свое право занимать президентский пост неограниченное число сроков и организуя на каждых выборах собственное триумфальное переизбрание. С этой задачей Рахмон справился: он без проблем может занимать пост президента до 2020 г. - правда, тогда ему исполнится только 68 лет. Но время еще есть, и можно придумать какие-то новые ходы - например, выдвинуть в президенты одного из детей. Тут есть из кого выбрать: у президента два сына и семь дочерей.

Однако в отличие от Путина, которому противостоит высоко ценящий жизни собственных граждан и потому трусоватый Запад, главный противник Рах­мона - политический ислам, имеющий в Таджикистане очень прочные позиции в лице ПИВТ. Хотя нынешний лидер партии Мухид­дин Кабири избегает любых высказываний, которые могут быть истолкованы как призыв к насилию, ситуация идет именно к этому. Причем на обострение играет сам Рахмон, явно рассчитывая на поддержку России. Однако противник в лице ПИВТ едва ли будет ему по зубам. С одной стороны, ПИВТ может рассчитывать на поддержку исламского мира - и имеет все шансы ее получить, особенно сейчас, в связи с выводом Международных сил содействия безопасности из Афганистана. С другой - умеренная ПИВТ является идеальным объектом для демонстрации Западом своего позитивного отношения к исламу без примеси воинствующего радикализма. Социал-демократы, тоже недовольные Рахмоном и находящие общий язык с ПИВТ по большинству позиций, при необходимости возьмут на себя роль посредников. Но такая двойственность означает, вместе с тем, ожесточенную борьбу радикалов и умеренных исламистов внутри самой ПИВТ. На это, вероятно, и рассчитывает Рахмон: ослабленная междоусобицами ПИВТ могла бы стать его легкой добычей. Могла бы - если бы душанбинский карлык мог уверенно опереться на помощь кремлевского карлика. Но Россия, крепко увязшая в Украине, едва ли готова открыть еще один - таджикский фронт. Более того, экономический кризис в РФ вынуждает гастарбайтеров возвращаться на родину, где также нет работы. Зато она есть - причем все больше - у Халифата (он же - Исламское государство), пожирающего осколки Сирии и Ирака. Причем Халифат - образование аморфное, использующее для своего расширения тот же принцип франшизы, что и "Аль-Каида". Поэтому параллельно росту числа "военных туристов" из Таджикистана по мере их возвращения на родину будут переноситься и структуры ИГ. Будто мало кипящего котла в соседнем Афганистане: то, что радикалы среди тамошних этнических таджиков готовы помочь единомышленникам, сомнений не вызывает - тем более что с выводом натовского контингента у них проблем поубавится. Так что исламистская экспансия, а вместе с ней и радикализация лишенной голоса ПИВТ практически неминуема.

Президента Таджикистана вполне устраивает роль поставщика дешевых рабов для России и продавца земель и недр Китаю

Чтобы понять, что это означает для Таджикстана, достаточно взглянуть на современные фотографии Кабула, сравнить их с фото 60-70-х годов и спроецировать ситуацию на Душанбе. Цепляясь за власть, действуя по принципу "после нас хоть потоп", Рахмон фактически сам пригласил в Таджикистан Халифат, лишив свою страну нормального будущего. Тот факт, что этот поток смоет и его самого, ничего не меняет в принципе. Однако буферная зона вокруг России неминуемо станет еще меньше.

Зачем таджикам придумывают особую миссию

До 2020 г. Рахмону надо еще продержаться. А поскольку экономическая ситуация в стране крайне скверная с явной тенденцией к дальнейшему ухудшению, Рах-мону, как и Путину, приходится контролировать сознание граждан, отвлекая их от повседневных проблем бредом величия и жестоко подавляя тех, кто оказывается устойчивым к его пропаганде. Здесь трудно удержаться от прямой цитаты из программной статьи таджикского президента. "...жизни таджикского народа, как и многих других народов, с давних времен сопутствовало такое печальное явление, как культ чужого. К сожалению, этот культ дает о себе знать и в наши дни... Подлинная демократия заключается в том, что никто не имеет права насильно навязывать другому свою волю и свой образ жизни, поведения, мыслей, не может действовать вне демократических законов и человеческих ценностей, не противоречащих принципам демократии". Не правда ли - знакомо? Перед нами все та же российская идеологема суверенной демократии, "особого пути" и "особой миссии" - лишь обертка немного иная.

Партия исламской альтернативы

История ПИВТ восходит к 1973 г., когда ее основатель Саид Абдулло Нури создал подпольную молодежную организацию исламистов - "Нахзати исломи". Несмотря на преследования КГБ и попытки разгрома, организация дожила до марта 1990 г., когда была упразднена шестая статья Конституции СССР, ограничивающая создание политических организаций одной лишь КПСС. В Астрахани состоялся съезд основателей ПИВТ СССР. Верховный совет Таджикистана попытался запретить ее деятельность на территории республики, но, столкнувшись с многочисленными протестами, уступил. В годы гражданской войны 1992-1997 годов партия вошла в состав Объединенной таджикской оппозиции, противостоявшей Народ-ному фронту. В июне 1997-го Саид Абдулло Нури и Эмомали Рахмон подписали "Общее соглашение о мире в Таджикистане", положившее конец гражданской войне.

В 2000 г. ПИВТ обвинила Рахмона в нарушении Общего соглашения, а в июне 2003-го выступила против поправок в конституцию, которые позволяли Рахмону баллотироваться на очередной срок. В ответ Рахмон развернул против оппозиции кампанию репрессий. Были казнены 11 человек, арестован и приговорен к длительному тюремному сроку заместитель Нури Шам­суд­дин Шамсуддинов - он до сих пор находится в тюрьме.

ПИВТ отказалась участвовать в последних президентских выборах в ноябре 2013 г., на которых Рахмон получил 84% голосов при явке 87%. Об отказе было заявлено после того, как с выборов была снята кандидат от ПИВТ Ойнихол Бобоназарова - видная правозащитница, поддержанная также Социал-демократической партией, которая тоже ушла с выборов следом за ПИВТ.

Фото: wikimedia.org

ОБСЕ не заметила бронетехники на улиц ах Душанбе

"Независимые наблюдатели" из стран СНГ сочли выборы полностью соответствующими законодательству Таджикистана - и, следовательно, состоявшимися. По мнению одного из наблюдателей, первого зама главы фракции "Единая Россия" в ГД РФ Владимира Пех-тина, "за прошедшие годы республике удалось накопить большой опыт в проведении выборов в соответствии с требованиями международных стандартов и закрепить их в своем законодательстве". Миссия ОБСЕ, вынужденная лавировать между кормящей ее организацию Россией и необходимостью сохранить хотя бы подобие "европейского" выражения на лице, вынуждена была выражаться гораздо обтекаемее и уклончивее.

"Я счастлива, что день выборов прошел, в целом, в хорошей атмосфере, но я также крайне разочарована, что эти выборы не отвечали многим основным демократическим стандартам. Такие серьезные нарушения ослабляют подлинный демократический процесс", - заявила спецкоординатор наблюдателей от ОБСЕ Пиа Кристмас-Меллер. Вместе с тем представители ОБСЕ заявили, что они наблюдали "некоторый уровень плюрализма", хотя, с другой стороны, власти "не приложили достаточно усилий, чтобы выполнить свои обещания о проведении честных и демократичных выборов". Мол, мало было дискуссий в СМИ, возможности кандидатов из оппозиционных партий были ограничены, а честный подсчет голосов не был гарантирован. Тем не менее, по мнению наблюдателей из ОБСЕ, в республике "наметился прогресс", хотя "прошедшее голосование все еще было далеким от демократичности". Всякие мелочи вроде ввода в Душанбе бронетехники и отключения службы мобильных СМС-сообщений в день выборов миссия ОБСЕ предпочла не заметить.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 9 марта 2015 г. (№10/720)