Мир

Россия готовит вторжение в Афганистан

Внезапная дружба Москвы с Исламабадом — новый удар по мировому порядку

В начале месяца генеральный директор госкорпорации "Ростехнологии" Сергей Чемезов в интервью российскому "Интерфаксу" сообщил, что Москва ведет с Исламабадом переговоры о продаже партии вертолетов Ми-35. Заявление Чемезова выглядит подлинной сенсацией. Ведь оно стало фактическим подтверждением еще с апреля ходивших слухов о решении Москвы отменить негласное эмбарго на поставки оружия в Пакистан, действовавшее еще с советских времен.

В 1996-2010 гг. Россия поставила Пакистану 70 вертолетов, но это были транспортники Ми-17. Сейчас же речь идет о боевой технике. Коммерческая сторона упомянутого Чемезовым контракта не особо интересна. Ми-35 - модификация "летающей БМП" Ми-24, известной под прозвищем "крокодил". Пакистанское руководство планирует заменить такими машинами сильно потрепанные ударные вертолеты Cobra (Bell AH-1F и S) американского производства, купленные еще в 1983 г. Пакистан располагает примерно двумя десятками "кобр". Если предположить, что он будет заменять их таким же количеством "крокодилов", то при приблизительной рыночной цене борта в пределах $12,5-36 млн (в зависимости от комплектации и оборудования) общая сумма сделки - включая сопутствующие статьи вроде обслуживания и подготовки пилотов - вряд ли превысит миллиард долларов.

Гораздо любопытнее сторона политическая. Россия, многие годы бывшая монополистом на индийском оружейном рынке, стремительно теряет позиции. Причем не только по техническим, но и по политическим причинам: реваншизм плохо соотносится с принципом прагматичной многовекторности. Так что в некотором смысле, дружась с Пакистаном, РФ пакостит Индии и влезает в зону украинских интересов. До сих пор Киев и Москва худо-бедно делили рынки соседних

Дальнейшая интеграция российских предприятий в пакистано-китайские проекты представляется вполне вероятной.
Тем более что в свете "великого поворота
на Восток", объявленного Кремлем после аннексии Крыма, дело может дойти до создания полноценной оси Москва-Пекин-Исламабад

стран, хотя в плане номенклатуры наземных вооружений это было очень непросто. Теперь же Россия, по сути, объявила нам войну и на этом фронте. За "тридцать пятыми" могут последовать контракты на поставки десяти больших грузовиков Ми-26, средств ПВО, боеприпасов, включая высокоточное оружие, снайперских винтовок - все это, за исключением вертолетов, производит и Украина.

Наконец, такой шаг России - неприятность для США. Исламабад ждал от Вашингтона "кобр" новой модификации AH-1Z, но приоритетное право их закупки получил Корпус морской пехоты США. Вертолеты Пакистану нужны уже сейчас для операций против всевозможных повстанческих движений, аффилированных с "Талибаном", и это оставляло пространство для договоренности. Но Москва воспользовалась случаем, чтобы потеснить американских оружейников в их же вотчине.
Вмешательство в политические процессы, редко согласуемые с Исламабадом, и не всегда успешные удары беспилотников ЦРУ по талибам и функционерам "Аль-Каиды" на пакистанской территории, поиск и ликвидация Усамы бин Ладена без ведома пакистанских властей и, наконец, фактический контроль США над ядерной программой республики - все это заставляет Исламабад искать выход из-под чрезмерной опеки союзников. Особенно на фоне стремительного развития связей Вашингтона с его главным соперником - Дели - в сферах военно-технического сотрудничества и атомной энергетики. В этих обстоятельствах свое покровительство Пакистану предложил Китай. В 2011 г. негласный альянс был закреплен заявлением Пекина о том, что вторжение в Пакистан КНР будет расценивать как агрессию против себя.

Страны давно сотрудничают в области обороны, в том числе в создании высокотехнологичных образцов вооружений. К примеру, совместно разработан и запущен в серию многоцелевой боевой самолет JF-17/FC-1. Россия в этом проекте выступала субподрядчиком китайской стороны, машины оснащаются двигателями РД-93 КБ Климова. Дальнейшая интеграция российских предприятий в пакистано-китайские проекты представляется вполне вероятной. Тем более что в свете "великого поворота на Восток", объявленного Кремлем после аннексии Крыма, дело может дойти до создания полноценной оси Москва-Пекин-Исламабад. Их к этому подталкивает не только наличие общего соперника (Запад и/или Индия), но и общая проблема: вероятная дестабилизация Афга‑ нистана и сопредельных территорий после вывода большей части натовских войск к концу этого года. Причем Индия и США будут вынуждены принять такой союз как барьер против экспорта терроризма, хаоса и социального взрыва в Центральной (и части Южной) Азии накануне ротации власти, не говоря уже о наркотрафике. Так что скоро западную коалицию в Афганистане может сменить восточная.

Однако этот тройственный союз, очевидно, не ограничится секторальными вопросами региона. Несмотря на международное ядерное эмбарго против Па‑ кистана, Пекин сотрудничает с Исламабадом в области атомной энергетики. Превращение этого дуэта в трио вполне возможно, учитывая, что Россия упорно продолжает играть роль "плохого парня", нарушая основополагающие принципы системы международных отношений. Это может обернуться полным коллапсом системы ядерного нераспространения. Тем более что повод волноваться уже имеется: в прошлом году Саудовская Аравия начала переговоры с КНР о покупке ракет, способных нести ядерные боеголовки. А слухи о том, что сами боеголовки ей может в случае необходимости продать Пакистан, ходят в дипломатической среде еще с 1998 г. В последний раз об этом писала Times два года назад. Рискнет ли РФ поучаствовать в расширении ядерного клуба за счет ближневосточных режимов? После вторжения в Украину на этот вопрос трудно ответить категорическим "нет".