Мир

Россия не дает "Исламскому государству" исчезнуть

Кремль разыгрывает новую многоходовку и создает картинку для российского зрителя

Фото: kievsmi.net

Российскую Федерацию на нескольких фронтах лишили "наработанного" нею статуса лидера по борьбе с мировыми терроризмом, о чем на последних публичных мероприятиях говорил Владимир Путин. "Исламское государство" потерпело крупное поражение от иракских сил и при содействии международной коалиции, возглавляемой Соединенными Штатами, но хаос в Сирии, устроенный Москвой, помогает джихадистам держаться на плаву.

Муссируемый в российских и пророссийских зарубежных медиа тезис о том, что Запад желает видеть в Кремле союзника по коалиции, которая сражается с "Исламским государством", окончательно канул в Лету. России ранее четко заявили, что второй коалиции быть не может и, если на самом деле она хочет стать участницей мирового альянса по борьбе с терроризмом, пора прекратить варить воду в Сирии и начать придерживаться четкой скоординированной со всеми позиции. В силу ряда причин (не в интересах Москвы отказаться от подавления оппозиционных к Асаду групп, к примеру) история с коалицией постепенно сошла на нет. Это первый удар по имиджу борца и освободителя. Второй удар нанесли Турция и Афганистан.

В частности, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган четко заявил, что не намерен сотрудничать с российско-сирийско-иранско-иракской коалицией по борьбе с ИГ, пока Башар Асад остается президентом Сирии. "Сирия, Иран, Ирак и Россия в Багдаде сформировали квартет союзников Турции и попросили присоединиться, но я сказал Владимиру Путину, что не могу сидеть рядом с президентом, легитимность которого вызывает сомнения",- сказал он.

Далее всплывает история с сотрудничеством России и движения "Талибан". Так, ответственный за афганское направление во внешнеполитическом ведомстве РФ Замир Кабулов выдал скандальное заявление о том, что интересы талибов и россиян совпадают, т.к. ИГ является их общим врагом. И вообще у Москвы и "Талибана" есть канал для обмена информацией. Серьезность этого вектора МИД подтвердила небезызвестная Мария Захарова. Все это прекрасно, но и Россия, и ООН относят талибов к террористическим организациям. Конечно же эти слова произвели фурор в мировых СМИ, и официальный Кабул не мог не отреагировать. Российского посла Мантыцкого тотчас же вызвали на ковер в МИД Афганистана для дачи объяснений самого факта сотрудничества с талибами. Дипломату лихорадочно пришлось оправдываться, что, мол, речь шла сугубо об "Исламском государстве". "Имелось в виду, что интересы России и талибов совпадают только тогда, когда речь идет о борьбе с ДАИШ (арабский акроним ИГИЛ - ред.), и контактные каналы России с талибами означают лишь стремление помочь в поиске решения конфликта с талибами в Афганистане", - пояснил он.

Возможно, это прозвучит слишком громко, но, по сути, "Исламское государство" в Ираке либо уже разгромлено, либо это произойдет в скором времени. После такого удара боевикам уже не оправиться

Вся эта ситуация, когда российского посла публично отчитывают в Афганистане, а также демарш, хоть и предсказуемый, Эрдогана демонстрируют зыбкость положения Москвы на международной арене. Кремлю послали четкий сигнал - вам, как изгоям, бороться с терроризмом придется практически в одиночку с другими такими же политическими отшельниками. И декларируемая главой МИД РФ Сергеем Лавровым в интервью "Интерфаксу", опубликованном на сайте ведомства, "лидерская роль" России выглядит очередным эпизодом в информационной обработке населения. Лавров традиционно взваливает всю ответственность на Запад и призывает "не распылять усилия". В общем, скучно и бледненько.

Особенно на фоне глобальных побед коалиции в Ираке, который пока пытается усидеть на двух стульях, но склоняется к активной работе с Западом. Вооруженные силы Ирака 21 декабря пошли в наступление на ИГ в городе Рамади - иракском оплоте джихадистов. Сперва их изолировали в правительственном квартале города, а вчера иракские власти заявили об окончательной победе. Возможно, это прозвучит слишком громко, но, по сути, "Исламское государство" в Ираке либо уже разгромлено, либо это произойдет в скором времени. После такого удара боевикам уже не оправиться. Но благодаря действиям России в Сирии игиловцам, по крайней мере, можно рассчитывать, что эта страна пока остается надежным убежищем. Успехи же международной коалиции в Ираке Москве, мягко говоря, неприятны с точки зрения внутрироссийской пропагандистской обработки. Поэтому Кремль разыгрывает новое медиашоу для своих сограждан - продвигает послание о существовании негласной коалиции Москвы и Вашингтона.

26 декабря сирийская оппозиция сообщила, что в результате авиаудара, нанесенного по повстанческой "Армии ислама" погиб ее лидер Захран Аллуш. А на следующий день в Сети появляется сообщение о захвате американским спецназом одного из командиров ИГ Абу Омара аш-Шишани (чечено-грузина Тархана Батирашвили, грозившего войной России). Судя по всему, это просто информационный вброс. Эту новость растиражировали несколько крупных российских изданий - те же Lenta.ru и ТАСС. Lenta подает новость с двойной ссылкой - на ТАСС и на информагентство EIN. На втором медиаресурсе такой информации нет.

Но загвоздка в том, что даже беглый мониторинг англоязычных СМИ показывает, что ни глава Пентагона Эштон Картер, ни кто-либо еще в США об этом ничего не говорили, а если подобные сообщения о гибели и проскакивают, то все ссылаются на российские СМИ, уточняя неподтвержденный характер этой новости. Тут, кстати, даже развернулась довольно занимательная дискуссия о нестыковках в сообщении в целом. Высказываются вполне логичные замечания вроде: что аш-Шишани забыл в опасной для ИГ иракской провинции Киркук? Есть смысл считать, что данная топорно (новогодние праздники, кто там будет вдумываться) срежиссированная и выполненная информволна в росСМИ, а также убийство Аллуша служат одной цели - создать картинку для внутреннего потребителя, что, дескать, все не так плохо: Запад кочевряжится, но Вашингтон идет на сотрудничество; мы убили лидера "Армии ислама", они захватили аш-Шишани.

Фото: yaplakal.comС другой стороны, Кремлем разыгрывается многоходовка, которая опирается на смерть Аллуша, ведь данный инцидент, как заметил главный координатор переговоров сирийской оппозиции Рияд Хиджаб, фактически ставит под угрозу срыва мирный переговорный процесс в Сирии. И, к слову, уже негативно отразился на договоренности об эвакуации из окрестностей Дамаска около четырех тысяч бойцов, как умеренных, так и радикальных оппозиционных групп. Дело в том, что "Армия ислама" контролирует тот участок столицы, по которому должна была проследовать колонна автобусов. Таким вот образом Москва убила даже не двух зайцев, а как минимум четырех. Во-первых, вышеупомянутая картинка о негласной коалиции; во-вторых, может быть сорван процесс мирного урегулирования конфликта в Сирии. Отсюда выплывает третье и четвертое следствия - нестабильная Сирия нужна Москве, чтобы и дальше блокировать поставки нефти из региона, в первую очередь из Ирана (Тегеран, как уже писала "ДС", озвучил готовность поставлять по низким ценам черное золото в ущерб России) в Европу, что подрывает ее движение в сторону независимости от российских углеводородов.

Такие откровенно дестабилизирующие действия Москвы в регионе напрямую отодвигают кончину ИГ в Сирии, и дают возможность ей торговаться с Западом, выменивая свое невмешательство на, к примеру, отмену санкций или хотя бы имиджевую для Путина победу - допущение в ряды коалиции. Хотя в отношении "Исламского государства" нельзя однозначно утверждать, что джихадисты полностью сгинут, если Москва и Вашингтон утрясут вопрос сотрудничества. Через год-два, так или иначе, но ИГ выветрится из Сирии и Ирака, правда подобно вирусу будет блуждать по миру. И первой в списке стран, которые могут стать базой для исламистов, стоит Ливия. Эта страна до сих пор не может выкарабкаться из политического кризиса и поставить точку в признании правительства национального единства, несмотря на поддержку ООН. Лидер ИГ Абу Бакра аль-Багдади, между прочим, в начале декабря уже туда перебрался. Однако помимо Ливии, "заразиться" могут страны Магриба в целом, а с юга ИГ может ждать помощи и поддержки от своих вассалов - исламистов из группировки "Боко Харам" (по количеству убийств даже переплюнувшей своих кумиров из "Исламского государства"), которая терроризирует четыре западноафриканских государства - Нигерию, Нигер, Чад и Камерун.

Есть признаки миграции игиловцев и на восток черного континента. Так, ранее The Washington Post уже писала, что ИГ вступило в борьбу со своей соперницей "Аль-Каидой", точнее ее филиалом в Сомали "Аш-Шабаб" за господство в "маленьком эмирате" с целью дальнейшего продвижения в более благополучную Кению. Рассеиваясь по "округе", ИГ будет выстраивать по аналогии с "Аль-Каидой" своеобразную франшизу, но в большем масштабе. Впрочем, для этого джихадистам придется пережить определенную трансформацию - объяснить новую политику разочарованием в нынешнем халифате и возникшей необходимости в построении нового. Однако эволюция и расширение не станут спасением для террористической группировки, т.к. помимо ИГ на этом поле экстремизма пасутся и "Аль-Каида", и "Талибан", и ""Аш-Шабаб", и египетское отделение ИГ "Синайское государство", и т.д. При ограниченности подконтрольных им ресурсов говорить о "в тесноте, да не в обиде" не приходится. Масштабное объединение различных группировок практически невозможно. Напротив конкуренция вызовет активизацию военного противостояния между ними, а тот, кто выйдет из него победителем, будет очень слишком слаб, чтобы выдержать удары международного сообщества.