Мир

Россия опять проиграла борьбу за Египет

Катастрофа над Синаем вынудит Каир пытаться искать возможность полноценного восстановления отношений с Западом в любой неунизительной форме

Фото: censor.net.ua

Освещение террористического акта в небе над Египтом - о том, что это именно теракт, можно сегодня говорить с высокой долей уверенности - оставляет за рамками внимания последствий для самого Египта. А ведь эта страна только начала приходить в себя после противоречивой революции, перехвата власти исламистами и военного контрпереворота. К моменту возвращения к власти военных - ныне заявляющих себя в качестве защитников ценностей Революции - Египет представлял собой вялотекущую экономическую катастрофу. После отстранения от власти "Братьев-мусульман", несмотря на более чем прохладные отношения с ЕС и США, он вошел в период определенной стабилизации, а его внешнеполитическая субъектность вновь усилилась. Так, страна вошла в состав антихуситской коалиции в Йемене, участвует в возглавленном США противостоянии ИГ, оказалась покупателем злосчастных французских "Мистралей".

Иными словами, казалось, что несмотря на остаточные явления масштабного политического кризиса, Египет вновь можно рассматривать в качестве влиятельного игрока на Большом Ближнем Востоке, который, скорее рано, нежели поздно урегулирует свои отношения с Западом и сможет принять деятельное участие в стабилизации региона. С этими остаточными явлениями, кстати говоря, некоторые комментаторы связывают и недостаточный контроль в аэропортах - хотя озвучивались и другие оценки.

Успех, вероятно, одной из местных франшиз ИГ (если, конечно, те или иные заявления британских и американских ведомств соответствуют действительности) вновь перевернул ситуацию в Египте с ног на голову. Проблема, созданная этим инцидентом, является масштабной и многоплановой. Прежде всего, речь идет об экономическом кризисе - в эти недели происходит тотальное обрушение туристического рынка Египта. В одном российском сегменте речь идет ни мало, ни много - о банкротстве немногих туроператоров, переживших девальвацию рубля и проблемы 2014 года. Альтернативой россиянам могли быть британцы - но вывоз граждан этой страны из Египта превратился в большую правительственную задачу Лондона. Мало того - Египет и страны, вовлеченные в эвакуацию, столкнулись с необходимостью детального досмотра и вывоза сотен тонн багажа, который теперь, возможно, придется отчасти складировать на израильских военных базах. Просто потому, что аэропорты туристической зоны Египта не обладают подобными логистическими возможностями - те же британцы вывозят своих граждан без багажа.

Российские власти боятся того, что даже зомбированный потребитель пропаганды свяжет между собой массовую смерть гражданских - самую крупную авиакатастрофу в истории российской авиации - и политику Кремля в Сирии

Смягчающее обстоятельство - разве что то, что ноябрь - это все же не пик сезона, но массовая отмена брони в авиакомпаниях, летающих в Египет свидетельствует о том, что холодный сезон в туриндустрии Египта наступает надолго. Именно поэтому - чтобы хоть как-то сдержать обвал - правительство Египта остается чуть ли не единственным "отрицателем" мнения о теракте. Второй и последний "отрицатель" - это российские власти, боящиеся того, что даже зомбированный потребитель пропаганды свяжет между собой массовую смерть гражданских - самую крупную авиакатастрофу в истории российской авиации - и политику Кремля в Сирии. Ведь государственная пропаганда обещала россиянам "легкую прогулку" в эту ближневосточную страну, еще одну "маленькую победоносную войну", ведущуюся на экранах федеральных телеканалов.

Впрочем, российский милитаризм до недавнего времени не являлся проблемой собственно Египта. Теперь, похоже, все по-другому. Следует понимать, что в комплексе российское вторжение в Сирию и удачный "экс" над Египтом формируют новый вызов - радикализацию "братьев-мусульман", поскольку, с одной стороны, Москва бомбит в Сирии родственные им организации, а с другой эффективные ответы на действия интервентов сумела обеспечить только ИГ.

Это означает, что сближение противостоящих Асаду сил в Сирии резко усилится (оно и так имеет место в рамках городских боев, в которых сирийцы небезуспешно заставляют увязать войска ирано-российско-сирийской коалиции). Далее, если ранее за пределами разрушенных Сирии и Ирака ИГ удается продемонстрировать успехи лишь в расколотой Ливии и в меняющемся на глазах Афганистан, то вскоре и Египет может превратиться в арену ожесточенных боев. Кто знает, как именно это повлияет на настроения в Каире по отношению к России. Ведь в значительной степени внутренний конфликт перетекает в большой региональный с непосредственным вовлечением Египта (а между тем попытки Саудовской Аравии навести порядок в Йемене не увенчались сколько-нибудь вразумительным результатом). Если учесть и то, что теперь развязаны руки и у Анкары - факел Ближнего Востока зажжен даже ярче, нежели в эпоху "холодной войны".

Египет попытается теперь искать возможность полноценного восстановления отношений с Западом - в какой-либо неунизительной форме. Именно американцам и европейцам сегодня важно не упустить этот момент, убрав за скобки ту идеологическую ограниченность, которая и привела к деградации политической ситуации в этой стране два года назад. Что касается Украины, ставшей в этом году третьим по величине мировым экспортером зерна, и максимально заинтересованной в увязании России в Сирии - нашей стране неплохо было бы оказаться полезной Египту в этих трудных для него обстоятельствах.