Мир

Россия переходит на мифотворчество

Москва переходит на массированную информационную атаку по типу «правда — неправда, потом разберемся, главное — пугнуть»

Россия шлет миру множество сигналов, указывающих на ее решимость отстаивать перед Западом свои геостратегические интересы. Сигналы Кремля оказываются многократно усиленными, такой эффект вызывает уже само их обсуждение и дальнейшая трансляция сопутствующих смыслов. Поскольку Россия является одним из главных глобальных игроков и основных ньюзмейкеров, мировые СМИ также оказываются втянутыми в эту игру.

Начнем с экономики. Сигнал о финансовой несостоятельности Украины - любимая фишка РФ. За последние недели мы видели два основных сценария развития этой темы: либо Западу придется ее кормить, либо кто-то должен отдавать ее долги, а уж Россия-то счет выставит, не сомневайтесь. Многомиллиардные суммы потенциальных взысканий, которые называет российское руководство, ужасают, хотя методики расчета кремлевской бухгалтерии могут вызывать смех.

На минувшей неделе сюда добавилась еще одна тема. Письмо Путина к руководителям стран - членов ЕС в связи с украинским газовым долгом эксперты расценили как угрозу разворота потока энергоносителей на Восток, усилив тем самым Китай и лишив США возможности контролировать его аппетиты. Месседж ясен: сдайте Украину или готовьтесь к последствиям.

Показательные и многократные имитации атаки российских бомбардировщиков Су-24 на американский эсминец "Дональд Кук" в нейтральных водах Черного моря - еще более четкий сигнал того, что Россия готова к повышению ставок. К тому же и более наглядный, нежели "случайно" совпавшее с ним по времени известие об успешном испытании межконтинентальной баллистической ракеты "Ярс". Хотя последнее, безусловно, более устрашающее.

На дипломатическом поприще мы имеем дело с множеством сигналов аналогичного значения. Прозвучавшее в начале недели заявление представителя РФ в Совбезе ООН Валерия Чуркина о том, что четырехсторонние переговоры в Женеве будут сорваны, если Киев проведет антитеррористическую операцию на востоке, лишь наиболее громкий из них. Отказ россиян выдавать Украине военную технику, оставшуюся в Крыму, чтобы ее не использовали "против мирных демонстрантов", - логичное и естественное дополнение к этой угрозе.

Впрочем, очередной сеанс общения с народом, проведенный Владимиром Путиным одновременно с женевской встречей, стал еще более громким сигналом: Москва готова в чем-то уступить и ей необходимо подготовить к этому граждан. То есть объяснить им: это происходит исключительно потому, что российское руководство не видит необходимости дожимать Украину, но никак не из-за страха перед санкциями третьего уровня. Отсюда относительное миролюбие речей российского президента на фоне завуалированных угроз, как-то элементарно опровергаемого заявления о том, что вся Восточная Украина является Новороссией (т. е. частью России), которую "в 20-е годы ХХ века советское правительство зачем-то включило в состав Украины".
Главное, что обращает на себя внимание, - при широко обсуждаемом значении тех или иных сигналов практически не уделяется внимание их качеству. Причем не только в российских СМИ, это общемировая тенденция. В результате создается ощущение чрезвычайной серьезности претензий Москвы, игнорирование которых чревато неприятными и даже катастрофическими последствиями. Между тем на поверку это оказывается либо не совсем так, либо совсем не так.

В 60-х годах специалисты по теории игр начали применять ее для экономического прогнозирования. Теория гласит, что достоверный сигнал (собственно signal) от болтовни (cheap talk) отличает его затратность. С точки зрения теории сигнала, все месседжи, которые Россия посылает в последние недели, либо бесплатны, либо стоят очень небольших усилий. Говорить о долгах Украины можно сколько угодно, но без конкретных шагов вроде обращения в арбитраж - это лишь треп. Можно сколько угодно пугать ЕС снятием с газовой иглы, но только после успешных переговоров с КНР (в этом случае Китай неминуемо воспользуется положением монопольного потребителя) такие угрозы станут реальными.

Слабой попыткой придать им убедительности стали рассуждения - правда, неофициальные - об исторической принадлежности северных территорий Казахстана, по которым должны пройти газовые магистрали в Китай. Между тем именно старт проектов Северного и Южного потоков стал в свое время свидетельством серьезности намерений "Газпрома" в отношении Украины.
Идем далее. Пилоты ВВС все равно обязаны тренироваться - так почему не воспользоваться случаем? Тем более что это тянет максимум на ноту протеста. "Ярс" все равно необходимо было испытывать. Украинскую технику все равно нужно было доломать, прежде чем вывозить из Крыма. К слову, назначение сенаторов и введение российских автомобильных номеров на его территории - тоже весьма недорогие сигналы, адресованные, очевидно, внутренней аудитории.

Вполне очевидно, что Кремль занялся бюджетным возрождением "величия России", и совокупный уровень потерь, которые несет РФ из-за этой авантюры, близок к критическому. Но Украине радоваться здесь нечему. Ультиматум российского МИДа вкладывается в теорию сигналов. Срыв переговоров или антитеррористической операции - не самый трудный выбор, когда за спиной у Киева мощная поддержка. С другой стороны, то, что Россия кидает дипломатов на спасение диверсантов, означает одно: она намерена вести именно дешевую, необъявленную, маленькую и локальную войну. Причем не с целью победить, по крайней мере, не в краткосрочной перспективе. Спецназ войн не выигрывает. Зато отлично справляется с задачей создания управляемого хаоса. Именно это и будет определяющим фактором российско-украинских отношений на годы вперед. Верить в искренность намерения РФ нормализовать ситуацию согласно женевским соглашениям причин нет: этот сигнал ей опять-таки ничего не стоит и ничем не подкреплен. Так что Киеву, по всей видимости, стоит готовиться к сюрпризам.