Мир

Саудовская Аравия может отрезать РФ от южных рынков

Новое государство-владелец ключевых для танкерного судоходства островов у египетского курорта Шарм эль Шейх отныне может легко блокировать транзит российской и каспийской нефти через Израиль

Фото: hubs.ua

–¼10 апреля Саудовская Аравия заключила с Египтом соглашение о распространении саудовского суверенитета на один из мировых узлов мирового танкерного судоходства — острова Тиран и Санафир. Передача морских территорий произошла в рамках парафирования саудовско-египетского Договора о делимитации границ. Документ был заключен в пакете с соглашениями о предоставлении Египту $16 млрд саудовских инвестиций.

Египетский контроль над островами был неполным и регулировался международными многосторонними соглашениями о преодолении арабо-израильского Синайского кризиса. Египетская армия не могла проводить экологический мониторинг танкерного пути, который проходит через акваторию островов к израильскому нефтяному терминалу «Эйлат». Этот терминал мощностью 30 млн т нефти в год принадлежит основанной в 1968 г. компании Eilat Ashkelon Pipeline Co. Ltd. (ЕАСР). Сама компания создавалась как совместное ирано-израильское предприятие, но после Исламской революции 1979 г. была национализирована Израилем. В минувшем году очередной швейцарский арбитраж обязал Иерусалим выплатить Тегерану $1,1 млрд компенсации, но тот вновь отказался.  

Изначально эйлатский терминал был построен для снабжения НПЗ в Хайфе и Ашдоде иранской и индонезийской нефтью (первая нитка стартовала еще за 11 лет до основания ЕАСР), но с 2003 г. он начал работать в обратном направлении. Реверс системы нефтепроводов, проведенный Израилем, обеспечил нефтяным компаниям РФ, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана выгодный путь к портам Индийского океана навстречу идущему из него танкерному потоку нефти из Саудовской Аравии и стран Персидского залива. Минуя дорогостоящий проход через Суэцкий канал и используя ЕАСР, эти встречные поставки нефти разогревали ценовую конкуренцию со стороны арабских экспортеров, что невольно подогревало мировое падение цен.

Для вступления договора об уступке Саудовской Аравии островов, закрывающих залив Акаба, еще нужна ратификация египетским парламентом. Но на стадии ныне начатой в Каире активной парламентской полемики вокруг передачи островов видны прогнозы, что Эр-Рияд вряд ли пойдет на конфронтацию. Получив вместе с островами инструмент давления на Израиль возможностью ограничения навигации танкеров, Саудовская Аравия воздержится от его применения, хотя формальный повод делать это у саудов есть.

Резон для розыгрыша карты экологической конфронтации у нового хозяина островов Тиран и Санафир на первый взгляд очень основательный. Египет в силу «Синайского перемирия» не мог полноценно контролировать экологическую угрозу прилегающей к ним туристической зоне Шарм–эль–Шейх, которая исходит от проходящих мимо танкеров. Но кормящий государственный бюджет Египта туризм беспокоит аравийцев в едва ли не наименьшей степени. У конфронтации и возможного закрытия танкерного пути под видом «соображений экологии» есть другой, намного более серьезный повод. Он состоит в том, что качающий нефть из Хайфы и Ашкелона в Красное море реверсный нефтепровод ЕАСР является конкурентом гораздо более крупного египетского аналога, нефтепровода Sumed, который идет в обход Суэцкого канала из Красного моря в Александрию, и имеет мощность 100 млн т нефти в год.

В зависимости от ценовой конъюнктуры этот соперник Израиля на рынке транзита может работать на поставки на Дальний Восток нефти из Ливии и Алжира. Не всем выгодно видеть, как ее место на рынках Индии или Юго-Восточной Азии занимает каспийская или российская нефть с терминала «Эйлат». Нефтепровод Sumed является собственностью консорциума Arab Petroleum Pipeline Co, 50% которого принадлежит Саудовской Аравии, 15% — Кувейту и ОАЭ и 5% — Катару. На первый взгляд выгода Саудовской Аравии (как главного акционера Sumed) от закрытия танкерной навигации в проливе Акаба очевидна, поскольку обещает увеличить выручку арабского трубопровода.

Переговоры в Каире короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза с президентом Египта Абдул-Фаттахом Халилом Ас-Сиси. Фото: Пресс-служба президента Египта

Но такое решение порождает крупные издержки. В долгосрочной перспективе, подобный конфронтационный шаг новой страны–владельца островов у входа в залив Акаба повлечет за собой наиболее вероятный жесткий ответ Израиля. Им может стать форсирование работ по восстановлению нефтепровода из иракского Мосула до Хайфы, который пока не работает ввиду войны против Исламского государства. Запуск этой нефтяной артерии увеличит зависимость Израиля от поставок нефти из соседних Иордании и Ирака. Такая долгосрочная перспектива крайне невыгодна Саудовской Аравии. Создавать проблемы самим себе — это не стиль аравийских нефтяных компаний.

Есть также средне- и краткосрочные дивиденды, которые не позволят Саудовской Аравии пойти по пути откровенной конфронтации с Израилем: Эр-Рияд может начать с Тель-Авивом длительный и продуктивный диалог о взаимовыгодном урегулировании экологических проблем танкерного пути в залив Акаба, потребовав взамен взаимной координации региональной энергетической политики. Для Израиля краеугольным камнем такой политики является масштабное освоение новых израильских месторождений на шельфе. Ради увеличения экспорта с этих месторождений в страны ЕС Израиль в 2015 г. представил Брюсселю проект газопровода Eastmed из Египта и Израиля, который планируется проложить по дну Средиземного моря на Кипр и Грецию.

Нынешний переход островов Тиран и Санафир под суверенитет Саудовской Аравии расширяет переговорные маневры Эр-Рияда в диалоге с Тель-Авивом по проекту Eastmed: до сих пор Израиль настойчиво пытался подключить Египет к этому подводному газопроводу без участия Саудовской Аравии, игнорируя главного египетского спонсора

Используя необходимость увеличения добычи газа на месторождениях, недавно открытых в египетской части шельфа Средиземного моря, Израиль достиг в своем стремлении определенный успех — в ближайшие годы ЕС может включить Eastmed в долгосрочную европейскую программу создания Южного газового коридора снабжения Европы ближневосточными ресурсами. Нефтяные компании Саудовской Аравии в ближайшие десять лет поставили перед собой задачу — выйти на европейский рынок природного газа и, используя участие Египта в Eastmed, они смогут сделать это без особых затруднений.

Словом, установив свой суверенитет над частью акватории залива Акаба, Саудовская Аравия оказалась на распутье — получив в руки реальный инструмент давления на Израиль и его нефтетранзитные доходы, она должна сделать выбор относительно способа применения этого рычага. Можно сыграть в конфронтацию и под видом заботы об экологии Красного моря попытаться вообще прекратить обходящий Суэцкий канал танкерный трафик с каспийской и российской нефтью в Индийский океан. Можно, наоборот, на какое-то время забыть об экологических проблемах аравийских остров и угрозах египетской туристической индустрии, чтобы стать главным союзником Египта в проекте экспорта газа на рынки ЕС.

Пойдет ли Египет на эти рынки с Израилем или в итоге обойдется без него — сейчас наверняка сказать невозможно. Однако уже сейчас ясно: отказ Эр-Рияда от конфронтации вокруг танкерной навигации в залив Акаба может уплотнить уже давно обозначенное партнерство между Саудовской Аравией и Израилем, которое отчетливо проявляется в других сферах международной политики. Хотя здесь нельзя списывать со счетов «фактор натяжения» в отношениях Эр-Рияда с Москвой: «акабская карта» вполне может быть разыграна в качестве средства непрямого давления на Россию. В общем, переход Тирана и Санафира под саудовский контроль представляет собой точку бифуркации, открывающую властям королевства возможности для принятия решений с глобальными последствиями.