Мир

Саудовская Аравия оставит мир без $100 млрд

Нефтяные доходы государств-экспортеров будут направлены не в инвестиционные фонды, а непосредственно на финансирование собственных внутренних расходов

Фото: thefreeridev.com

Биотехнологии переманивают капиталы

Долгосрочные прогнозы цен на нефть становятся все более пессимистичными. Всемирный банк снизил прогноз по средней стоимости нефти в 2015 г. с $57 до $53 за баррель и сохранил такую оценку для 2016 г. Директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол считает, что в ближайшее время она упадет до $45 за баррель и останется такой в течение длительного периода. Эксперты Goldman Sachs уверены, что избыток предложения нефти на мировом рынке будет поддерживать низкие цены в течение следующих 15 лет. Их долгосрочный прогноз стоимости нефти - менее $50 за баррель.

Влиятельные международные организации говорят о позитивном влиянии низких нефтяных цен на мировую экономику: более дешевая энергия якобы позволит снизить себестоимость производства и объемы энергетических государственных субсидий, а освободившийся ресурс - увеличить общемировое потребление. К примеру, по расчетам Международного валютного фонда, падение нефтяных цен на 10% приводит к росту мирового ВВП на 0,2%. Однако год с низкими ценами на нефть показал, что удешевление черного золота пока не оправдывает ожидания, принося в мировую экономику все новые проблемы.

Еще несколько месяцев назад все гадали, насколько затяжным будет тренд "дешевой нефти". Факторы, влияющие на цену, были диаметрально противоположны. С одной стороны, беспрецедентный рост предложения благодаря американским сланцам и отказу ОПЕК от ограничений по добыче. Плюс ожидания выхода на рынок Ирана. С другой - нестабильность на Ближнем Востоке из-за ИГИЛ и неизменный спрос на нефть со стороны Китая. Но уже к лету стало ясно, что если нефть и начнет дорожать, то незначительно. А более вероятной перспективой является дальнейшее падение цен - по разным версиям до $45-50.

Вложения в биотехнологии, развитие которых имеет множество ограничений, долгое время считались рискованными. Но потеря привлекательности нефтегазовым сектором способна изменить такое мнение

Нефтегазовые компании, которые до этого заверяли общественность, что не намерены менять инвестиционные планы, резко изменили тон. Теперь они стараются как можно тише (чтобы не вызвать падения стоимости акций) сворачивать свои программы. Почти каждую неделю появляется сообщение о том, что очередной гигант поумерил свои аппетиты. Норвежская Statoil остановила работу нескольких буровых установок, Shell и Qatar Petroleum отказались от планов строительства нефтехимического предприятия в Катаре, а чуть позже Shell второй раз за год объявила о сокращении инвестпрограммы. В целом за последние полгода почти 70 крупных нефтяных компаний мира сократили планы по инвестициям в среднем на 22%.

Теперь на первый план вышел новый вопрос - кто заменит нефтегазовый сектор на инвестиционном рынке. Пока роль лидера предсказывают биотехнологиям. Об этом как минимум свидетельствует рейтинг крупнейших компаний по версии Financial Times. Согласно их исследованию нефтегазовый сектор, долгие годы занимавший первое-второе места по капитализации входящих в него компаний, не только потерял лидерство, но и пропустил на второе место сектор фармацевтики и биотехнологий (на первом остались банки). Вместе с такими секторами, как нефтяное оборудование и услуги и горнодобывающая индустрия, нефть и газ показали наихудшую отраслевую динамику. Так что в долгосрочной перспективе эксперты предсказывают лидерские позиции именно биотехнологам.

Рано или поздно это должно было случиться. В мире, где конкуренцию по капитализации сырьевым компаниям уже давно составляет технологический сектор (та же Apple стабильно прописалась на первой строчке среди крупнейших компаний), нефть была обречена на постепенную сдачу позиций. Падение цен только ускорило этот процесс. Другое дело, что вложения в биотехнологии, развитие которых имеет множество ограничений, долгое время считались рискованными. Но потеря привлекательности нефтегазовым сектором способна изменить такое мнение. Как уверяют аналитики, в выигрыше останутся как инвесторы данного сектора, так икомпании (в основном фармацевтические), которые в ближайшее время сделают ставки на эти технологии.

Фондовые рынки под угрозой обвала

Если исход инвесторов с рынка нефти и газа был вполне предсказуемым, то другое последствие дешевой нефти, похоже, изначально никто не предвидел. Из-за падения цен на нефть объемы инвестиций в мире сокращаются. Дело в том, что крупнейшими мировыми инвесторами в последние годы считались не только частные, но и различные суверенные фонды, которые часто формировались именно за счет нефтяных поступлений. Например, тот же резервный фонд России, который сейчас тает на глазах. По прогнозам министра финансов РФ Антона Силуанова, к концу 2016 г. там останется лишь $20 млрд, хотя по состоянию на 1 мая этого года в фонде было почти $75 млрд. Но не только Кремль откладывал часть нефтяных доходов на черный день. Задолго до России формировать свои резервы начали все крупнейшие экспортеры нефти - Норвегия, Саудовская Аравия, Кувейт и т. д. Теперь эпоха накопления для них завершилась, и начался период трат. Это значит, что фонды переводят свои деньги из инвестиций в бюджетные выплаты. И Россия, и другие страны стараются не афишировать изъятие средств из "инвестиционной корзины мира". Но та же РФ в течение года взяла оттуда $25 млрд, хотя еще год назад деньги резервного фонда хранились в ценных бумагах западных компаний и государств.

Фото: rtvi.comОдна Россия вряд ли способна сделать погоду на мировом финансовом рынке, даже если бы завтра решила забрать все до копейки. Другое дело, если эта тенденция станет повсеместной. Ведь другие нефтяные державы обладают куда более существенными резервами. Так, у Саудовской Аравии это порядка $700 млрд, у Норвегии - $875 млрд, у Кувейта - $590 млрд, у Катара - более $250 млрд. За последние месяцы западная пресса писала не менее чем о дюжине фактов вывода средств суверенными фондами нефтяных стран. Так, по данным Bloomberg, за последние шесть месяцев Саудовская Аравия отозвала порядка $70 млрд из управляющих компаний и еще столько же вывела из суверенных ценных бумаг других государств. В свою очередь, Reuters при анализе состояния рынков обнаружил, что за те же полгода сразу несколько суверенных фондов стран - производителей нефти выводили деньги с европейского рынка. По данным агентства, крупнейшая управляющая компания Абу-Даби продала 13% всех своих акций в европейских компаниях, а Норвегия изъяла с рынка 2% своего фонда. Кроме того, по прогнозам JPMorgan, еще $100 млрд не получит мировой рынок инвестиций из-за того, что нефтяные доходы государств-экспортеров будут направлены не в фонды, а непосредственно на финансирование внутренних расходов стран.

Для мировой экономики все это опасно не столько изъятыми суммами (как-никак капитализация мирового фондового рынка оценивается почти в $60 трлн, так что если нефтяные государства изымут даже все свои средства, то капитализация уменьшится лишь на 5%), сколько тем, что такие фонды очень диверсифицированы. К примеру, фонд Норвегии располагает акциями более чем 9 тыс. компаний. И целенаправленная продажа бумаг или нескольких из них способна резко опустить капитализацию всего отдельно взятого фондового рынка. Никто не возьмется предсказать, какой из рынков это будет. А в условиях нестабильности экономики такие колебания могут иметь цепную реакцию.

Впрочем, вряд ли норвежцы или саудиты считают это своей проблемой. Их сейчас беспокоят другие вопросы: на что будут потрачены изъятые с мирового финансового рынка деньги. И уже сейчас видно два четко очерченных тренда. Одни, как, например, Россия, изымают деньги просто на "проедание" (и на финансирование дорогостоящих монопольных гигантов в различных сферах), другие - для снижения зависимости от нефти. Например, Норвегия за счет использования резервного фонда планирует провести налоговую реформу, чтобы повысить привлекательность страны для инвесторов. Аналогичные цели у Саудовской Аравии и Кувейта. Катар планирует за эти деньги покорить Азию, предложив партнерам выгодное сотрудничество. А пенсионные фонды Канады намерены поддержать страну в сложной ситуации, вложив деньги в национального производителя. Так что в любом случае длинных доступных денег в мире станет меньше.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за ноябрь 2015 г. (№11/436)