Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сечин с рогами. Почему в России вымерли политические анекдоты

Вторник, 14 Ноября 2017, 22:00
Забавно было бы через много лет узнать, что дворцовый переворот в Москве произошел оттого, что до Сечина дошел анекдот о нем, его жене и ее любовнике

Игорь Сечин разводится со второй женой. Человек номер два в российской властной вертикали (но не в табели о рангах). Человек, которому начхать на субординацию, структуру собственности и разницу между государственным и частным. Человек, способный ничтоже сумяшеся без предупреждения вломиться на мероприятия с участием Владимира Путина, чтобы утрясти свои дела. Человек, возглавляющий "государство в государстве", именуемое "Роснефть". В общем, крутой во всех принятых в России смыслах мужик не сумел совладать со своей бабой. Что? Грубо? Увы, декорации и контекст, в которых развернулась эта драма, располагают: в современной Российской Федерации упоминание не только политической, но и любой корректности вызывает жестокие приступы тошноты.

В общем, по примеру шефа, Сечин теперь может полностью сосредоточиться на подвигах во имя отчизны. Но только если Путин, как утверждается в избитом пропагандистском клише, женат на России, то, похоже, намечается презанятный любовный треугольник. Тем более, что остается интрига: кого будет ублажать новоосвобожденный. Его? Ее? Обоих? И - публике это почему-то всегда интересно - каким образом? И не рискнет ли он в один прекрасный момент разлучить первого и вторую? От скуки, к примеру. Или из интереса ("Тварь я дрожащая или право имею?.."). Наконец, чтобы заполнить брешь в самолюбии, оставленную теперь уже бывшей женой, которая предпочла... Кого?! Забавно было бы через много лет узнать, что дворцовый переворот в Москве произошел оттого, что до Сечина дошел анекдот о нем, его жене и ее любовнике - автогонщике-итальянце. С которым, дескать, синьору Сечину познакомил на бунга-бунга вечеринке Сильвио Берлускони...

От очень влиятельного и богатого, но старого человека жена уходит к "вечно перспективному" молодому любовнику, прихватив чуток совместно нажитого имущества. Сюжет, в общем, давно и со всех сторон обыгранный в европейской культурной традиции и даже в чем-то банальный. Что делает его уникальным в контексте Игоря и Ольги Сечиных - так это то, что в России (да и на всем постсоветском пространстве, чего уж) власть предержащие напрочь лишены самоиронии. В их мире осмеяние - сродни кастрации.

Самый влиятельный человек в стране может быть глупцом, толстяком, скупердяем или, наконец, рогоносцем, но публичное осмеяние этого - табу. Которое забавным образом привело к деградации жанра политического анекдота: подавляющее большинство современных шуток о политических деятелях - всего лишь конверсии советских.

Вот только вряд ли на новый лад будет рассказана следующая история. Брежнев идет мимо Басманного суда и слышит дикий хохот. Интересуется, что случилось. "О вас новый анекдот сочинили. Ну очень смешной... Десять лет давать будем!". Потому что если анекдот появляется - уже поздно что-либо делать: смех уже раздался. И он опасен для носителей пацанского менталитета, которые воспринимают себя слишком всерьез и вполне эффективно добиваются того же от остальных.

По сути, это все тот же сюжет о голом короле. Но ирония ситуации-то ведь не в рогах.

А в том, что (я писал об этом, но повторюсь) только в сказке крик, что король вышел в люди в костюме Адама, может представлять угрозу правителю. Потому что в реальной жизни августейшая особа остается таковой независимо от убранства. И если короля делают корона и мантия - это карнавал. Отсюда и такая болезненная фиксация, что у российской, что у украинской правящей "илиты" на атрибутах статуса - "правильных" домах, яхтах, авто, часах, костюмах, друзьях и "тёлках". И когда любой из этих компонентов имиджа ведет себя неподобающе, это становится проблемой.

А постсоветское пространство - пространство вечного политического карнавала.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир