Мир

Безвиз и секрет Моисея. О чем забывают вожди Украины

Нельзя возводить в ранг национальной идеи то, что зависит от внешних сил

Фото: EPA/UPG

По странной, необъяснимой и - если вы склонны видеть знаки - даже зловещей иронии боевой клич Украины (ну, как минимум, нынешней администрации Украины) "Безвиз!" созвучен английскому "bee's wheeze". Если вам лень лезть в словарь - я помогу. Первое слово означает "пчела", буквочка после апострофа - принадлежность ей, а второе... Второе переводится как "тяжелое дыхание, хрип". Не знаю, кого как, а меня в этом контексте игра в ассоциации неизменно выводит на "мертві бджоли не гудуть".

Допускаю, что потому, а может и в силу вдруг проснувшегося во мне фаталиста, к нынешнему саммиту Украина-ЕС я отношусь спокойно.

АП и МИД могут сколько угодно распространяться об уникальности именно этого визита Петра Порошенко и Ко. в Брюссель - однако любой рекламист скажет: нельзя годами строить кампанию на одном и том же наборе прилагательных в превосходной степени и прочих маркеров исключительности. Ну не может быть десятков "важнейших", "принципиальных", "беспрецедентных" и "основополагающих" чего бы то ни.

Нельзя говорить обывателю, на чей голос ты рассчитываешь, что на повестке дня одновременно стоят борьба с коррупцией и получение денег на борьбу с коррупцией: у него, обычно не знающего, "как это работает" (да и не желающего знать), от подобных вестей случается если не когнитивный диссонанс, то, как минимум, острый приступ сарказма. И нетрудно предсказать, кому в этом случае может понадобиться неотложная помощь для реанимации рейтинга. Лучше, конечно, макрофинансовая - чтобы продемонстрировать этому фоме неверующему: вот, дорогой товарищ, жить стало лучше, жить стало веселее! Статистика, дескать, врать не может - она вообще ложью не является, как мудро (а главное - кстати) заметил Марк Твен.

Впрочем, это еще цветочки: рекламисты все же не могут позволить себе предельной откровенности, а потому обычно менее циничны, чем пиарщики. Мне как-то довелось услышать от такого спеца замечательную реплику-комментарий по поводу избирательной кампании одного из постсоветских политиков. Она оказалась универсальной: нельзя на-гора выдавать перечень тем, которые вызывают у тебя butthurt, потому что ход их обсуждения у наблюдателя со стороны неминуемо вызовет facepalm.

И я не удивлюсь, если на самом деле именно эти два слова окажутся наиболее точной характеристикой нынешнего саммита. Просто потому, что напоминать обывателю о проблемах страны до их решения - все равно что оставить в свежеотремонтированной комнате ребенка с банкой краски. 

Но что мы видим? Правильно, намерение обсуждать решение Еврокомиссии, позволяющее российскому Газпрому увеличить объемы поставок газа через "Северный поток" и немецкий газопровод OPAL - в ущерб украинских интересов. Прям-таки флотская традиция: спасибо, юнга, тебя выслушали. И да, мы в самом деле думаем, что ты прав в этой ссоре с пиратским капитаном. И тельник, который он отнял, - по-прежнему твой, ага.

Однако и это, по большому счету, ситуативный "косяк", который вполне можно обернуть в плюс. В конце концов, обыватель ждет другого. Ждет - и посматривает на календарь. Отсчитывая, сколько раз переносилась заветная дата обезвизывания. И именно здесь крупнейшая проблема нашей власти - не только нынешней, но любой, которая правила страной за четверть века ее независимости. 

Проблема эта не всегда доводила до катастрофы, но всегда доводила до беды. Она состоит в неизбывном стремлении брать на щит и даже возводить в ранг национальной идеи то, что зависит от внешних сил и то, что ты не в состоянии контролировать. Брать, возводить - и называть даты. В особенности конкретные даты. Светлое будущее не наступает во вторник или, скажем, в четверг. Но вторник или четверг может оказаться днем, в который оно пришло - потом, когда об этом расскажут историки. Таков секрет успешных правителей со времен, по меньшей мере, Моисея.