Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Дерипаска и Манафорт. Почему Трамп и Путин просят Австрию подержать у себя Фирташа

Вторник, 16 Июля 2019, 14:25
В России не заинтересованы в том, чтобы венский узник заключил сделку с американским следствием

Фото: Getty Images

Через три недели после того, как последняя апелляционная инстанция Австрии - Верховный Суд - поддержала решение Венского суда и одобрила экстрадицию Дмитрия Фирташа в Соединенные Штаты, и. о. министра юстиции и бывший глава Высшего админсуда страны Клеменс Яблонер, наконец, дал разрешение на эту процедуру.

В чем обвиняют Фирташа

Американцы обвиняют украинского олигарха в сговоре с целью подкупа индийских чиновников. В ФБР утверждают, что представители олигарха дали $19 млн взятки за лицензию по разработке местных титановых месторождений для дальнейшей продажи титана компании Boeing. Чикагский суд постановил, что схема Фирташа повлияла на американского авиастроительного гиганта, а потому требование экстрадиции — правомерно.

В офисе Яблонера еще тогда, комментируя вердикт суда, дали понять, что решение глава ведомства в переходном правительстве Бригитте Бирляйн примет не сию же минуту.

Сам Яблонер, возглавивший Минюст 3 июня после развала коалиции из-за скандала с экс-вице-канцлером Хайнцом-Кристианом Штрахе, ранее отправлял дело Фирташа на повторное рассмотрение, так что к сторонникам экстрадиции олигарха его сложно отнести. Потому такая медлительность не должна была стать сюрпризом. С другой стороны, в обойме у Яблонера более не было ни одной апелляционной инстанции и перед ним стоял нелегкий выбор: или экстрадировать Фирташа американцам, или добровольно пойти на существенный удар по своей репутации и профессиональному авторитету.

На самом деле Яблонер оказался в крайне непростой ситуации, когда страна переживает острый, обусловленный слишком тесными связями с РФ политический кризис. А еще ведь нужно учитывать международную конъюнктуру, потому как дело затрагивает не только или не столько одного влиятельного украинского олигарха, но и интересы третьих сторон. Очевидно, что сейчас на и. о. главы австрийского минюста оказывается сильнейшее давление: со стороны защиты Фирташа, а также со стороны России и США.

Потому, в частности, Яблонер предупреждал, что перед принятием решения по экстрадиции Фирташа в США будет консультироваться с МИДом Австрии, который еще полтора месяца назад возглавляла Карин Кнайсль, весьма лояльная Москве персона. После отставки Себастьяна Курца на срок до формирования по результатам досрочных парламентских выборов (29 сентября) руководить внешнеполитическим ведомством принялся ранее курировавший департамент по делам Европы Александер Шаленберг. И г-н Шаленберг с подчиненными неспешно выясняли, отвечает ли экстрадиция Фирташа в США "интересам и международным обязательствам" Австрии. 

Примечательно, что в день публикации ответа минюста Австрии на запрос "Голоса Америки" в кулуарах неформального заседания министров стран — членов ОБСЕ, проходившего в словацком городе Високе-Татри, с Шаленбергом переговорил глава МИД РФ Сергей Лавров. По официальным данным, обсудили они кадровые изменения в правительстве Австрии и внешнеполитический курс страны после этих самых изменений. Учитывая, что Фирташ для отдельных влиятельных россиян — человек не последней важности, Лавров мог прозондировать Шаленберга или вовсе поторговаться за украинского олигарха.

И не исключено, что в результате Вена, зажатая в тисках интересов США и России, таки сумела найти необременительное соломоново решение. Дело в том, что, несмотря на санкцию Яблонера, Фирташ остается в Австрии на неопределенное время: его адвокаты подали апелляцию на продолжение судебного разбирательства. На ее рассмотрение уйдет еще несколько недель, а затем, не исключено, процесс таки возобновится. Если это случится, Фирташ выиграет еще по меньшей мере год австрийского гостеприимства. А после вероятных перевыборов Трампа его и вовсе могут попытаться включить в программу "нормализации российско-американских отношений".

Молчание — золото

В чем ценность Фирташа для россиян? Во-первых, удержание его в орбите Москвы будет полезно с точки зрения влияния на украинские процессы, но с разделением расходов на политику вмешательства между Кремлем и олигархом. Во-вторых, прошлое Фирташа общее с видными гражданами России. Например, связь с Василием Анисимовым — партнером близкого к Путину Аркадия Ротенберга. Или можно вспомнить о совместном бизнесе Фирташа с Семеном Могилевичем, которого ФБР называло "главарем главарей" российской мафии.

Могилевич, как писал бывший журналист "Украинской правды" Мустафа Найем, с российской стороны контролировал схему по продаже "Газпромом" фирташевской RosUkrEnergo газа по заниженным ценам, которая затем продавала его "Нафтогазу". И даже после ареста Могилевича в 2008 г. Фирташ мог сохранить или даже усилить свою роль в реализации мошеннических схем при участии сотрудников "Газпрома".

В США же вообще считают, что Фирташ "был непосредственным агентом Кремля". Такой точки зрения придерживается, в частности, сенатор от Республиканской партии Роджер Уикер. Так что у Штатов, помимо защиты интересов одного из ключевых поставщиков Пентагона, есть и другой повод требовать экстрадиции Фирташа. Это, очевидно, его контакты с людьми из ближнего круга Путина. В Москве прекрасно понимают, что Фирташа нельзя отдавать американским правоохранителям. Учитывая, что ему светит 80 лет лишения свободы и конфискация имущества, вполне возможно, что олигарх пойдет на сделку. И заговорит. А сказать, как видим, ему есть что. И о коррупционных схемах при участии украинских и российских олигархов и чиновников, и о всех известных ему цепочках, тянущихся из России в офшоры и отдельные страны Европы, да и в Штаты тоже.

Вспомнить хотя бы циркулирующие в информпространстве слухи о махинациях российских чиновников, включая работников "Газпрома", с американскими пенсионными инвестиционными фондами. К примеру, крупнейший такой фонд в Штатах — California Public Employees' Retirement System (CalPERS; клиенты — пожарные и полицейские) — по-прежнему, несмотря на санкционное давление Вашингтона на Москву, вкладывается в ценные российские бумаги. В октябре 2018 г. РБК сообщало, что речь идет о сумме, превышающей $1,3 млрд, часть которой ($460,7 млн) приходится на гособлигации РФ, еще $872 млн — на акции подсанкционных компаний, среди которых есть и "Газпром", а также "Лукойл", "Роснефть", Сбербанк, ВТБ и т. д.

В акции таких компаний инвестируют также California State Teachers' Retirement System (CalSTRS; второй крупнейший в стране), пенсионный фонд Флориды (Florida Retirement System) и штата Нью-Йорк (NYSCRF). Акции "Газпрома" и "Газпромнефти" есть также у флоридского фонда. Не исключено, что свои махинации, направленные на отмывание средств, российский монополист проворачивает посредством CalPERS и Florida Retirement System. И если Фирташ заговорит, то схемы придется прикрывать плюс есть риск потери значительных средств.

И снова Манафорт

В то же время в США могут не испытывать особого энтузиазма касательно экстрадиции Фирташа. Да, с одной стороны, нужно защитить Boeing и наступить на горло "кошелькам" Путина, а с другой — украинский олигарх контактировал не только с "коллегами" в РФ, но, как выяснилось, и с американскими. А именно с бывшим менеджером кампании Трампа Полом Манафортом.

В августе 2017 г. издание The Daily Beast писало, что еще в 2008-м Фирташ совместно с Манафортом и российским олигархом Олегом Дерипаской вынашивал планы по строительству элитного офисного и жилого центра Bulgari Tower на Манхэттене. В процесс был вовлечен и деловой партнер Манафорта Рик Гейтс, чья переписка пролила свет на проект и на то, как его планировалось осуществить.

Проект оценивался в $850 млн, а для его реализации Манафорт, Дерипаска и Фирташ планировали купить нью-йоркскую гостиницу Drake Hotel. Главным инвестором должна была стать Pericles Emerging Market Partners — частный фонд, созданный Манафортом и Дерипаской (большинство акций у россиянина) на Каймановых островах в 2007 г. Что до Фирташа, для которого проект должен был стать способом отмыть деньги, то, как писало издание, 6 ноября 2008 г. гендиректор "дочки" Group DF — Group DF Real Estate — уверяла Манафорта в письме о приверженности компании Фирташа "проекту Bulgari Tower после наших недавних встреч в Киеве". А Дэвид Браун, гендиректор собственно Group DF, сообщал о готовности компании вложить в Bulgari Tower $112 млн, для чего был создан депозит в размере $25 млн для депонирования проекта. У Манафорта же был доступ к этому счету.

И хотя сделка с покупкой Drake Hotel так и не состоялась, подкрепленная финансовыми операциями цепочка от российского и украинского олигархов через Манафорта протянулась, по сути, к самому Трампу. Это обещает новые повороты и в расследовании касательно самого Манафорта, и в "российском деле". Актуализация этих острых вопросов Белому дому за год до президентских выборов абсолютно не нужна. Поэтому администрация или будет сохранять нейтралитет в деле Фирташа, или даже попытается оказать поддержку адвокатам олигарха, в числе которых, между прочим, есть и известный правозащитник Лэнни Дэвис, недавно работавший на экс-адвоката Трампа Майкла Коэна. Пусть Коэн и Трамп побили горшки, но Дэвис-то их мог и не бить.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир