Мир

Спасти пастора Брэнсона. Когда Трамп отлучит Эрдогана от международных кредитов

Обстоятельства для прессинга Турции со стороны США складываются благоприятные. В Турции усиливается валютный кризис, а методы борьбы с ним доверия к Анкаре у заимодателей не укрепляют

Руслан ВЕСЕЛ

Пятница, 3 Августа 2018, 10:00

В минувший четверг неугомонный президент США Дональд Трамп пригрозил Турции ввести против нее "большие санкции", а неделю спустя американский Минфин угрозу выполнил. Под раздачу попали министр юстиции Турции Абдулхамит Гюль и министр внутренних дел Сулейман Сойл.

Причину в Вашингтоне не скрывают. Трамп написал в своем твитере: "Соединенные Штаты введут большие санкции против Турции за длительное удерживание ею пастора Эндрю Брэнсона, великого христианина, семьянина и замечательного человека. Он сильно страдает. Этот невинный человек должен быть немедленно освобожден". Анкара обвиняет Брэнсона в терроризме и шпионаже. Минифин США, меж тем, полагает, что Гюль и Сойл непосредственно причастны к его задержанию - и вообще, возглавляют правительственные структуры, систематически нарушающие права человека в Турции.

Но это, по всей видимости, только начало нового обострения. Шесть американских сенаторов внесли двухпартийный законопроект, предлагающий введение ограничений на допуск Турции к средствам международных финансовых институтов из-за нарушений прав человека, которым подвергаются в этой стране граждане Соединенных Штатов. Парламентарии призвали Белый дом обратиться к Всемирному банку и Европейскому банку реконструкции и развития с предложением об остановке предоставления Анкаре кредитов, кроме заимствований, направляемых на гуманитарные нужды.

Напомним, что проработавший в Турции более 20 лет настоятель евангелической церкви Воскресения в городе Измир Эндрю Брэнсон был задержан в 2016 году и кроме контактов с "террористическим течением FETÖ" (организацией Фетхуллы Гюлена, опального проповедника и бывшего наставника президента Реджепа Эрдогана) и Рабочей партией Курдистана (также признаной террористической) обвиняется также в помощи организаторам попытки военного переворота в Турции, которая случилась два года назад. Якобы он сожалел о провале путчистов и писал военнослужащим США следующее: "Мы ожидали событий, которые всколыхнули бы турков. Сформировались бы необходимые условия для возвращения к Иисусу. Попытка переворота стала настоящим шоком. Многие турки поверили в военных, как это было ранее в течении истории. Однако на сей раз было поздно. Думаю, что ситуация ухудшится, но в итоге мы победим" (это сообщение сохранилось в мобильнике пастора).

Из-за этих обвинений он просидел в тюрьме под следствием почти два года. И совсем недавно ему продлили срок пребывания под стражей до завершения суда, который должен возобновиться 12 октября и может "впаять" пастору 35 лет тюрьмы, но всего лишь через неделю - 25 июля - его отпустили под домашний арест. Одними это подавалось как последствия отмены в Турции чрезвычайного положения, другими - как реакция на угрозу Вашингтона (впоследствии выполненную) заблокировать поставку этой стране самых современных боевых самолетов F-35. Можно предположить, что Анкара пытается обменять Брэнсона на Гюлена, экстрадиции которого из США она добивается уже много лет. Но подобная перспектива маловероятна: администрации Трампа просто не позволят этого сделать, не говоря уже о репутационных потерях, которые светят ей в случае подобной сделки.

Ситуация угрожает серьезными последствиями для американско-турецких отношений. Если бы дело ограничивалось только "твитами" Трампа, то все выглядело бы не так серьезно. Но переход к санкциям говорит о возможных тяжелых последствиях для Турции. Да и Трамп, для которого вопрос прав человека всегда был далеко не на первом месте, тоже не в первый раз поднимает этот вопрос. Возможно, конечно, что это результат влияния кого-то из окружения, например, дочери, которой приписывают решающую роль в решении президента США ответить "Томагавками" на прошлогоднюю химическую атаку в Сирии. Или же действительно Трамп обиделся на обман со стороны Эрдогана, не отпустившего Бренсона в ответ освобождение Израилем арестованной по подозрению в шпионаже и террористической деятельности турецкой гражданки (якобы американский президент лично попросил израильского премьера отпустить ее). Но большинство склонно искать причины в том клубке противоречий, в который отношения двух стран сплелись за последние годы.

Наиболее раздражающий обе стороны вопрос - отношения с Ираном, против которого очень сильно ополчился Трамп. А турки назвали введение санкций против этой страны необоснованным и устами министра иностранных дел заявили, что будут "продолжать покупать иранскую нефть, поставляемую государственными компаниями Ирана". Своего министра поддержал и Эрдоган, заявивший следующее: "Иран - наш сосед и стратегический партнер. У нас значительное количество совместных взаимовыгодных проектов". Чем сблизил позицию своей страны с позициями таких противников США как Россия и Китай, также критикующих выход США из "ядерной сделки" (стоит отметить, что их партнер по БРИКС - Индия - пошла по другому пути: Hindustan Petroleum Corporation, являющаяся основным индийским покупателем, уже заявила о приостановке импорта иранской нефти, так как страховщики отказываются страховать торговлю с Ираном).

К этому добавляется и подыгрывание Турцией России и Ирану в Сирии, а удаления подконтрольных Тегерану формирований из этой страны усиленно добивается главный американский союзник в регионе - Израиль. А другой важнейший союзник США в регионе - Саудовская Аравия - активно противодействует проиранским хуситам в Йемене (Эр-Рияд также зол на Анкару и за совместную с Тегераном помощь Катару, блокаду которого в прошлом году объявили ряд арабских стран во главе с саудитами).

Подозревают Турцию и в попытках увеличить свое военное присутствие в Красном море. ДС уже писала о дружбе Эрдогана с суданским президентом Омаром Баширом, на которого Международный уголовный суд выдал ордер на арест из-за этнических чисток в 2010 году. Ее результатом стала 99-летняя аренда Турцией острова Суакин, который называли "жемчужиной Османской империи". И хотя Анкара заявляет лишь о желании восстановить исламские святыни и о том, что не собирается обустраивать здесь военную базу, особо ей никто не верит. Ведь имеется уже пример постройки турками такого объекта в Сомали (да и кремлевский друг Эрдогана оправдывал сакральностью и "скрепами" свою агрессию против Украины в Крыму, а теперь усиленно превращает украинский полуостров в "непотопляемый авианосец").

Ну а к чему может привести увеличение количества турецких кораблей в каком-либо месте, было продемонстрировано на примере конфликтов вокруг перспективных газовых месторождений в Восточном Средиземноморье. В феврале они остановили принадлежащее итальянской Eni судно, которое готовилось начать бурение на газовом месторождении возле Республики Кипр. По мнению Анкары, эти работы могли ущемить права турок-киприотов, населяющих непризнанную республику Северного Кипра. Хотя эксперты полагают, что обогащение уже входящей в ЕС Республики Кипр за счет экспорта газа могло бы сделать для турок-киприотов с непризнанной (и не входящей в ЕС) территории более привлекательной идею присоединения к признанной, которая и сейчас уже имеет в два раза большее ВВП на душу населения. Турции, десятилетиями "оббивавшей пороги" ЕС на предмет вступления, это грозит сокращением зоны влияния и очень не нравится. А в результате ее действий под угрозой оказался проект газопровода из Израиля (а возможно - и Египта) через Кипр в Грецию и дальше в Европу. Хотя поговаривают, что именно этого Турция и добивалась, так как хочет стать южным газовым "хабом" для Европы, чему должен был поспособствовать газопровод от израильского месторождения "Левиафан" к турецким берегам.

Хотя в реализацию идеи израильско-турецкого газопровода сейчас слабо верят из-за ухудшения отношений между двумя странами по "палестинскому вопросу". К тому же Анкара нещадно критикует не только Тель-Авив, но и Вашингтон, например за решение перенести американское посольство в Иерусалим. Поэтому в Белом доме полагают, что Турция будет активно противодействовать "Большой сделке" Дональда Трампа, которая, по мнению обитателя Овального кабинета, должна окончательно этот наболевший "палестинский вопрос" решить.

Если к этому еще добавить и желание Анкары закупить у России зенитно-ракетные комплексы С-400 на несколько миллиардов долларов, которое также стало одной из причин заморозки передачи Турции F-35, то увидим практически весь спектр американских претензий к самому восточному члену НАТО. Тем более, что обстоятельства для прессинга сейчас складываются вполне благоприятные. В Турции усиливается валютный кризис, в результате которого национальная валюта обесценилась по отношению к доллару на 20% с начала года (приблизительно настолько же выросли цены на продукты). А методы, которыми с ним борется Эрдоган - назначение министром финансов своего зятя, которого еще и компетентным в данной сфере не считают, - доверия к Анкаре у потенциальных инвесторов и заимодателей не укрепляют. Тем более, что международное рейтинговое агентство Fitch уже понизило суверенный рейтинг Турции до "BB+" с "BB", да еще и дала негативный прогноз дальнейшего развития ситуации. Так что инициатива американских конгрессменов об ограничении доступа Турции к международным кредитам может серьезно повлиять на экономическую ситуацию в стране.

Для Украины ссора между партнерами, оказывающими нам (хоть и в разной мере) помощь в противостоянии российской агрессии, конечно же, не на руку. Но с другой стороны из Вашингтона все чаще доносятся угрозы обложить санкциями не только "Северный поток-2", но и "Турецкий поток", о скором завершении строительства которого рапортуют россияне. Так что у него появляются все шансы повторить судьбу "Голубого потока" и стать тупиковым, а не дойти до Европы, как планировалось в Москве. А то и вообще (в случае усиления нажима США на Турцию) стать памятником закопанным и утопленным российским деньгам.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

Читайте также: