Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Спецмиссия Кирилла. Как Кремль пытается обезопасить свои капиталы в Британии

Пятница, 24 Ноября 2017, 19:00
Положение христиан в Сирии, Северной Африке и Украине было не более чем поводом для "экуменического" визита архиепископа Кентерберийского в Москву

Фото: mospat.ru

Патриарх Московский Кирилл встретился с архиепископом Кентерберийским Джастином Уэлби – в ходе "пастырского, экуменического и политического" визита лидера англиканской церкви. Сам по себе "экуменический" визит на фоне взрывного роста консервативных настроений в РПЦ и России в целом – почти вызывающий, и может считаться репетицией и замером общественного мнения перед возможным визитом Папы Римского. Еще более пикантно этот визит выглядит в свете заморозки в отношениях между Москвой и Лондоном.

Ну и, конечно, встретившись, они говорили про нас...

Ничего нового – разве что резкое повышение интонации: патриарх сообщил архиепископу о "грубейших" нарушениях прав человека и религиозной свободы и "оголтелой пропаганде", обвинил украинскую власть в разжигании религиозного конфликта и т.п. Нет, ничего нового – в том числе в области фактов. Хоть патриарх и заявил, что "свидетельствует с полной ответственностью" и даже передал документ с "доказательствами". Но декларацию, все равно, подписали только по Сирии и Северной Африке. Украина в список "зон страдания христиан" не вошла.

Усилия патриарха Кирилла и его кремлевских кураторов обрисовать Украину и ее власть в самом черном – просто монструозном – свете, обвинив в попрании святых для европейца прав и свобод, можно понять: в последнее время британская дипломатия, и власть в целом, регулярно поднимают вопрос российской агрессии как во внутренней, так и во внешней политике.

Однако политическая повестка дня, думается, не исчерпывалась Украиной. И – давайте быть скромнее – не Украина была главным блюдом стола переговоров. Дело в том, что отношения между Лондоном и Москвой сейчас плохи, как никогда. А количество российских сольдо, посеянных в лондонском Сити, делает этот политический разрыв особенно драматичным.

Любопытно, что "политический" (в частности) визит архиепископа Кентерберийского совершается буквально вослед разгромной – сравнимой по тону с рейгановскими - речи Терезы Мэй на банкете лорд-мэра Сити. Напомню, в этой речи британский премьер обвинила Путина и Россию в расшатывании ситуации в мире в целом, и, в частности, в аннексии Крыма, разжигании конфликта в Украине, кибершпионаже и кибератаках.

Между прочим, если воспринимать речь патриарха Кирилла на встрече с архиепископом Уэлби в контексте упомянутой речи, то возникает ощущение, что глава РПЦ оправдывается – за действия своей страны в отношении Украины, за Крым, за вмешательство в дела "погрязшей в грехе" Европы.

Судя по тону и риторике речи, премьер Мэй была просто в ярости. Но эта ярость вовсе не была слепой. Начать хоть с того, какое удачное место она выбрала, чтобы заявить Кремлю "мы знаем, чего вы добиваетесь, и у вас ничего не выйдет". Она прогремела этой речью в Сити. Битком набитом российскими деньгами.

Британского премьера можно понять – и Европе в целом, и США, и самому Альбиону немало досталось в последнее время от России, ведущей свою необъявленную гибридную мировую войну. И если о том, что брекзит срежиссировала длинная рука Москвы, говорят в довольно сомнительных кругах, то трудно не прислушаться к исследователям, которые утверждают, что отловили минимум полмиллиона сообщений в Твиттере, поддерживающих отделение Шотландии, и были они сделаны как раз с аккаунтов российских троллей. Факты российских кибератак на британские СМИ и энергетические системы также подтверждены расследованиями британских правительственных структур.

Не знаю, многое ли из речи британского премьера пробилось к слуху обитателей высоких российских кабинетов, и что именно нашло отзыв в их сердцах. Но кое-что, я уверена, они приняли близко к сердцу: обещание премьера "сделать все", чтобы доходы российской коррупции "не перетекали из России в Великобританию". Фраза многозначительная, она может касаться не только (и не столько) будущего времени – ведь сколько миллиардов этого "дохода" уже находится в лондонских банках и лондонской недвижимости.

Вопрос денег – которые рекой текли в из России в Лондон – не дает покоя обеим сторонам. Особенно заострились переживания в свете ареста российского сенатора-миллиардера Керимова во Франции "за финансовые махинации". Вот так, уважаемый человек, сенатор, обладатель диппаспорта приехал отдохнуть на своей вилле на Лазурном берегу, а его в кутузку... Только и того, что не сказали прямо по телевизору, что так, мол, будет с каждым. Макрону есть что предъявить Кремлю – только он, в отличие от Мэй, посылает в Москву "сигналы" не громом речей, а делами.

После инцидента (или лучше сказать – прецедента?) с Керимовым, кто скажет наверняка, что будет с любым другим российским миллиардером – хоть бы и сенатором или даже дипломатом - который захочет проведать свою недвижимость в Лондоне? Я уж не говорю - вынуть из тамошнего банка немножечко миллионов на карманные расходы. Учитывая падение британского ВВП, к выниманию денег из банков там могут отнестись болезненно. А тут французы – так удачно! – подсказали, как быть.

Поэтому вовсе не стоит удивляться подключению к диалогу духовных лидеров. И не стоит преувеличивать роль Украины – которая, наряду с Сирией и христианами Северной Африки, всегда может служить темой для разговора и даже оправданием для встречи.

У Британии есть свои сложности – в свете брекзита она пока не достигла никаких существенных договоренностей с ЕС. Можно было бы предположить, что Москва предлагает ей свое участие – но репутация России в ЕС сейчас настолько подмочена, что выступить посредником в подобных переговорах она не сможет при всем желании. Попытка убедить Лондон после брекзита вступить в некий союз "европейской оппозиции" выглядит еще более наивно – в свете все той же речи Мэй, которая заверила Путина в приверженности европейцев своим альянсам и готовности дать отпор любым посягательствам на эти вековые союзы.

Раз в дело вступили духовные лидеры, мы можем почти наверняка предположить, что на официальном уровне ситуация зашла в тупик. Что дипломатическое ведомство бессильно. Остается возможность только неформального диалога - на уровне патриархов, архиепископов и пап.

Напомню, это не первый выход патриарха Московского на "британское направление" - его официальный визит в Лондон был сделан также на фоне резких антироссийских заявлений британского МИДа, и наблюдатели уже тогда в один голос говорили о попытке Кремля использовать главу РПЦ в качестве "мягкой силы" и "наведения мостов" между российским политикумом и тем местом, где этот политикум любит прятать деньги. Сам факт, что руководство РПЦ раскрывает объятия англиканам, которых еще недавно упрекали в излишнем либерализме и даже утверждали, что "у диалога с англиканской церковью нет будущего", сам по себе весьма красноречив. Как и обещание патриарха "похлопотать" о том, чтобы англиканский храм столицы отреставрировали за средства из городского бюджета – храм той самой церкви, которую патриарх еще недавно громко критиковал за рукоположения женщин, однополые браки и всяческий душевредный либерализм.

Что ж, пока официальные связи между Москвой и Лондоном трещат и лопаются, пока под самим патриархом кресло раскачивается и вот-вот будет снесено девятым валом, глава РПЦ просто не может не использовать шанс укрепить свое положение. В некоторых вопросах он по-прежнему незаменим, его дипломатическая выучка и опыт по-прежнему востребованы. Он остается тем последним человеком в московском политическом истеблишменте, с которым все еще кто-то обсуждает геополитические проекты и даже подписывает совместные документы – о положении в Сирии, Северной Африке, Ираке, а если повезет – то и о положении в Украине.

Надо сказать, что хотя "положение христиан" - лишь повод, а не причина, - подобные декларации только на первый взгляд "декоративные" бумаги. Иногда они оказываются козырной картой в политическом раскладе - подобным документом можно прикрыться, как фиговым листком, когда политики и военные подходят слишком близко к границе дозволенного или даже заступают за нее.

Дипломатические усилия и успехи патриарха не стоит недооценивать и нам, в Украине. В то время как по украинскому вопросу российские дипломаты в Европе и мире записывают на свой счет только поражения, патриарху – по церковным каналам – удается продавливать нужные ему (и Москве в целом) решения - через Всемирный совет церквей, через Ватикан, к которым вынуждены прислушиваться в Киеве.

Теперь, вот, может и архиепископа Кентерберийского подключит.

Таким образом, на британском направлении у московского патриарха есть не только поводы, но и причины. Не у него одного – у его кураторов также. Тут заявления об Украине, Сирии и Северной Африке отчасти – медь звенящая, отвлекающая слух от того, что действительно интересует и патриарха, и тех, кто возлагает на него надежды. О деньгах.

Российских деньгах в лондонской недвижимости и банковских вкладах. Патриарх Кирилл, вполне возможно, на своем "полуофициальном" уровне пытается решить проблему, которую невозможно решить на уровне официальном и даже дипломатическом. В конце концов, церковные финансовые каналы всегда перекрываются последними – если перекрываются вообще. И если сенаторов не спасает ни статус, ни диппаспорт, ни даже миллиарды, то скромные люди в церковных облачениях могут спокойно сходить с трапов самолетов. В Хитроу, как и в Орли.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир