Мир

Правда о британском референдуме

Brexit - это ядерная бомба в области политического пиара. И от нее больше пользы в арсенале, чем на поле боя

Фото: liberation.fr

Референдум о выходе из Евросоюза, который сегодня проводится в Великобритании, - событие, конечно, судьбоносное и для страны, и для Европы, и для мира. Об этом писано и говорено немало. Но, практически выпала из виду комментаторов принципиальная деталь - парламент Соединенного Королевства не обязан выводить Великобританию из ЕС, даже если общественность проголосует "за".

Дело в том, что нынешний референдум не является юридически обязывающим. Как и недавнее мероприятие в Нидерландах по поводу ЗСТ Евросоюза с Украиной, он носит исключительно консультативный характер, и, теоретически, может быть полностью проигнорирован правительством Великобритании. Собственно, поэтому, как отметил эксперт в области права Алан Грин, Brexit, скорее всего, не случится, даже если для этого наберется достаточное количество голосов. Так что те, кто выступает за выход королевства из ЕС, завтра проснутся отнюдь не в "новой, свободной стране".

Просто потому, что в наборе документов, принятых в ходе подготовки голосования, не содержится ни единой правовой нормы, которая обязывает власти королевства считаться с его итогами. Это составляет разительный контраст с последним по времени референдумом 2011 года, когда решался вопрос о реформе избирательной системы. Соответствующая документация предусматривала обязательную реакцию правительства - и механизмы дальнейших действий - на случай позитивного решения (но тогда большинство высказалось против, зарубив проект реформы, так что это не имеет значения). В случае же с "брекзитом" подобные процедуры предусмотрены не были.

Поэтому то, что за ним последует, - вопрос, лежащий исключительно в политической, а не юридической плоскости. Правительство может отдать вопрос на рассмотрение парламента - имея в виду, что шансы остаться в составе ЕС у королевства очень велики.

Ведь если в Вестминстере дойдет до голосования, то евроскептики с треском провалятся: большинство из 650 парламентариев являются сторонниками евроинтеграции и скорее будут требовать обеспечения Британии "достойного места в ЕС", нежели выхода из союза.

Хотя шоу при этом, безусловно, получится зрелищным. Пикантности ему добавит тот факт, что сторонники единства смогут объяснить "игнор" чаяний общественности тем самым парламентским суверенитетом, которого, как утверждают их оппоненты, Британию лишил Брюссель.

В качестве альтернативы правительство королевства может инициировать новый раунд переговоров на предмет обновления соглашения о членстве в ЕС - тем более что премьер Дэвид Кэмерон приложил немало усилий в этом направлении. Наконец, кабинет Кэмерона может без юридических для себя последствий полностью проигнорировать результаты сегодняшнего голосования - хотя это определенно положит конец его правлению.

Референдум обретет законную силу лишь в том единственном случае, если по результатам голосование (победа евроскептиков) официальный Лондон решится прибегнуть к Статье 50 Лиссабонского договора и тем самым инициировать процесс выхода из ЕС. Этот шаг переведет вопрос членства Британии в союзе в юридическую плоскость. Но даже в случае, если за выход проголосует большинство, и на повестке дня окажется обращение к Статье 50, второе отнюдь не будет являться непосредственным следствием первого: связь между ними все равно должны обеспечить политические решения правительства Великобритании. Но здесь загвоздка в том, что большинство его министров - если не все - полагают, что королевство не должно покидать Евросоюз. Таким образом, оно будет оттягивать упоминание о Статье 50 насколько возможно долго - и использовать его лишь в том случае, когда других вариантов у него попросту не останется.

Знает ли это среднестатистический британец? Разумеется, нет: в ходе подготовки референдума из этого не делали тайны - просто не привлекали внимания. Иными словами, будь это некий контракт - соответствующий текст был бы написан самым мелким шрифтом в сноске на предпоследней странице.

Известно ли это популистам, раскрутившим эту тему? Разумеется, да. Так что Brexit можно считать самой крупной, рискованной и дорогой политтехнологией в новейшей истории, предназначенной, прежде всего, для внутреннего потребления (в какой-то степени это роднит ее с бесконечными спекуляциями на языковом вопросе и регионализации в украинских избирательных играх). Это настоящая ядерная бомба политического пиара. И как от настоящей ядерной бомбы, от нее больше пользы в арсенале, чем на поле боя. А потому, как и надлежит ядерной бомбе, в ее конструкции предусмотрены надежные предохранители.