Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Заговор на упреждение. Что изменит для Трампа и Путина очередной переворот в Судане

Суббота, 13 Апреля 2019, 14:00
Куда развернет страну новая власть и в чем ее отличия от старой?

Фото: EPA/UPG

Что произошло в Хартуме

В Судане, в пятый раз за историю его независимости, и, как обычно, при помощи военного переворота, сменилась власть: 75-летний президент Омар аль-Башир и его ближайшее окружение (всего около двухсот человек), включая и. о. председателя правящей партии "Национальный конгресс" Ахмеда Харуна, взяты под стражу. Распущены президентский совет и Национальное собрание. Что до кабинета министров, то он был отправлен в отставку еще в феврале самим аль-Баширом, объявившим чрезвычайное положение.

Переворот возглавил первый вице-президент и министр обороны, 65-летний генерал-лейтенант Ахмед Авад ибн Ауф.

Предыдущие успешные перевороты состоялись в 1958, 1969, 1985 и 1989 годах.

В прямом эфире суданского ТВ Авад сообщил о создании военного совета, который будет управлять в течение двух лет, готовя страну к "свободным и справедливым" выборам. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: прекращено действие Конституции, введен режим ЧП сроком на три месяца, закрыты воздушное пространство и КПП на границах. Ранее Ауф занимал должности начальника военной разведки, председателя Объединенного комитета начальников штабов, посла Судана в Омане. С 2007 г. он включен в санкционный список США. Пост министра обороны занял в августе 2015 г., пост первого вице-президента - в феврале.

Свергнутый аль-Башир также пришел к власти в результате военного переворота 30 июня 1989 г., свергнув правительство Садыка аль-Махди, лидера правоисламистской партии "Умма" ("Нация"), политического крыла суфийского братства "Ансар". На момент переворота аль-Башир командовал парашютной бригадой в Хартуме и выступил под лозунгом спасения государства от "гнилых политических партий". Также как и Авад, аль-Башир приостановил действие Конституции, распустил парламент, запретил все партии и профсоюзы, закрыл множество газет, создал военные трибуналы, выдворил иностранных сотрудников гуманитарных организаций, поместил под домашний арест всех членов Кабмина, нелояльных ему военных, чиновников, общественных деятелей. Иными словами, перевороты Башира и Авада организованы буквально под копирку, а значит, есть все основания полагать, что и дальнейшее развитие ситуации 2019 г. будет происходить по схеме 1989 г.

Успехи аль-Башира на поприще очищения суданского общества были столь велики, что уже в 1993 г. США включили Судан в список спонсоров терроризма, в 1996-м ООН ввела против него дипломатические санкции, в 1997-м США объявили в отношении Судана торговое эмбарго и заморозили доступные им суданские активы за нарушения прав человека, в 2007 г. - ввели дополнительные экономические санкции, а в 2009 г. Международный уголовный суд в Гааге (МУС) выдал ордер на арест аль-Башира, обвинив его в "преступлениях против человечности". Это был первый в истории ордер на арест действующего главы государства. Аль-Башир был обвинен в этнических чистках в Дарфуре, в ходе гражданской войны на западе Судана, в которой погибли более 300 тыс. человек. Аль-Башир и посоветовал судьям МУС съесть выписанный ими ордер - и
продолжил совершать поездки по зарубежным странам, наглядно демонстрируя ничтожество международных законов. В 2010 г. МУС выписал еще одни ордер на арест аль-Башира - уже по другому делу, но с тем же результатом.

Неудивительно, что к аль-Баширу давно и внимательно присматривались в Кремле, охотно продавая ему оружие - примерно на миллиард долларов за 20 лет. В сентябре 2016 г. Судану продали очередные 150 Т-72, а в ноябре 2017 г. аль-Башира пригласили на смотрины к Владимиру Путину. Впрочем, интерес был обоюдный, и аль-Башир тоже добивался встречи, видя в сближении с Россией свой шанс.

Прибыв в Москву суданский диктатор произвел на российское руководство впечатление отморозка, готового ради сохранения себя у власти решительно на все, а лучшего союзника для России и желать нельзя. К тому же Судан имеет весьма удачное, с точки зрения размещения там баз, расположение. И сотрудничество по линии Москва-Хартум начало набирать обороты: поставки вооружений, приглашение российских добывающих компаний, предложение аль-Башира открыть российскую военную базу в Порт-Судане и контракт на строительство там НПЗ, обсуждение поставок ЗРК С-300, истребителей Су-30 и Су-35, переговоры с РЖД о модернизации суданских железных дорог, соглашение с "Росатомом" о строительстве АЭС... Судан стал обживать и ЧВК Вагнера, боевики которой совместно с суданскими силами безопасности участвовали в подавлении протестов в Хартуме, начавшихся с декабря. К этим протестам мы еще вернемся.

Перспектива возникновения российского хаба в Судане совершенно не устраивала США, которые отслеживая активность аль-Башира попытались действовать на упреждение, приоткрыв калитку для переговоров. Еще до визита суданского диктатора в Москву Вашингтон немного сдал назад, отменив в несколько этапов (с января по октябрь 2017 г.) большую часть экономических санкций, введенных в 2007-м, со ссылкой на "прогресс", якобы достигнутый аль-Баширом в противодействии терроризму и соблюдении прав человека. Правда, из списка стран, поддерживающих терроризм, Судан все-таки не вывели.

Эти половинчатые шаги не возымели желаемого эффекта. Аль-Башир строил международные отношения в очень широком спектре, без оглядки на США, и не ограничиваясь одной только Россией. В декабре 2017-го в Хартуме побывал президент Турции Реджеп Эрдоган, и по результатам визита было подписано 13 соглашений, включая соглашение о военном сотрудничестве и договор о передаче Турции в аренду на 99 лет острова Суакин в Красном море. С середины и до конца 2018 г. аль-Башир постепенно снизил градус напряженности между Хартумом и Каиром. Судан успешно развивал отношения с Саудовской Аравией - ближайшим союзником США в Персидском заливе, с Китаем и даже с Беларусью. Иными словами, Башир оказался успешным геополитическим хакером, взломавшим большую часть выстроенных против Судана санкций и начавшим собственную игру.

Начало протестов и неожиданный поворот

Однако экономическое положение в самом Судане было крайне скверным. Уровень жизни снизился до катастрофической отметки, и с 19 декабря, сначала на северо-востоке страны в Атбаре, а затем и по всем городам (и прежде всего в Хартуме) начались протесты. Они были вызваны резким, более чем в три раза, ростом цен на хлеб и другие товары первой необходимости, а также их нехваткой. К 10 января Amnesty International оценивала общее число убитых протестующих в 37 человек, арестованных - более чем в 800, а власти сообщали о сожжении протестующими 118 зданий, включая 18 полицейских участков, и почти 200 автомобилей. Тем не менее в целом власти справлялись с ситуацией и признаков грядущего ухода аль-Башира не наблюдалось. Он даже посетил в конце января Каир, заявив в ходе общения с прессой, что рассказы о масштабах протестов сильно преувеличены.

Лидером протестов стал 83-летний Садык аль-Махди, свергнутый Баширом в 1989 г. и вернувшийся из эмиграции. К его партии "Умма" примкнули активисты десятков партий и общественных групп, включая исламистов, либералов, Суданскую компартию, Ассоциацию суданских профессионалов и Альянс юристов-демократов. Врачи и студенты организовали сидячие забастовки в больницах и университетах. Футбольные фанаты перекрывали центральные дороги. Власти пытались блокировать доступ к Facebook, Twitter и WhatsApp, но без особого успеха.

21 марта Омар аль-Башир издал указ о назначении аль-Махди своим помощником, заявив, что тот "один из наиболее авторитетных лидеров оппозиции". Но это не повлияло на ситуацию и не снизило накала противостояния.

Первоначально военные безо всяких колебаний участвовали в разгоне протестующих. Затем в социальных сетях Судана стала появляться информация о подготовке ими вооруженного переворота. В Хартуме 9 апреля в стычках между силовиками и оппозицией на улицах погибло 13 человек, после чего между армейцами и силами безопасности наметился раскол. Это крайне встревожило Авада, который немедленно выступил с заявлением в стиле "мы не допустим", а уже 11 апреля перехватил инициативу, сместив аль-Башира сам, и сыграв таким образом на упреждение. Накануне переворота Авад заявил, что хотя армия понимает мотивы протестующих, она не позволит разрастись хаосу в стране - мол, этого им "не простит история".

Иными словами, протестующим подсунули пустышку: намозолившее глаза и скомпрометированное первое лицо сместили, возложив на него всю ответственность, и замаскировав таким образом сохранение сложившейся системы. Вероятно, такой же сценарий будет в свое время разыгран и в России - недаром ведь в Москве очень внимательно следят за событиями в Хартуме, а особенно за судьбой аль-Башира. Уже понятно, что его не выдадут МУС и не отправят в эмиграцию. Экс-президент может слишком много рассказать о причастности к геноциду лидеров новой власти. Причем выдачи аль-Башира не хотят ни Авад, ни аль-Махди.

Конечно, значительная часть протестующих не удовлетворена таким сценарием, но смена аль-Башира уже внесла в их ряды раскол. Аль-Махди выжидает, полагая, что ему и его партии будут сделаны какие-то предложения - и, скорее всего, именно так и случится. Остальные - те, у кого нет шансов быть допущенными к власти, - высказываются о перевороте весьма негативно. Компартия, партия "Конгресс" и Суданская ассоциация профессионалов призвали к продолжению протестов, потребовав передачи власти гражданским политикам. Но оппозиция далеко не однородна и не всегда способна к совместным действиям, а за вычетом "Уммы" - просто слаба, так что едва ли она сумеет противостоять армии. Скорее всего, протесты постепенно выдохнутся, а наиболее значимым фигурам из числа их лидеров, прежде всего аль-Махди, будут предложены места в правительстве или иные варианты устройства в новой реальности. В целом же, ни экономическая ситуация, ни положение с правами человека не претерпят в Судане особых изменений.

Что же касается внешней политики, то здесь-то и развернется борьба. Россия попытается удержать захваченные позиции, а ее конкуренты - прежде всего США - их ослабить. Новые же власти Судана постараются извлечь из их противостояния максимум выгод для себя. Это единственное поле, на котором возможны изменения, но игра на нем только начинается и предсказать ее исход сегодня сложно.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир