Мир

Третий не лишний. Чему Верховная Рада может научить "пиратов" из исландского Альтинга

Общество симпатизирует Пиратской партии, но до кредита доверия на роль парламентского большинства ей предстоит еще немного подрасти

Фото из открытых источников

Прошедшие 29 октября досрочные выборы в парламент Исландии (Альтинг) могли бы стать сенсацией. Еще за пару месяцев до голосования Пиратская партия Исландии по результатам всех опросов била рекорды популярности: до 43% исландцев изъявляли готовность отдать за нее свои голоса. Но затем что-то пошло не так, и сенсации не случилось. Пиратская партия показала на выборах третий результат, набрала чуть больше 14% и получила в Альтинге 10 мест. Конечно, учитывая радикальность ее программы, это также очень неплохой результат, но все-таки уже не сенсация.

Почему же исландцы предпочли скучных, но привычных политиков альтернативному проекту государственного устройства?

Почему выборы состоялись досрочно?

Выборы в Альтинг должны были пройти в апреле 2017 г. Но после апрельских (текущего года) протестов, вызванных обнародованием документов о том, что премьер-министр Сигмюндюр Давид Гюннлейгссон, пришедший к власти под лозунгом борьбы с офшорами, владел офшорной компанией совместно с женой, приведших к его уходу в отставку, тогдашняя правящая коалиция во главе с Партией независимости сочла за лучшее поторопить события и провести выборы на полгода раньше. Как показало развитие событий, политический расчет Партии независимости был абсолютно верен: в новом парламенте она вновь получила большинство, став ядром новой правящей коалиции. Ей даже удалось улучшить свой результат, получив 21 мандат вместо 19 (всего в Альтинге 63 места).

Партия независимости и Пиратская партия

Партия независимости — старейшая партия Исландии, возникшая в 1929 г. в результате объединения Консервативной и Либеральной партий. Она выступает за евроатлантическое партнерство в рамках НАТО, но одновременно стоит на евроскептических позициях. В 1933-2016 гг. всегда получала наибольшее число мест в Альтинге, за исключением второго места на выборах 2009 г. Тогда, оказавшись под ударом в результате банковского кризиса 2008 г., она уступила Социал-демократическому альянсу, получив 16 мест против 20. Однако победа социал-демократов в итоге оказалась пирровой, на выборах 2013 и 2016 гг. они получали девять и три мандата соответственно. В то же время результаты Партии независимости устойчиво росли.

Пиратская партия Исландии (Píratar) была основана 24 ноября 2012 г. активисткой WikiLeaks Биргиттой Йонсдоттир и анархистом Смари Маккарти. Йонсдоттир выбрали "капитаном", постановив, что лидеров в партии нет, а все собрания проходят в открытом режиме. С первой же попытки на выборах 2013 г. "пираты" получили 5% голосов и три места в Альтинге, став первой из примерно 40 пиратских партий в мире, попавшей в национальный парламент.

"Пираты" в Альтинге

Фракция Píratar выступила с инициативами дать гражданство Исландии Эдварду Сноудену и отменить закон о богохульстве, действовавший с 1940 г., согласно которому пресловутое "оскорбление чувств верующих" каралось тюремным сроком до трех месяцев или крупным штрафом. Сноуден гражданином Исландии не стал, зато закон был отменен. Кроме того, "пираты" начали атаку на святая святых — церковный налог.

Согласно исландскому законодательству все граждане страны платят примерно 700 долларов в год церковного налога. Деньги верующих распределяются между церковными общинами, официально зарегистрированными в стране согласно государственному реестру религиозных убеждений жителей Исландии, а налоги с атеистов остаются в казне. По факту, судя по опросам общественного мнения, атеистами являются практически 100% молодых людей в возрасте до 30 лет. Однако формально 85% исландцев — христиане, а 73,8% принадлежат к лютеранской церкви. Атеистов же всего 5,5%

Лютеранская церковь Исландии имеет статус государственной. Согласно опросам общественного мнения 55% жителей страны выступают за отделение церкви от государства, против — 24%. Но провести подобный законопроект через Альтинг не представлялось возможным.

Тогда "пираты" решили идти обходным путем. Они официально зарегистрировали новую религию — зуизм, следующую, по утверждению ее основателей, "религиозным принципам древних шумеров". При этом зуистская церковь официально выступила за отмену церковного налога и в качестве первого практического шага пообещала вернуть своим последователям изъятые у них в качестве церковного взноса деньги. Кроме того, зуистская община намерена самораспуститься после отмены церковного налогообложения. В качестве завершающего штриха зуисты разместили в интернете подробную инструкцию о том, как официально зарегистрировать любую новую религию в Исландии. Стартовав в 2014 г. с численности в четыре человека, зуистская община выросла к концу 2015 г. до 3 тыс., что составляет порядка 1% населения страны.

До победы далеко

Несмотря на зашкаливающий рейтинг в 43%, достигнутый на пике популярности, "капитан" Píratar, Биргитта Йонсдоттир, весьма реалистично оценивала электоральные перспективы партии. Она прогнозировала получение на выборах от 10 до 15% голосов, и, как оказалось, была совершенно права. Рейтинг "пиратов" растет на волне народного недовольства и падает, как только ситуация стабилизируется. Политические страсти и новомодные течения бурлят в основном в Рейкьявике и нередко основаны больше на эмоциях, чем на трезвой оценке ситуации.

Взять даже последние досрочные выборы, когда исландское общество рефлекторно среагировало на пугающие слова "офшор" и "валютный счет за рубежом" — слишком свежи были у простых исландцев воспоминания о кризисе 2008 г., когда экономика рухнула в пропасть. Однако формально вменить премьеру было почти нечего. Владельцем найденного на Виргинских островах офшора — фирмы Wintris Inc — была его жена, и там хранились деньги, вырученные от продажи бизнеса ее отца. Факт наличия офшора ни Гюннлейгссон, ни его жена никогда не скрывали, указывая его в налоговых декларациях, налоги платили исправно, средства держали в иностранном отделении исландского банка. Единственное, что можно было поставить в вину премьеру, да и то с некоторой натяжкой, – это конфликт интересов. Офшор его супруги подпадал под закон, облегчающий налоговое бремя для иностранных компаний-кредиторов, однако на практике она ни разу не воспользовалась этими льготами.

Тем не менее реакция была столь мощной, что Гюннлейгссону пришлось сдаться. После чего протесты выдохлись, а с ними пошел вниз и рейтинг "пиратов".

Между демократией и популизмом

Пиратская партия выступает за более высокую подотчетность властей обществу и ставит во главу угла личные права и свободы человека. По словам Биргитты Йонсдоттир, востребованность Píratar порождена потерей доверия людей к традиционной системе власти. Замечание, бесспорно, справедливое, однако сможет ли Пиратская партия в ее нынешнем виде предложить нечто лучшее?

В своих союзниках "пираты" числят кандидата на пост президента США Берни Сандерса и греческого премьера Алексиса Ципраса, испанское движение "Подемос" и итальянское "Пять звезд". Увы, всех перечисленных политических акторов отличают в первую очередь безответственность, склонность к манипулированию массами с опорой на худшие их инстинкты и нежелание просчитывать отдаленные последствия своих инициатив.

Опасения оппонентов Píratar, полагающих, что лидеры партии не имеют достаточно политического опыта для управления страной, что они могут отпугнуть потенциальных инвесторов и дестабилизировать восстановление исландской экономики, выглядят достаточно обоснованными. Среди требований Píratar — 35-часовая рабочая неделя, реформа закона об авторских правах и защита персональных данных от властей и полиции. Все это очень привлекательно — в перспективе. Вопрос лишь в том, насколько возможна реализация таких инициатив "здесь и сейчас".

С учетом изложенного, десять мест, полученных Píratar, выглядят вполне разумным шагом со стороны исландских избирателей. Партия получила шанс проявить себя, ее успехи были оценены позитивно, ей симпатизирует часть исландского общества и, вероятно, видит за ней большое будущее. Но до кредита доверия на роль парламентского большинства "пиратам" предстоит еще немного подрасти.

В этой истории без труда усматриваются параллели с Украиной. Все тот же невыразительный, мутный и скучный политический мейнстрим. Все то же "страшно далеки они от народа" в общественном сознании (хотя справедливости ради, у нас куда больше оснований так считать). Все те же усталость и раздражение политбомондом. Все тот же поиск некоей "третьей силы".

Но здесь, пожалуй, начинается разница. Причем принципиальная. Украинский избиратель, кто "по приколу", кто с надеждой отдает претенденту на эту роль мандат доверия лишь затем, чтобы убедиться: "эти ничем не лучше тех". Избиратель исландский возможности и силу этого мандата тщательно дозирует. А представители получившей его партии отнюдь не стремится подороже толкнуть свою золотую акцию партнерам по парламенту. Просто потому что ее главная задача - не разочаровать избирателя. Лохи, право слово.