Мир

The Atlantic: Трамп, Путин и альтернативный правый интернационал

Поддерживая Трампа и финансируя маргинальные партии в Европе, Россия помогла создать новый тип "Коминтерна" - и он даже более эффективен, чем версия времен Холодной войны

Фото: theatlantic.com

Местами этот текст, опубликованный в онлайн-журнале The Atlantic - не самое приятное чтение для патриотически настроенной публики. Однако он дает представление о настроениях, присущих, по крайней мере, некоторым представителям американской интеллектуальной элиты.

Его автор - Майк Лофгрен - 28 лет проработал в Конгрессе США. Начал карьеру в качестве ассистента по военным вопросам у республиканца Джона Кейсика (баллотировался на нынешних президентских выборах). Впоследствии работал в Сенатском комитете по Вооруженным силам, а также Бюджетных комитетах Сената и палаты представителей.С 2005 и вплоть до отставки в 2011 году был ведущим аналитиком по военным ассигнованиям Бюджетного комитета сената.

После отставки много пишет о политике, финансах и вопросах национальной безопасности. Автор книги "Партия кончилась. Как республиканцы сошли с ума, демократы стали бесполезны, а средний класс оказался в дураках", бестселлера по версии New York Times, а также труда "Глубинное государство. Падение конституции и становление теневого правительства", посвященного американской политике.    

Одной из граней писательского бытия является то, что ты можешь стать известным в самых немыслимых кругах. Вот о чем я подумал, когда достал большой конверт из своего почтового ящика. Обратный адрес был в Германии; сопроводительное письмо (по-немецки) сообщало, что я стал получателем журнала "Compact", и, что еще более странно, требовало электронное подтверждение получения.    

Сам журнал, также на немецком языке, был о политике. Взглянув поверхностно, можно было предположить, что это антиамериканский манифест некой крайне левой немецкой политической группы ("Хайль Хиллари! Кандидат от фашистской Америки" - гласил один заголовок), но более внимательное изучение показало, что его произвел противоположный идеологический лагерь.    

Беглый взгляд на политический профиль Юргена Эльзэссера, неофициального редактора "Compact", показывает, что он придерживался ультралевых взглядов, выступая против воссоединения Германии, и работал на Neues Deutschland, бывшей некогда официальной газетой Социалистической Единой Партии Германии (СЕПГ) - сателлита КПСС, управлявшего Восточной Германией в интересах СССР. Тем не менее, в 2000-х он примкнул к ультраправым, и теперь действует совместно с новой партией, выступающей против иммигрантов, Альтернативой для Германии. Авторитетная газета die Zeit прямо называет Эльзэссера Кремлевским пропагандистом.    

Метания Эльзэссера из одной политической крайности в другую позволяют предположить, что он - аппаратчик, преданный, в первую очередь, Москве. Когда СССР представлял авторитарную версию левых взглядов, он был левым; когда линия партии преемника российского государства изменилась на правый авторитаризм, он послушно взял вправо - это обстоятельство, которое показывает, что "лево" и "право" - зачастую произвольные категории, особенно в своих крайних проявлениях.    

В этом году немецкая сеть общественного телевидения ZDF выпустила документальный фильм, прослеживающий идеологические и финансовые связи между Россией и ультраправыми элементами, среди которых был Эльзэссер. Его собственные блоги демонстрируют чрезмерный энтузиазм по поводу российского режима, например, он сравнивает бомбардировки  Алеппо Путиным с обороной Сталинграда. Но даже безотносительно к сирийским реалиям российское вмешательство в конфликт едва ли заслуживает сравнения с поворотным моментом Второй мировой войны.    

Были и другие намеки на российский след в журнале Эльзэссера. Он был напечатан на мелованной бумаге, с большим количеством фотографий и в производстве был довольно дорог. Маргинальные политические партии обычно не могут позволить себе подобных производственных затрат - если не получают финансовой помощи. Редакционный стиль являл собой адскую смесь содержимого сайта Breitbart.com и финансируемого Россией сайта Спутник с вкраплениями Völkischer Beobachter в качестве приправы (вроде щедрых россыпей термина "Lügenpresse" - "лживая пресса". Термин этот был в свое время популяризирован нацистами.) Или точнее, он был написан в задыхающейся, апокалиптической манере советской антинатовской пропаганды, которую мне довелось наблюдать в качестве аналитика по национальной безопасности на Конгрессе в 1980-х - за одним исключением.    

Классическая советская пропаганда всегда рассматривала демократов и республиканцев как по сути неразличимые и взаимозаменяемые компоненты буржуазной структуры власти, в одинаковой мере достойные осуждения. Compact, однако, содержал несколько статей, явно одобряющих Дональда Дж. Трампа как во всех отношениях замечательного парня, включая объяснение, как президент Трамп улучшит американские отношения с Россией.    

Пропагандистский посыл этого журнала пересек своеобразный порог. Хакерская атака на Национальный комитет Демократической партии, которую американское правительство приписало русским, очевидно, была предназначена, чтобы навредить кандидатуре Хиллари Клинтон, но российское правительство и, прежде всего, Владимир Путин тщательно избегали публичных выступлений как в поддержку, так и против любого кандидата.    

Тем не менее, Путин или по крайней мере его европейские союзники, очевидно считают выгодным тратить время и деньги в странах, которые не имеют никакого отношения к американскому голосованию, нападая на Хиллари и высказываясь о Трампе в таких льстивых выражениях, которые заставили бы покраснеть даже Цезаря. Цели Советского Союза в попытках настроить европейскую (и прежде всего, немецкую) общественность против, скажем, размещения НАТО ядерных ракет среднего радиуса действия в Европе в начале 1980-х были откровенными и понятными, но для чего идеологическому союзнику России превозносить Дональда Трампа перед немецкой общественностью, которая все равно не может проголосовать за него?    

Стратегия становится более понятной, если принять во внимание, что Трамп был выдвинут одной из двух главных партий Америки и еще не так давно шел, согласно опросам, бок о бок с Клинтон. Послание немецким националистам и сторонникам авторитаризма состоит в том, что Трамп является примером - если в самоназванной "величайшей мировой демократии" сколотивший состояние на недвижимости олигарх-демагог имеет большие шансы стать президентом, значит крайне правые партии Германии и остальной Европы трудятся не зря. Если они будут работать достаточно упорно и затрагивать правильные темы, то могут победить.    

По словам Игоря Эйдмана, социолога и кузена убитого российского оппозиционного политика Бориса Немцова, политическая цель Путина в Германии ясна: страна - краеугольный камень Европы, а канцлер Ангела Меркель - по умолчанию основная фигура, скрепляющая Европу как политическую общность. Кроме того, она - единственный западный лидер, выросший при коммунистической власти: она хорошо знает, что такое Штази (министерство госбезопасности ГДР) и КГБ - бывший работодатель Путина (он был отправлен в Восточную Германию перед ее падением). Меркель, мягко скажем, недолюбливает Путина, и это чувство взаимно.    

Когда Меркель неосмотрительно раскрылась на пике европейского кризиса беженцев, она тем самым дала возможность крайне правым партиям своей страны и остальной Европы заполучить больше электората из-за наплыва мигрантов. Она также предоставила Путину, страдающему от западных санкций в связи с Украиной, возможность отплатить.    

Поразительная ирония состоит в том, что лидеры правых национально-авторитарных партий в Европе агитируют за идеи национального суверенитета, позвякивая рублями в карманах. По словам казначея партии, "Национальный фронт" Марин Ле Пен просил кредит в 27 миллионов евро у России. Найджел Фарадж, бывший лидер Партии независимости Соединенного Королевства и идеолог Brexit, появился на Russia Today, спонсируемом правительством российском телеканале  (который тратит на иностранное вещание больше, чем любой другой канал, за исключением ВВС). Фарадж может быть более известен американским политоманам по выступлению на митинге в поддержку Трампа в Миссисипи.    

Можно провести захватывающую историческую параллель: на протяжении Холодной войны Москва финансово поддерживала левые движения Западной Европы. Теперь она делает то же самое с тамошними правыми партиями - аналогичная тактика, различные идеологические игроки.    

* * *    

Одно значительное различие состоит в следующем: если принимать всерьез слова Трампа, не говоря уже о действиях некоторых его бывших советников, таких как Пол Манафорт и Картер Пэйдж, Москва, возможно, проникла в Соединенные Штаты (генерал-лейтенант Майкл Флинн, кандидатура которого ранее обсуждалась на пост вице-президента при Трампе, является советником Трампа и поныне; на протяжении долгого времени он спонсировал российский канал новостей Russia Today и был оплаченным гостем на гала-вечере RT, где сидел рядом с Путиным - странное поведение для бывшего директора Разведывательного управления Министерства Обороны с самыми высокими категориями допуска).

Никогда, даже в самых диких мечтах, не могло Советское политбюро предположить, что приобретет в лице кандидата от партии американского большинства человека, настолько соответствующего его интересам. Единственным, с кем это должно было сработать, был бедный старый Гас Холл, многолетний незадачливый кандидат от Коммунистической партии США!    

В сравнении с электронными письмами Клинтон или скандалом с Трампом на записи передачи Access Hollywood, эта история была недооценена, учитывая серьезные последствия иностранного вмешательства в американские выборы. В то время как расследование ФБР касательно ошибочно разосланных электронных писем ранее существенно повлияло на президентские выборы (последняя нить расследования Бюро тянется из откровений, изложенных в статье британского таблоида), Министерство юстиции было удивительно пассивно, по крайней мере на публике, несмотря на существенные доказательства политической подрывной деятельности, вытекающие из тех ресурсов, которые затрачивает противостоящее иностранное правительство, чтобы повлиять на выборы.    

Директор ФБР Джеймс Коми публично игнорировал поразительное выступление кандидата в президенты, призывающего российское правительство опубликовать содержимое электронной почты, украденное с американских серверов, на что правительство впоследствии пошло. В отличие от беспрецедентной разговорчивости Коми по поводу электронной почты Клинтон (дело, по которому никто не был обвинен), ФБР не торопилось с предоставлением своевременной информации о потенциальном вовлечении в выборы России.    

Сейчас мы являемся свидетелями любопытного явления: возродившиеся крайне правые партии во многих странах Запада, которые постоянно твердят о суверенитете, независимости и мировой исторической уникальности своей страны, самоорганизовались в межнациональный альтернативный правый "Коминтерн", который явно более эффективен, чем левый Коминтерн советской эпохи. Вне сомнений, это возрождение было неизбежно в век цифровых коммуникаций, но оно, бесспорно, получило поддержку Кремля. Причем следует подчеркнуть не только то, что Россия пытается влиять на политику западных стран, но и то, что в это влияние вкладывается определенное идеологическое содержание.    

Как известно, среди внутренних политических противников Путина наблюдается грустная тенденция - они внезапно умирают, часто от экзотических радиологических ядов, вроде полония-210, и даже жизнь за границей не всегда гарантирует им безопасность, как мы узнали на примере Александра Литвиненко. Если бы на этом история заканчивалась, она была бы стандартной - с обычным книжным злодеем (Путиным) и хорошими парнями (американцами). Но ничто не бывает настолько просто, так же, как Холодная война никогда не была просто манихейской борьбой между силами света и тьмы.    

* * *    

Когда в 1990 году велись переговоры о воссоединении Германии, Советский Союз, который вскоре перестал существовать, полагал, что добился соглашения: взамен воссоединения и вывода советских войск западные участники переговоров (Соединенные Штаты, Соединенное Королевство и Франция) согласились не продавливать идею членства в НАТО на бывших территориях Варшавского договора.    

Но ситуация изменилась вследствие бездумного перебора дискуссионных тем в ходе блеклой в остальных отношениях президентской избирательной кампания США1996 года. Сначала кандидат от республиканцев Боб Доул предложил схему досрочного развертывания противоракетной обороны, согласно которой Россия, вероятней всего, будет выступать в качестве потенциальной "угрозы". Это, по мнению кураторов Доула, должно было привлечь голоса этнических восточноевропейцев в больших городах Среднего Запада, таких как Чикаго, Милуоки и Кливленд.    

Чтобы не проиграть в гонке, тогдашний президент Билл Клинтон ответил предложением расширить НАТО в Восточную Европу. К 1999 году Польша, Венгрия и Чешская Республика присоединились к НАТО. Продолжая традиции межпартийного внешнеполитического соревнования, преемник Клинтона, Джордж Буш-младший, пригласил присоединиться к союзу новые страны, и к 2004 году это сделали еще семь государств, продвинув НАТО на восток к границам бывшего Советского Союза.    

Часто забывается, что в конце 2001 года Буш вышел из Договора по Противоракетной обороне, нанеся необоснованный удар по России ввиду того, что после террористических атак 11 сентября 2001 года Россия предоставила Америке разведданные по группам исламских экстремистов, и также разрешила транзит американских войск через территорию России для высадки в Афганистане.    

Заигрывания НАТО с Грузией явно стали последней каплей, что  Путин и продемонстрировал, когда отправил войска против этой страны в 2008 году. Это действие также давало понять, что бы он сделал, предложи НАТО членство Украине - стране, которая в куда большей степени являлась неотъемлемой частью безопасности России. Часть Украины прикрывает лежащую восточнее Москву - факт, несомненно, занимающий мысли правителей народа, в исторической памяти которого осели веками длившиеся разрушительные вторжения с Запада.    

Российский ответ был совершенно предсказуем в феврале 2014, когда украинская оппозиция, подталкиваемая американскими дипломатами, свергла дружественный России режим Виктора Януковича. В качестве грубого сравнения возьмем американскую точку зрения на гипотетический переворот в Оттаве, произошедший при помощи китайских "советников". Кто-либо сомневается, что Вашингтон принял бы решительные меры в подобных обстоятельствах?    

Печально известный хакерский перехват телефонного разговора между заместителем госсекретаря Викторией Нуланд и американским послом в Украине Джеффри Пайеттом, в котором они рассуждали, кто будет "правильными" людьми для управления Украиной, широко обсуждался в Америке в качестве грязного трюка, провернутого спецслужбой Путина. В действительности Нуланд и Пайетт облажались: чего они ожидали, разговаривая по незашифрованным устройствам на территории, смежной с Россией, в условиях интенсивной гражданской борьбы? Тот факт, что дома их сочли жертвами, а не наказали за нарушение секретности и безответственность, является доказательством обособленности, наивного самодовольства и ощущения собственной значимости, которые часто преобладают в среде элиты американской национальной безопасности.    

Наконец, Путин начал отплачивать за такие опрометчивые действия американцев, как отказ Буша от Договора по ПРО, своими собственными импульсивными и необдуманными символическими мерами. Так, в марте 2015 года Россия приостановила участие в Договоре об обычных вооружённых силах в Европе, и, в течение прошлого месяца, Кремль вышел из Американо-Российского соглашения по утилизации плутония.    

Вот так мы довели американо-российские отношения до нынешнего печального состояния. Вашингтон совершил множество отнюдь не неизбежных ошибок, принося стабильные долговременные отношения с Россией в жертву либо целесообразности  избирательного процесса, либо строящей империю натовской бюрократии. Но, как показывает приостановление Россией дипломатических соглашений, активизация хакеров и усиление пропагандистских кампаний, пришло время расплачиваться за два десятилетия необдуманной политики.    

Эксперт по России Самуэль Чарап указал на то, что использование Россией насилия до сих пор было достаточно тщательно выверенным средством достижения рациональных, оборонительных по своей сути, политических целей: в Украине, поддерживая территориальный буфер против НАТО; в Сирии, помогая дружественному правительству (и при этом они могут утверждать, что были приглашены режимом Асада). Вашингтону могут не нравиться эти действия, но он должен понимать, что они не угрожают насущным американским интересам.    

Но растущее число инцидентов балансирования на грани войны в международном воздушном и морском пространстве приводит к значительно более опасной возможности прямого столкновения между силами НАТО и российскими вооруженными силами по чистой случайности. И теперь, начавшись всерьез в этом году, прямое российское вмешательство в проблемы, связанные с проведением выборов в Соединенных Штатах и в некоторых странах-союзниках НАТО, неизмеримо поднимает ставки.    

Соединенные Штаты совершенно не смогут не отреагировать, если появятся доказательства российских попыток сорвать голосование 8 ноября. Но с учетом того, что каждая сторона все еще обладает арсеналами из примерно 7000 единиц ядерных боеголовок, и неформальные поведенческие протоколы времен Холодной войны между этими двумя странами преимущественно отжили свое, риски как никогда высоки.    

Дилемма такова: российское правительство решило проводить пропаганду и вбрасывать дезинформацию в Соединенных Штатах точно во время необычно злобных президентских выборов, в которых одного из кандидатов неоднократно и щедро восхвалял лидер российского правительства. Даже после выборов осадок от этих действий в стране останется. Путин может не вполне осознавать, насколько он поднял геополитические ставки в набирающей обороты Холодной войне 2.0 между США и Россией, примкнув к противной стороне на наиболее поляризованных внутренних выборах со времен американской Гражданской войны. Отступление от этой конфронтации потребует сдержанности и осознанного личного интереса с обеих сторон. К сожалению, в течение прошлых двух десятилетий мы видели довольно скудные доказательства столь дальновидных взглядов.