Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Разговоры в Мюнхене. Меркель вспоминает ГДР, а Лавров всем завидует

Суббота, 16 Февраля 2019, 20:35
Сидя в ряду для слаборазвитых стран, Россия бессильно завидует "элитным пассажирам"

На фоне выступлений Ангелы Меркель, Майкла Пенса и Ян Цзечи короткий спич Лаврова смотрелся странным инородным телом. Сам же глава российского МИДа был похож на загулявшего российского туриста, перепутавшего с перепоя рейсы и прилетевшего в Мюнхен вместо турецкого all inclusivе. Но еще не осознавшего своей ошибки и потому готового качать права — как же, за все заплачено, где же бассейн и привлекательные аниматорши?

Но вернемся к выступлениям трех ключевых ораторов: Меркель, претендовавшей на право говорить от имени всего ЕС, Майкла Пенса, озвучившего позицию США, и Ян Цзечи, голосом которого говорил Китай.

Попытка Меркель представлять интересы ЕС вышла, надо признать, провальной. Ее речь напоминала спуск по лестнице из трех ступенек: от общеевропейских интересов к германским и от германских к интересам той части бюрократов ХДС, которым пришла пора уходить на покой. Попытки забраться обратно успеха, увы, не имели. После слов о том, что "российский газ остается российским газом", перед трибуной Меркель возник из воздуха кривляющийся фантом Герхарда Шредера, похожий на шкодливого старого сатира.

Не спас ситуацию и резкий, с визгом тормозов и дымом покрышек,  разворот канцлерин в сторону проблем германского автопрома. Заверения о том, что "Северный поток-2" не станет туннелем, по которому в ЕС хлынут "зеленые человечки", и уверения,  что  Украина "должна остаться транзитером", и, вообще, все делается вовсе не по указке "Газпрома", а только ради диверсификации источников поставок и общей пользы, смотрелись крайне неубедительно.

Заявление о том, что газ из России шел в Европу еще при ГДР, сделанное как  аргумент в пользу нынешней ставки на российский газ, выглядело до неприличия двусмысленным, так что с экрана  буквально запахло "шипром с комсомолом". Ну а фраза Меркель о том, что "геостратегически Европа не вправе прерывать отношения с Россией", оказалась заклинанием, открывшим портал в 1938 г. — и призрак Невилла Чемберлена закружился по залу, слившись со шредеровским фантомом в страстном танго.

Из ключевых же фраз в речи Меркель стоит отметить упоминание о том, что "мы — не совсем понятно, правда, кто именно - Германия ли, или Европа в целом, — были 300 лет назад центром мировой торговли". Тезис, вообще-то, очень евроцентричный, да и спорный, но даже если так, то разве заслуги такого рода не обнуляются каждую полночь? Вторая фраза Меркель, сказанная ею при рассказе о действиях Германии в Афганистане, "мы должны стать эффективной страной", увы, повисла в воздухе — из ее речи никак не просматривался путь к обретению этого свойства.

Наконец, ценным признанием канцлерин было то, что гибридная война России разрушает Европу, причем в первую очередь российские действия бьют по наименее развитым странам Восточной Европы, — и  вот с этим действительно нельзя не согласится. Более того, Меркель прямо назвала Россию противником Европы и подчеркнула, что, если не реагировать на эти вызовы, эти же проблемы накроют всю Европу целиком, более того, они ее уже накрывают. Чтобы им противостоять, Европе необходимо сомкнуть ряды... но проклятые фантомы Шредера и Чемберлена сводили весь пафос на нет.

Тем не менее даже Меркель, чья позиция была самой слабой из трех, ясно обозначила место, на которое Германия претендует в мировых раскладах — с некоторым лагом, который можно уступить в ходе торга. Германия претендует на роль лидера ЕС и посредника в переговорах между США и Россией, а также отчасти еще и с Китаем.  

Речь Майкла Пенса была в первую очередь гимном американской силе и успехам, достигнутым под мудрым руководством Дональда Трампа, выдающегося руководителя и крепкого хозяйственника, а также мудрого главнокомандующего, во главе с которым Соединенные Штаты гордо держат в крепких руках свой большой потенциал, движутся во главе всего свободного мира.

Однако не все вершины уже достигнуты. Среди союзников США есть еще отдельные, кое-где встречающиеся страны с недостаточной социальной ответственностью, которым не мешало бы увеличить свои оборонные расходы до 2% ВВП, впрочем, благодаря руководству президента Трампа есть уже позитивные подвижки и в этом вопросе. Тем не менее работы еще предстоит много, не говоря уже о вопиющих случаях, когда союзники США закупают оружие у его противников — здесь был явный намек в сторону Турции. Кроме того, Пенс напомнил, что "США четко выразили свою позицию по отношению к некоторым китайским компаниям".  

Тем не менее, согласно Пенсу, все в целом идет успешно: ИГИЛ уничтожен, 5 млн человек, проживающих в Ираке и Сирии, освобождены. Прочие экстремисты и террористы берегитесь, ибо США будут использовать любую возможность, чтобы достичь мира, но мира, который был бы таким, как им хотелось бы. Гнилых компромиссов не будет. Президент Трамп привлечет к ответу и Россию, и других спонсоров терроризма.

США также пытаются сделать свободным Индокитайский регион. В отношениях с Китаем торговый дисбаланс с Пекином, авторские права и трансфер технологий будут подняты на переговорах в комплексе. Будут подняты и вопросы свободы судоходства  в Южно-Китайском море. Тем не менее США надеются на гармоничное развитие отношений с Китаем, поскольку умеют быть убедительными — вот, даже КНДР им удалось побудить вести себя приличнее.

Есть проблемы и в Южной Америке: сейчас такая проблема — Мадуро, и тут США тоже не могут остаться в стороне.

Общий итог: США обозначили сохранение глобальности своих интересов. Союзники получили ясный сигнал: никакого зацикливания на внутренних проблемах не будет. Европа остается их союзником, но союзник должен выполнять свои обязательства и не забывать о том, что он  младший, по сути региональный, партнер, заведомо не готовый разделить с США весь груз глобальных проблем. 

Отношения с Китаем  —  да, важны, а Пекин — уважаемый партнер. Но игра будет идти по справедливым правилам и не в одни ворота.

Россия была упомянута вскользь, где-то между ИГИЛом и Талибаном.  Она явно находится на далекой периферии американских интересов в связи со своей малозначимостью для США.

Представитель Китая Ян Цзечи призвал к консенсусу в рамках ООН, подчеркнув, что Китай всегда выступал за равенство всех стран  в международных делах и невмешательство в их внутренние дела. Международное право должно применяться неукоснительно, а не выборочно, — интересно, как это сочетается с позицией Пекина по Крыму, но этот вопрос Цзечи не был задан. Отношения с США возможны только на основе диалога, а не конфронтации, но в целом ставка должна делаться не на двух-, а на многосторонние соглашения.

В целом позиция Китая тоже понятна. Она вполне соответствует тому, о чем я уже писал: Китай претендует на создание собственного регионального центра, отчасти уравновешивающего ЕС, отчасти объединяющего "под Пекин" слаборазвитые страны, работать с  которыми по причине их отсталости развитым странам бывает проблематично.  

Наконец, появился Лавров и не оставил от Европы камня на камне. В Европе, как оказалось, все плохо — от воздушных ударов по Югославии до признания киевского режима, воцарившегося в результате вооруженного захвата власти. Далее последовал длинный перечень российских обид и кремлевских предъяв. И все из-за чего? Отчего забыты — ясное дело, что забыты Европой, — и грубо попираются ранее достигнутые соглашения с Россией? Из-за какой-то Украины?  Зачем европейцам бессмысленное противоборство с Россией и многомиллиардные убытки по указке США?

Нет, не вышло, не вышло единой Европы без России, и вообще, Россия и без ЕС проживет, у нее есть Китай и Евразийский экономический союз. Уйдет Россия, уйдет и забудет о Европе, а ведь можно было бы построить Европу до самого Владивостока. Но еще не поздно! Россия еще готова!  Впрочем, поскольку Евросоюз оказался под внешним управлением "из-за океана", то куда ему угнаться за Россией?

Лаврова холодно выслушали. Вопросов  к нему было немного, и даже на те, которые все же были заданы, он предпочел не отвечать, то и дело срываясь на хамство, мол, "что бы я ни сказал, вы все равно напишете все что угодно, так что пишите, что хотите".

Возможно, что в МИД России такой стиль поведения прививается намеренно, считаясь иронией, приличествующей представителю великой державы, милостиво беседующему с кучкой политических пигмеев, однако со стороны Лаврова был больше похож на безнадежного второгодника и хулигана, который знает, что, с одной стороны, в следующий класс его не переведут, но, с другой — и выгнать вон из школы тоже не смогу. И потому он, чувствуя себя  неуязвимым, спокойно хамит презираемым им учителям. Побаивается наш герой только физрука, да и то чуть-чуть, поскольку максимум, что может физрук, — это двинуть его разок-другой под дых и по печени, но только так, чтобы не осталось следов, и только тогда, когда никто этого не увидит. А это еще когда будет, да и будет ли вообще.

Такое выступление можно было бы назвать хм.... ну, скажем, фиаско или, смотря по вкусу, другим, сходным по смыслу, словом, и тоже из пяти букв, означающим полный провал. Но, похоже на то, что этот....  этот фиаско наступил для России уже давно и Лавров это понимает. И потому Лаврову вообще неинтересно, какое впечатление он произведет на собравшихся и насколько его позиция покажется им убедительной. Лаврову нечего было сказать в Мюнхене — не мог же он признать полный российский провал, и потому его речь была заточена на трансляцию по российским СМИ и препарирование на российских телешоу, от Соловьева до Скабеевой.

В этом качестве ее, бесспорно, следует признать в целом удачной, только лютая зависть к "элитным пассажирам", к развитым странам, от которых Россия безнадежно отстала, нет-нет да и портила державный тон. Впрочем, российский телезритель таких мелочей не заметит, да их и вычистят при монтаже. 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир