Мир

Трижды нелегитимная Дума. Почему Путин не выиграл выборы

Плохая, хоть и ожидаемая новость: мирная смена нынешней власти в России невозможна. Новость хорошая: ввиду растущих внутренних напряжений она будет все менее способна на активные действия

Прежде чем охарактеризовать результаты "выборов" — вероятно, последних парламентских при нынешнем политическом режиме — в Госдуму РФ, следует напомнить пассаж из ранее сделанного прогноза их итогов. А именно следующий: "Максимальный возможный результат партии Путина-Медведева — 322 мандата, конституционное большинство... Однако в российских реалиях эксцесс исполнителя неизбежен. В регионах могут перестараться. Из этих 322 мандатов как минимум 80 — очень спорные.". Следует констатировать, что именно это и произошло — "Единая Россия", вместе по спискам и одномандатным округам "создала" конституционное большинство в законодательном органе числом в 343—344 мандата.

Откуда же появилось еще как минимум 22 места? А если говорить прямо, то и целая сотня парламентских мандатов по сравнению с обычным большинством в 240+ мест, которое путинская партия завоевывала достаточно легко — в отношении этого в экспертной среде царил полный консенсус, невзирая на ту или иную политическую тональность комментаторов? Это — ключевой вопрос, но мы вернемся к ответу на него несколько позже. Есть два более животрепещущих.

Молчать не стоит голосовать

Первый вопрос: на что же похож нынешний законодательный орган (назвать его парламентом язык не поворачивается)? Вероятно, на объект ностальгии Владимира Путина — Народную палату ГДР. По версии Центральной избирательной комиссии, которой теперь руководит многолетний функционер путинского режима Элла Памфилова (почему-то с репутацией "либерала", но если и так, то явно из так называемых "подгэбнявленных", как говорили в 1960-1980-х годах), после "обработки" 97% бюллетеней, кроме мегалитической "Единой России" (собравшей 54% бюллетеней, а также "победившей" в 203 одномандатных округах, 343 места), там окажутся депутаты от КПРФ (13,4% и семь округов, 40—42 места), ЛДПР (13,4% и пять округов, 39—40 мест) и "Справедливой России" (6% и семь округов, 23 места).

Также в состав органа, скорее всего, попали по одному мажоритарщику от управляемых Кремлем партий "Гражданская платформа" и "Родина", наконец — один "самовыдвиженец" (это преследуемый испанской прокуратурой бухгалтер мафии Владислав Резник, которого попросили не ассоциироваться с "Единой Россией", хотя он входит в ее собственный главный управляющий орган).

Чем-то, конечно, напоминает Казахстан, только в свое время Нурсултан Назарбаев "окстился" и немного перестроил систему — когда в парламент прошла лишь его партия "Нур-Отан"... Но в Центральной Азии светский патриархальный авторитаризм не является имитационным, поэтому и устойчив.

Второй вопрос, который гложет сидящих на чемоданах российских либералов, — кто же из них прав? Те, кто пошел голосовать, или те, кто проигнорировал этот фарс (а то, что это фарс, уже убедительно доказали электоральные математики)? И — как сегмент этого вопроса: виноваты ли в произошедшем российские демократы, так и не объединившиеся перед выборами? 


Следует сказать, что это очень непростой вопрос.

Дело в том, что показатель явки самым волшебным образом рос все 14 часов "подсчета" и в итоге "подтянулся" к 47—48%. Если принять эту отметку за данность, то — механически —увеличив ее в два раза, мы увидим, что ни партия "Яблоко" (Г. Явлинского), ни Партия народной свободы (М. Касьянова) не только не перешагнули бы 5%-ный барьер, но и к 3%, необходимым для государственного финансирования и привилегий для номинации кандидатов смогло бы пробиться только "Яблоко". Это, следует напомнить, именно так, если не брать в расчет фальсификации. Но есть два нюанса. 


По сравнению с 2011 г. явка в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге упала вдвое (если не больше), на выборы пришло около четверти зарегистрированных избирателей. При этом в Петербурге "Яблоко" только что (18 сентября) получило второй результат на выборах в местное законодательное собрание после ЕР, которая, несмотря на свое первое место, победить не смогла. Отсюда и проистекает небезосновательное мнение о том, что, будь явка в столицах на уровне 2011 г., результаты оппозиции были бы гораздо лучше. Но здесь кроется ловушка.

Несомненно, масштабная мобилизация городского класса в двух мегаполисах (как в 2011 г., но тогда ее мотивом стал лозунг Навального "голосовать против Единой России", что и вынудило Кремль массово фальсифицировать выборы) могла бы — исходя из доступной статистики — провести в Думу одного или двух внесистемных оппозиционеров, а также, возможно, позволить "Яблоку" пересечь черту в 3%, что позволило бы сохранить доступ этой партии к бюджету, а также к выдвижению кандидатов на все позиции, кроме президентской. Но — не более. Стоила ли овчинка выделки? 


Как минимум половина оппозиционных избирателей решила, что нет, и вот почему: единственной формой объединения условно внесистемной оппозиции стал отказ от выдвижения конкурирующих кандидатов в нескольких округах и номинация "Яблоком" некоторого количества известных политиков от других партий или беспартийных. Это - все. В самом оптимальном случае — объединения демократов (а этого властям удалось не допустить, рассорив их вбросами, увы для них, качественного компромата!) и максимальной явки (а на информационную операцию "ходить на выборы нет смысла" Кремль затратил существенные финансовые и медийные средства) — в Думе появилась бы некая фракция величиной максимум в 25 депутатов.

Конечно, с оглядкой на текущее положение дел это был бы условный прогресс, но он выглядел бы как подключение систем поддержания жизнеобеспечения к группе политиков, которые в массе своей опостылели своим соглашательством и нежеланием уступить место новому поколению.

Оппозиционно настроенная молодежь "пошла бы голосовать за Навального", но его (а Путин рассматривает только Навального как серьезного конкурента себе лично) давно выключили из политической жизни уголовными делами. Как и большинство других критиков режима — кто в тюрьме, кто в эмиграции.

Обойтись без "Яблока"

Однако все вышесказанное представляло бы собой ключевую проблему повестки дня при одном условии, а именно: региональные элиты, объединенные под вывеской "Единой России" (не стоит забывать — созданной в 2001 г. на основе двух политических сил: партии федеральных бюрократов "Единство" и партии региональных магнатов "Отечество  Вся Россия") послушались бы указания Администрации Президента "сделать красивые выборы"


Но, возродив мажоритарные округа, Кремль потерял контроль над выборами за пределами столиц, как раз в них они прошли более-менее без фальсификаций, способных повлиять на результат, просто в условиях ультранизкой явки (некоторые утверждают, что и четверти избирателей близко не было, и по многим участкам есть косвенные доказательства) административный ресурс в форме организации голосования служащих, бюджетников и коммунальщиков продемонстрировал настоящие чудеса.

А за пределами Петербурга и Москвы фальсификации (доступ, мониторинг и проверка соответствий в РФ за пять лет были максимально ограничены) были тотальными до неудобного — и вот почему. В кланово-партийном смысле региональным элитам совершенно наплевать на изящные конструкции "маккиавелей" из Москвы — им нужен был результат, достигнутый любым, а лучше самым простым путем, то есть подменой результатов голосования путем фальсификации явки, не считая всего прочего.

Как и в 2011 г., та же группа электоральных статистиков во главе с физиком Шпилькиным очень быстро продемонстрировала настоящие результаты выборов по спискам.

Явка оказалась завышенной более чем на треть (по версии ЦИК — 47,76%, в реальности — 36,5%). В реальной жизни главная партия власти набрала 40% (а это, между прочим, — средняя цифра между определившимися и неопределившимися на конец августа в нашем прогнозе, 31 и 50%) и проиграла выборы даже при такой беспрецедентно низкой явке. Потому что прочие партии — системная оппозиция в лице КПРФ, ЛДПР и СР — вместе набрали 42,97% голосов. При этом у сторонников Зюганова и Жириновского власть украла по трети голосов, у многострадальной "Справедливой России" — четверть.

Надо сказать, что очищение от фальсификаций голосования по спискам "Яблоку" ничем бы не помогло, по нему и впрямь ударила низкая явка в мегаполисах, раскол в оппозиции и пропаганда абсентеизма — по отдельности оно так и не добрало до 3%, а вместе с "Парнасом" и до 5%, что подтверждает тезис о том, что лишь объединение всей оппозиции без фальсификаций смогло бы обеспечить прохождение этого фланга в парламент вопреки воле "агрессивно-послушного" большинства.

А на место "Яблока" — полусистемной оппозиции — пришли бы модерируемые Кремлем антизюгановские спойлеры "Коммунисты России". Причем место "Парнаса" в нише реальной оппозиции, похоже, заменяет допущенная для разнообразия к выборам партия "Зеленых", как с, так и без фальсификаций показавшая и по стране, и в больших городах отличные результаты.

Одномандатная арифметика

Реальный расклад по одномандатным округам вычислить несколько сложнее. Но если учесть, что средний процент "победителей"-единороссов тоже находится в районе плюс-минус 40%, то закрадывается мысль, что выборы точно так же масштабно фальсифицировались и по мажоритарной модели.

Ведь 203 округа вместо 125, где единороссы уверенно лидировали на конец августа — начало сентября, и некая читающаяся точечность в осуществлении обычной мести публичным критикам режима (Шлосбергу в Псковской области, Гудкову в Москве и т. д.), что ни говори, а впечатляет!

При этом маленький реверанс системным партиям по округам был сделан: послушные Справедливая Россия и КПРФ получили по семь, а ЛДПР целых пять одномандатников. Но все же элемент сговора и здесь просчитывается, поскольку против сильных кандидатов от этих организаций Кремль не выдвигал таких же сильных собственных представителей.

Среди прочих одномандатников — партнер Дмитрия Рогозина по националистическим политическим проектам Алексей Журавлев ("Родина"). А также — крайне сомнительная личность — бывший соратник Жириновского, а затем Прохорова Рифат Шайхутдинов, в свое время выполнивший задание Кремля по перехвату у Прохорова его партии "Гражданская платформа" (федеральным секретарем которой является в прошлом известный в Украине политтехнолог, высокопоставленный экс-сотрудник фонда Пинчука Валерий Вакарюк). Таким образом, оба представителя "новых партий" и самовыдвиженец от тамбовских в "Единой России" стали депутатами исключительно в силу так называемых договорняков, ведь Кремль не выдвигал против них никаких серьезных оппонентов.

Трижды нелегитимный

Итак, что же из вышесказанного следует?

Во-первых, мы имеем дело с трижды нелегитимной пародией на законодательный орган. Он нелегитимен из-за незаконных выборов в оккупированном Крыму — раз. Из-за массовых фальсификаций, с помощью которых он сформирован, — два. Звучит смешно, но такому высокому результату своей партии публично удивился даже сам Путин, а председатель ЦИК призналась, что члены комиссии были шокированы показателями явки. И в силу этой — как нарисованной, так и реальной явки — нелегитимен этот орган и в третий раз. Поскольку кого он представляет — совершенно неясно. Кого или что поддерживают те 52 или 65% россиян, которые проигнорировали выборы? Надо ли понимать результат так, что Путина и его политику поддерживает всего лишь около 25% или даже не более 14,6% россиян? Примерно на уровне Жириновского? Своими фальсификациями и ложью Путин окончательно всех запутал как внутри страны, так и извне. По некоторым данным, граждане после 1980 г. рождения в РФ практически не ходят на выборы — и их потенциал проявится тогда, когда полностью вытолкнутое в экономическую тень общество окажет режиму, пришедшему прямо в его кладовку, подлинное сопротивление...

Во-вторых, с украинской точки зрения эти выборы принесли и плохие, и хорошие новости. То, что сменить или даже откорректировать правление Путина и его ОПГ демократическим путем нереально, известно уже многие годы. Но фальсифицированные выборы не являются срезом общественного мнения. Единственное, что они показали, учитывая весь анамнез, что российское общество, перегруженное пропагандистским и полицейским давлением, распалось на атомы и мобилизовать его уже невозможно ни под каким соусом. Режим электорального авторитаризма (это даже похуже нелиберальной демократии) точечно выбивает активные меньшинства, выдавливает их из страны и пространства внимания, сам, таким образом, ликвидируя мобилизационный потенциал, в том числе и свой собственный. Для Украины это хорошая новость. Еще одно доказательство, после сражений 2014 и 2015 гг., что режим Путина не способен воевать. Он способен только закуклиться. А войны обороной и отступлением не выигрываются.

Наконец, в-третьих, избирательная афера показала, что дела в РФ совсем плохи: эта лжедума, по сути, является не политическим органом, а неким скопищем лоббистов региональных элит и отраслевых кланов (от скуки разбавленных парочкой фриков вроде Милонова), действующим в условиях резкого падения доходов бюджета и общей тяжелой социально-экономической ситуации. Эти группы, как видно из дела Захарченко, уже не только растаскивают официальный бюджет, но и "сливают" чужие заначки, а "одобрямс" этих "выборов" придает ускоряющий толчок режиму по дороге самоубийства. А это дальнейший секвестр бюджета и флуктуации уровня черной ренты, распределяющейся внутри нестабильной ОПГ, которую представляет собой сегодня российская власть. Эти нелегитимные выборы — еще одно слабое место, в которое удобно бить Западу даже в рамках его благодушной стратегии на истощение искромсавшего Восточную Европу медведя-шатуна.