Мир

У нас начали строить аргентинский социализм

Наиболее вероятным результатом борьбы с олигархами по-украински может стать очередной передел собственности

Фото: taringa.net

История дефолта, объявленного Аргентиной в декабре 2001 г., превратилась за 13 лет в одну из известнейших страшилок, которую обычно вспоминают, когда нужно живописать перспективы очередной впавшей в рецессию экономики. В 2011-м с Аргентиной много сравнивали Грецию, сегодня проводятся параллели с нынешней ситуацией в Украине. То был уже восьмой дефолт в истории страны, ставший мировым рекордом: было объявлено о невозможности осуществлять выплаты по госдолгу в объеме $93 млрд. Как Аргентина стала "вечным должником", написаны сотни исследований - от выбора неудачной модели частной собственности на землю и затяжной "голландской болезни" до любви популистских режимов включать печатный станок и разгонять инфляцию до 5000%. Однако не меньший интерес представляет период после 2001 г., когда страна пошла по пути так называемого аргентинского социализма, сделав упор на отбор и передел собственности. Народ, утомленный и раздраженный замораживанием банковских вкладов и последовавшей "песофикацией" (долларовые вклады были переведены в песо по курсу значительно ниже докризисного), нуждался в ощущении торжества справедливости. Для чего нужно было найти виновных. Частично эта задача была решена на низовом уровне на фоне бессилия властей защитить частную собственность. После тотального бегства из страны капиталов во время кризиса многие компании малого и среднего бизнеса начали закрываться из-за недостатка средств. А оставшиеся без работы рабочие стали объединяться в самоуправляемые кооперативы и вновь запускать производства. Для многих собственников их бизнес оказался потерян навсегда.

Что же касается государственной политики, то всех троих управлявших страной после кризиса 2001 г. президентов (Эдуардо Дуальде, Нестор Киршнер и Кристина Фернандес де Киршнер) относят к адептам перонизма - идеологии, основоположником которой считается президент Аргентины Хуан Перон (управлял страной в 1946-1955 и 1973-1974 гг.), являющейся помесью социализма с государственным капитализмом. Для них национализация крупных частных активов - элемент построения "социального государства", ну и возможность добыть деньги в условиях недоверия внешних кредиторов. Особенный размах национализация приобрела после избрания в 2007 г. президентом Кристины Фернандес де Киршнер, супруги Нестора Киршнера. В 2008-м она одобрила законопроект о национализации частных пенсионных фондов, располагавших накоплениями граждан на сумму около $24 млрд. В 2009-м были национализированы крупнейшая авиакомпания страны Aerolineas Argentinas (принадлежала испанской Grupo Marsans), а также авиазавод, которым владела Lockheed Martin (она получила $27 млн отступных). В 2012 г. правительство национализировало контрольный пакет нефтяной компании YPF, принадлежавший испанской Repsol. При этом не отрицалось, что компенсация должна быть выплачена. В марте 2014-го арбитраж закончился мировым соглашением, размер компенсации должен составить $5 млрд в суверенных бондах Аргентины в обмен на 51% акций, хотя Repsol требовала $10,5 млрд.

Инфографика "ДС"

Тем не менее перонизм последних лет так и не обеспечил Аргентине устойчивый рост. Экономике понадобилось 10 лет, чтобы выйти на предкризисный уровень 1998 г. А в 2014-м начались новые проблемы. Международные рейтинговые агентства объявили об ограниченном дефолте на сумму $1,5 млрд (Аргентина упорно отказывается платить хедж-фондам, не желавшим реструктуризировать задолженность после дефолта 2001 г.). ВВП по итогам года показал падение на 9% (до $539,9 млрд), при этом общий госдолг вырос до $262,2 млрд. Единственный источник роста экономики - сельхозсектор (доля продукции растениеводства и животноводства в экспорте составляет более 60%), но и здесь страну теснят конкуренты. Могли бы помочь частные инвестиции, но мало кому интересно повторить опыт Repsol.

Между тем соблазн простых решений велик. На прошлой неделе новый греческий премьер Алексис Ципрас анонсировал реприватизацию активов и прекращение "кланового банковского кредитования". Планы власти уточнил министр финансов Янис Варуфакис: "Правительство будет уничтожать олигархов, для того чтобы увеличить налоговые поступления, открыть рынки и стимулировать экономический рост". Как первое корреспондируется со вторым, третьим и четвертым - вопрос открытый.

В Украине первой ласточкой, намекающей на то, что простые решения не исключены, стал инициированный Нацбанком законопроект №2085 об ответственности связанных с банком лиц. В принципе в нем речь идет об узаконивании государственного рейдерства. В частности, НБУ сможет по своему усмотрению отбирать бизнес у владельцев банков, если сочтет, что они умышленно доводили финучреждения до банкротства. При этом предполагается, что Фонд гарантирования вкладов сможет распродавать активы владельцев и рассчитываться за счет вырученных денег с вкладчиками. Теоретически под лозунгом борьбы с олигархами через этот механизм можно будет запустить глобальный процесс передела собственности.

"Реформы", предполагающие раздевание чужих и одевание своих, могут возыметь краткосрочный эффект под соусом борьбы за социальную справедливость. Но в перспективе станут серьезной проблемой. Как минимум Украине точно придется попрощаться с мечтами о резком притоке иностранных инвестиций.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 23 февраля 2015 (№8/718)