Мир

Куда ведет УПЦ МП Онуфрий: РПЦ хочет стать вровень с госкорпорациями

Западные санкции вызвали у Кремля потребность в усилении идеологической обработки россиян. Это открывает новые возможности перед церковной иерархией, хотя во главе ее вовсе не обязательно останется Кирилл

Фото: fishki.net

Московский патриарх воспользовался рождественскими празднованиями для новой серии заявлений об Украине. Он рассказал, что в Украине "сегодня происходит... реальное разделение народа", и сформулировал причину: "Когда в борьбе за демократию одна группа людей практически лишает всяких прав другую группу людей, когда одна историософия, одна политическая доктрина, доказывая свою правоту, использует оружие, то это уже не демократия". Эти свои оценки предстоятель РПЦ поведал на телеканале "Россия-1" в день светлого праздника 7 января в интервью главному кремлевскому пропагандисту Дмитрию Киселеву, который незадолго до этого, 22 декабря, получил из патриарших рук орден преподобного Сергия Радонежского II степени.

Далее были так называемые "Рождественские чтения" 21 января, где Кирилл записал Украину в состав "русского мира". По определению московского патриарха, "русский мир - единое духовное пространство восточнославянских стран - наследниц исторической Руси". При этом Кирилл отвергает концепцию многополярного мира и настаивает на необходимости возвращения к биполярной конфронтации. "С духовной и религиозной точки зрения полюсов всегда только два: плюс и минус, добро и зло, истина и ложь, с Богом и без Него", - утверждает предстоятель РПЦ. Он отождествляет с "полюсом добра" Россию, а к "полюсу зла" относит все страны, посмевшие выступить против нее с санкциями. "Наше общество, - поучает Кирилл, - не раз становилось и доныне становится перед мировоззренческой дилеммой: сохранить верность идеалам и ценностям, принесенным на земли восточных славян равноапостольным Владимиром, сберечь благословенное духовное единство наших народов, за которое так ратовал князь, или же поддаться соблазну свернуть с этого пути, "сдать" свой духовный суверенитет силам иного полюса, отказаться от своей национальной и культурной идентичности, лишь бы сохранить возможность удовлетворять свои материальные потребности, лишь бы избежать неких санкций и ограничений".

Кирилл собственноручно привязывает себя к Кремлю - спешит воспользоваться возможностями, открывшимися из-за западных санкций

Излишне обсуждать моральный уровень руководства РПЦ. Он за минувший год не изменился. С первых же дней после украинской революции официальные спикеры московской церкви прямо выступали за российское вторжение в Украину. Глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин еще 1 марта прошлого года заявил о необходимости гарантировать право русских и русскоязычных в Украине "на их самостоятельный, свободный цивилизационный выбор" и выразил надежду на то, "что миссия российских воинов по защите свободы и самобытности этих людей и самой их жизни не встретит ожесточенного сопротивления, которое приведет к крупномасштабным столкновениям".

Однако помимо морального есть еще политтехнологический аспект. Год назад руководство РПЦ выступало в унисон с кремлевской пропагандой, поскольку пребывало в уверенности, что Украина в скором времени развалится. Но когда стало ясно, что блицкрига у Москвы не получится, Кирилл попытался дистанцироваться от Кремля. Например, 24 сентября на встрече с участниками фестиваля православных СМИ "Вера и слово" патриарх раздосадовался, что в ряде стран, особенно в Украине, его личность "отождествляется исключительно с Российской Федерацией, а его жизненная позиция - с политикой российских властей". Глава РПЦ напомнил, что патриархат - "это каноническая юрисдикция на части света", и заявил, что "это налагает на патриарха определенные ограничения, заставляет патриарха принимать во внимание интересы всех православных людей, которые находятся в его юрисдикции".

Инфографика "ДС"

Но сейчас Кирилл, не стесняясь, собственноручно привязывает себя к Кремлю. Объясняется это чисто прагматичными соображениями: Московский патриарх спешит воспользоваться возможностями, открывшимися из-за западных санкций. Чем хуже дела в экономике, чем меньше уверенности у россиян в том, что "Путин опять всех переиграл", тем сильнее у Кремля потребность в идеологическом обосновании конфронтации России с западным миром. На роль такого идеологического базиса, общего для всех партий и всех ветвей власти, Кирилл и предлагает РПЦ. 22 января он впервые выступил с трибуны Государственной думы (правда, не на пленарном заседании, а на так называемых Рождественских парламентских встречах) и четко сформулировал свои претензии: "Сфера политики - это надстроечная сфера. Базисная сфера - это сфера ценностей. И этот ценностный базис ни одна партия в России не должна разрушать, потому что тогда не будет России". По сути, он добивается для РПЦ той же роли в сфере идеологии, какую в советское время имела КПСС. Первым шагом должно стать предложенное Кириллом "расширение преподавания курса "Основы религиозных культур и светской этики" на все годы обучения в школе.., а может быть, даже и на высшую школу".

Следует ожидать усиления контроля над РПЦ со стороны Путина - посредством прежде всего ФСБ. Это нарастающее влияние, конечно же, не ограничится пределами РФ и распространится также на УПЦ

Готовится руководство РПЦ и к коллапсу российской банковской системы. В декабре Чаплин - несомненно, с ведома и одобрения Кирилла - уже выступил с обоснованием "православного банкинга", а в январе разослал письма главам нескольких регионов с призывом включиться в пилотный проект создания нового финансового института. За образец для подражания Чаплин взял "исламский банкинг", который строится не на ссудном проценте, а на участии банка в прибыли финансируемых им проектов. Абсолютным лидером в секторе "исламского банкинга" на мировом рынке банковских услуг является Иран, которому это помогло избежать полного краха в условиях западных санкций. И чем хуже будет ситуация в России, тем выше будут шансы на реализацию идеи "православного банкинга".

Впрочем, плоды усиления РПЦ не обязательно достанутся Кириллу. Путин вполне может поставить во главе этой структуры более близкого к нему иерарха, такого как митрополит Варсонофий, который с марта 2014 г. возглавляет Санкт-Петербургскую метрополию и при этом сохраняет за собой должность управляющего делами РПЦ, занимаемую с марта 2009 г. Не исключен и вариант возвращения к модели, действовавшей в царскую эпоху (с 1721 г.), когда церковью руководил Святейший Правительствующий Синод.

Но и без этого следует ожидать усиления контроля над РПЦ со стороны Путина - посредством прежде всего ФСБ. Это нарастающее влияние, конечно же, не ограничится пределами РФ и распространится также на УПЦ.

О том, почему родное село отвернулось от главы УПЦ МП Онуфрия, читайте здесь