Мир

Вадим Денисенко: Путин уединяется. Как изменится Россия после Сирии

Путин начал судорожно менять «повестку дня», но при этом надо четко понимать - никакого плана «Б» у него нет

Фото "ДС"

Он сымпровизировал, теперь затаится и будет ждать. Будет ждать, обиженный на то, что мир не оценил его великого жеста по выходу из Сирии

Свита в шоке

Прежде чем говорить, о сирийском финте Путина, надо четко понимать: это было единоличное решение, которое стало неожиданностью как для Шойгу, так и для Лаврова. Опосредствованным подтверждением этого утверждения является поведение кремлеботов - они до конца не понимали, что писать и как комментирвать. Главный посыл - мы победили, но цифры убитых боеков ИГИЛ настолько абсурдны, что даже умудренные своим враньем боты вынуждены были ну очень смущенно писать об этой победе. Впервые за многие годы столь масштабный поворот в международной политике не был подготовлен в информационном плане вообще.

Что сейчас происходит в Кремле? Вся свита судорожно пробует понять, кто стал катализатором такого решения. В высших кабинетах Кремля люди шепотом обговаривают кто заходил, что предлагал и почему Путин принял такое решение. Кремлежители просто никак не могут понять, что Путин принял решение самостоятельно и теперь все чаще он будет принимать важнейшие решения именно так. История о том, что "после смерти Ганди не с кем и поговорить", наконец докатилась до Москвы.

Что это означает в более приземленном измерении? Во-первых, внутривидовая борьба среди тех 10-12 людей, которые еще вхожи в кабинет Путина будет только усиливаться. Каждый из них будет как смерти бояться новых лиц, а Путин с наслаждением будет поднимать кого-то со второго эшелона и играться минифаворитов. Появление нового главы ЦИК, разговоры о том, что на полном серьезе рассматривается проект, выпавшего из обоймы Грефа, об уменьшении влияния Президента на решение правительства, игры с Кадыровым - все это, в первую очередь, новые игры Путина со своей свитой. Путин начал новый этап своей жизни - этап, который характеризуется все большей уединенностью лидера, созданием новых псевдоочажков влияния и усилением пропагандистской модели, при которой культ личности Путина будет развиваться в еще больших масштабах.

Главное, чего добился Путин на внутреннем фронте, так это того, что его ближайшее окружение начало нервничать. После неожиданной смены главы ЦИК, многие заговорили о том, что Путин начнет играться в либерализацию. Но после Сирии все заговорили о другом: все думают, каких неожиданных кадровых решений нужно ждать. Войны между башнями Кремля начнут усиливаться, количество компромата и прослушек удвоится. Эффективность работы - вряд ли изменится, но это пока не стоит на повестке дня. Путин не готов менять систему. Путин пока только взбадривает свою структуру, считая, что такое взбадривание приведет к улучшению работы системы.

Псевдоперестройка

Ни для кого не секрет, что в кулуарах Кремля, давно и в разных формах, предлагается запустить псевдоперестройку. То есть создать такой себе симулякр, который можно будет продавать Западу. Частично этот симулякр - это и есть отвод войск из Сирии. Впрочем, как и в случае с последними кадровыми изменениями и разговорами о том, что "пора отказаться от головокружения от успехов" - это не более чем слова. Выводить войска будут неспешно, при необходимости вернут их на место довольно быстро. Никаких поблажек на внутреннем фронте не будет. Никаких изменений во внутренней политике никто не ожидает. Внутренняя экономика и борьба с коррупцией, как были, так и останутся избирательными. В общем, все это - изменчивость оболочки, которая принимает форму кулака, который по ней бьет.

Главное, что нужно нам понимать, Путин уединился, но уединение имеет одну особенность - оно не предполагает ни массовых кадровых изменений, ни, тем более, массовых чисток по вертикали. Сейчас, весь страх ближайшего окружения состоит в том, что они боятся именно кадровых чисток. Но у Путина нет ни сил ни желания затевать массовые аппартные изменения по всей вертикали. А это значит, что боятся нечего. Максимум, что ждет российскую номенклатуру, так это
легкий шторм - шторм, который приведет к легеньким отставочкам.

Путин сегодня не Горбачев, как некоторые российские дипломаты будут пробовать объяснить его вывод войск из Сирии. Он даже не Андропов, который зажимал гайки на местах. Единственое, что Путин готов делать, так это точечно пугать некоторых чиновников. Последняя история - обвинения замминистра культуры в массовых растратах "культурных денег". Но этот оргомнейший скандал (дело дошло даже до воровства в Эрмитаже) вообще не коснулся министра культуры Мединского, который, по идее, должен был уходить в отставку.

В общем, вся система управления РФ продолжит держаться на трех китах: периодические встряски, неожиданные самостоятельные решения Путина по всему спектру вопросов и войны компрматов между всемя башнями Кремля и их вертикалями на местах. Проще говоря, изменилось только одно: никто не знает когда и в каком случае Путин примет свое неожиданное индивидуальное решение.

Мир, который ополчился против Путина

Уже много лет подряд Путин считает, что Запад его обманывет. Вывод войск из Сирии и последующие жесткие заявления США и Большой семерки по поводу того, что без решения украинского вопроса ничего дальше не будет, только усиливает злость и нелюбовь Путина ко всему внешнему.

Что лежало в основе решения о выводе войск? Во-первых, это демонстрация того, что он, якобы готов к диалогу. В свое время также поступал Горбачев, но как и в 1985, Запад ему не верит. И здесь кроется важнейший психологический момент: Путин просчитался. Он вынужден понимать, что единоличное решение - это и ответственность за это решение.

Во-вторых, Путин очень дорожит имиджем и понимает, что второй Афганистан не нужен ни ему, ни России. Выведение войск из Сирии, на определенном пике более-менее позитивной информации - это хороший ход, но что делать дальше Путин не знает. План Б - это миф, Путиным двигала "чуйка", которая через некоторое время обрастет "информационным мясом", которое придумают идеологи.
Путин не ожидал, что Запад настолько критично отнесется к его решению. На самом деле в украинском вопросе Путин не продвинулся ни на сантиметр. И не продвинулся только потому, что очень жесткую позицию заняли США. И не обращать внимания на эту позицию пока не могут в ЕС. После Сирии маятник Путина должен качнуться в его излюбленную сторону: уважают только сильных. И здесь пока сложно спрогнозировать, как он будет заставлять себя уважать. Продолжение войны на Донбассе - означает, что санкций никто не отменит. Не продолжение - удар по рейтингу. Это вилка, которую Путин сам себе поставил.

И все же можно ли ждать неадекватных действий Путина в ближайшее время? Вероятность не очень высокая. Окружение будет давить на него с тем, чтобы продолжить давление на ЕС по отмене санкций. Пока все окружение Путина, кроме самых отпетых ястребов, говорит о том, что на Донбассе надо оставить ситуацию "ни мира ни войны". Есть ли варианты при которых ястребы победят? Безусловно есть. Но мы сегодня столкнулись с новой реальностью: путин общается сам с собой. Его не интересует реальность. Реальность - это то, что он придумал. Госмашина будет жить сама по себе, будет поддерживаться устойчивость системы и будет увеличиваться культ личности. Но главнейший вывод из этой ситуации - это все большая автономизация самого Путина. Он больше не думает о Великой России. Он даже не думает о строчке в учебнике по истории. Отныне Путин думает только о себе и о самосохранении своей выдуманной системы координат. И это на самом деле страшно.

Источник: facebook.com/vadym.denysenko.1