Мир

Валентин Наливайченко: кого накажет национальный трибунал

Перехватив у МВД и Генпрокуратуры инициативу проведения показательного суда над беглым режимом Януковича, глава СБУ сильно рискует. В случае неудачи под большим вопросом окажется не только его карьера, но и перспектива возрождения украинских спецслужб

Валентин Наливайченко - самый "усидчивый" глава Службы безопасности Украины за всю историю ведомства. Сейчас его общий стаж на этом посту составляет уже более четырех лет. По сравнению с 2006-2010 гг., когда он возглавлял службу впервые, влияние Наливайченко возросло. Тому порукой аннексия Крыма и начало боевых действий на востоке Украины. Эти трагические события наполнили вполне конкретными смыслами ранее представлявшиеся бутафорными функции СБУ по защите Родины. Естественно, вместе с влиянием возросла и ответственность, которую несет перед страной СБУ и ее глава лично. В частности, Наливайченко в кратчайшие сроки предстоит сделать то, чего народ ждет от новой власти уже многие месяцы. А именно - привлечь к ответственности виновных в кровавой бойне на Майдане, разобраться с зачинщиками и спонсорами сепаратистского движения в Донбассе и завершить системную очистку СБУ от российских агентов. Сам Валентин Александрович решил назвать этот процесс "Нацио­нальным трибуналом", надеясь обеспечить ему красивой вывеской широкую общественную и политическую поддержку. Нет сомнений, что даже самые малые успехи на этой стезе позволят главе службы сохранить, а то и приумножить, свой политический вес. Если же Наливайченко сделает ставку на информационный популизм, которым сегодня нередко грешат спецслужбы, то рискует резко утратить влияние вплоть до отставки.
Отдельным локальным успехом главы СБУ следует считать бесконфликтность, с которой он умело вписался в архитектуру власти. По большому счету Наливайченко на своем нынешнем посту устраивает сегодня всех, и в первую очередь Пре­зидента, с которым давно поддерживает приятельские отношения. Не звучало каких-либо резких замечаний относительно работы спецслужбы ни от премьер-министра, ни от парламента, ни от широкой общественности. Последнюю руководство отечественных "рыцарей плаща и кинжала" регулярно радует пресс-релизами о ликвидированных и пойманных диверсантах в зоне АТО, предотвращенных попытках терактов, выявленных шпионах и провокаторах и т. п. С другой стороны, Наливайченко, сохраняя неконфликтность, избегая выпадов в адрес сепаратистов и их российских спонсоров, не дает при этом повода усомниться в его принадлежности к когорте первых государственных патриотов. С этой целью он, в частности, активно педалирует тему запрета деятельности Компартии, а также предложил уголовно наказывать за отрицание Голодомора.

После аннексии Крыма и начала военных действий в Донбассе в глазах общества значительно выросла роль не только армии, но и спецслужб. Пока главе СБУ удается успешно пользоваться так удачно складывающейся для него конъюнктурой

Информационно-патри­о­ти­ческую идиллию портят череда взрывов, устроенных пророссийскими активистами в Харькове и Одессе, а также попытка организации бунта служащих бывших Внутренних войск, а ныне Нац­гвардии, предпринятая в октябре. Но в обоих случаях СБУ оперативно отрапортовала о задержании подозреваемых, а весь негатив тех событий распределился между руководством МВД и вездесущей "рукой Кремля". Не менее легко Наливайченко удалось избежать репутационных потерь и весной этого года, когда провалы в работе в том числе СБУ позволили сепаратистам без особых усилий захватить военные склады, милицейские участки и другие стратегические здания в Донецкой и Луганской областях. В результате его фамилия в отличие от экс-министра обороны Гелетея и главы Нацбанка Гонтаревой никогда не называлась СМИ и экспертами в перечне тех, кого Порошенко следует побыстрее освободить от должности.

Собственно, в умении грамотно организовывать информационную политику СБУ кроется еще один залог влияния Наливай-ченко, что он уже демонстрировал в 2006-2010 гг. Тогда глава спецслужбы сделал ставку на рассекречивание архивных материалов, связанных с кровавым коммунистическим прошлым Украины, в том числе с Голодомором 1932-1933 гг. Наливайченко даже инициировал первый судебный процесс, чтобы доказать, что эта трагедия была геноцидом украинского народа.

Однако при использовании таланта организовывать масштабные информационные проекты важно знать меру и не заиграться. После трагических событий на Майдане, потери Крыма и войны в Донбассе общество очень хорошо научилось распознавать фальшь и не забывать о данных ему, обществу, обещаниях. Поэтому разочарование от действий новой власти - промедление с реформами, ухудшение экономической ситуации, падение гривни - может бумерангом ударить по любому ее представителю. Для Наливайченко в такой бумеранг легко может превратиться "Национальный трибунал" - на фоне отсутствия видимых результатов в расследовании преступлений режима Януковича, сохранения большинства коррупционных схем и даже просто факта свободного перемещения по миру представителей "семьи". В сложившейся сегодня ситуации уже не получится закрыть уголовное производство "в связи со смертью обвиняемых", как это было на процессе по делу об организации Голодомора. И простой констатации, что подозреваемых нельзя привлечь к ответственности, поскольку они сбежали на территорию недружественного государства, будет недостаточно. Глава СБУ сделал себя заложником ситуации. Теперь он просто обязан обеспечить конкретный результат, иначе в луже окажется не только он сам, но и вся правящая команда. Первую ошибку Наливайченко уже сделал, предложив превратить "Нацио-нальный трибунал" в специальный орган исполнительной власти, который будет иметь особый юридический статус, специальных следователей, прокуроров и даже судей. Такая инициатива неизбежно приведет к длительным дискуссиям о том, какие именно полномочия должен получить "Трибунал", на какое время, как он будет взаимодействовать с Генпрокуратурой, МВД и другими органами власти. В итоге яркая идея рискует превратиться в утомительный балаган, а самым крайним окажется ее автор.