Мир

США провоцируют военный конфликт с Китаем

Или история о том, как проход корабля возле рифа обретает геополитическое значение

США отрядили ракетный эсминец в территориальные воды КНР. По крайней мере, так полагают в Пекине. Но поскольку китайское руководство само не вполне способно обосновать свою правоту, то призрак Третьей мировой в обличье американо-китайского конфликта таковым и останется. По крайней мере пока. Зато в мировой политический лексикон, вероятно, вернется подзабытая было идиома "последнее китайское предупреждение".

Впрочем, все по порядку.

Приписанный к ВМБ Йокогама эсминец УРО Lassen в сопровождении разведывательного самолета во вторник прошел на расстоянии в пределах 12 морских миль от рифа Суби, затерянного в юго-западной части Южно-Китайского моря. Героем этой истории мог оказаться также риф Мисчиф, расположенный неподалеку, - если бы командование ВМС США отдало "Лассену" соответствующий приказ. Но, возможно, здесь сыграло обычное морское суеверие, связанное с магией слова (Mischief - бедокур, озорник, беда, вред), хотя риф носит имя открывшего его немецкого моряка, то есть и читать его следовало бы Мишиф.

Грубо говоря, риф - это скала в океане, согласно UNCLOS, конвенции ООН по морскому праву от 1982 г., - поднятие дна выше отметки низкого прилива (low-tide elevation), которое не может использоваться для определения зоны национального суверенитета - тех самых 12 миль. Все, что вокруг него очерчивается, - это 500-метровая зона навигационной безопасности.

Но Суби и Мисчиф - рифы особенные. Они входят в архипелаг Спратли - тридцать с лишним тысяч островов, островков, скал, коралловых атоллов и отмелей общей площадью чуть более 4 кв. км, разбросанных по акватории площадью свыше 425 тыс. кв. км. Формально ничей и не имеющий постоянных жителей архипелаг до относительно недавнего времени представлял ценность только как рыбный край - он и сейчас активно используется как промысловый район.

Ситуацию резко изменило обнаружение здесь крупных запасов углеводородов. Из-за несовершенства UNCLOS острова Спратли (и, к слову, Парацельсовы о-ва, расположенные ближе к материковому Китаю) стали зоной потенциального регионального конфликта с глобальными перспективами.

По оценке Государственной Китайской национальной оффшорной нефтяной компании (CNOOC), в центральной части Южно-Китайского моря, между этими архипелагами, расположено месторождение оценочным извлекаемым объемом до 50 млрд баррелей нефти и не менее 20 трлн кубометров газа. По некоторым расчетам, этих запасов КНР может хватить на 30-40 лет устойчивого экономического развития. Выкладки Министерства энергетики США эти расчеты, похоже подтверждают: только в районе Рид-бэнк архипелага Спратли сосредоточено до 5,4 млрд баррелей нефти и до 55,1 трлн кубометров газа.

Но, разумеется, на формально ничейное богатство есть желающие и помимо КНР. В общей сложности на весь архипелаг либо его часть претендуют все государства, расположенные по периметру. Кроме Китая это Вьетнам, Тайвань, Малайзия, Филиппины и Бруней. В полном соответствии с положениями UNCLOS, предусматривающими помимо 12-мильной зоны территориальных вод еще и 200-мильную исключительную экономическую зону. Которую, разумеется, принято считать от точки, максимально далеко выдающейся в море. А однозначно "своих" островов здесь хватает у всех. И пример раздела районов добычи в Северном море не вдохновляет никого.

Что касается Спратли, китайцы, так сказать, "хакнули" систему морского международного права. Коль скоро территориальные воды положены постоянно населенному острову, значит нужно заиметь такой остров. Это очень напоминает потуги Украины заполучить шельф вокруг острова Змеиный - с той лишь большой разницей, что китайцы действительно достроили рифы, скрывавшиеся под высокой водой, до состояния острова

Формально шестерка еще в ноябре 2002 г. подписала соглашение, по которому решение о статусе спорных островов в Южно-Китайском море отложено до 2052 г. Но это привело лишь к обострению попыток всех заинтересованных сторон к назначенному сроку упрочить обоснования своих притязаний на будущих переговорах. За последние пять лет приграничные инциденты в этих водах и сопутствующие дипломатические скандалы стали обыденным делом. А минувшей весной дошло до настоящей баталии, когда китайцы попытались установить разведывательную буровую платформу в спорных с Вьетнамом водах у архипелага Сиша. Ее сопровождали порядка восьмидесяти легких патрульных катеров, которым противостояли сопоставимые силы. До применения оружия не дошло, но в результате применения брандспойтов и навала (тарана) был потоплен по меньшей мере один и повреждены трех десятка катеров.

Впрочем, что касается Спратли, китайцы, так сказать, "хакнули" систему морского международного права. Коль скоро территориальные воды положены постоянно населенному острову, значит нужно заиметь такой остров и разместить там, к примеру, военный городок. Это очень напоминает потуги Украины заполучить шельф вокруг острова Змеиный - с той лишь большой разницей, что китайцы действительно достроили рифы, скрывавшиеся под высокой водой, до состояния острова. Китай захватил Суби, расположенный менее чем в 13 милях (25 км) от филиппинских населенных пунктов, еще в 1988 г. К 1997-му там появились радиостанция, радар и деревянные казармы. В 2010-м риф начали намывать, а годом позже завершили строительство маяка, наплевав на все протесты соседей. А в 2014 г. территория рукотворного острова разрослась настолько, что на нем начали строить сразу две взлетно-посадочных полосы. Аналогичные работы ведутся и на теперь уже фактически острове Мисчифе, который осваивается по той же схеме с 1994 г.

Фото: uapress.info

Само по себе завершение строительства может дать Китаю основания для отсчета и 12-мильной акватории территориальных вод, и 200-мильной исключительной экономической зоны с этих островов, что фактически превратит Южнокитайское море во внутреннее озеро КНР. Собственно, процесс уже начался: весной Пекин заявил о суверенитете над островами и начал выпроваживать из 12-мильных зон посторонние суда, хотя юридически они пребывали в международных водах. Тогда же это вызвало критику со стороны США. В частности, командующий Седьмым флотом заявил, что Китай строит "великую песчаную стену". Собственно, так оно и есть. Размещение авиабаз, пунктов обеспечения ВМС, узлов электронной разведки, противокорабельных ракет и систем ПВО в этом районе обеспечит Пекину надежный контроль над всей акваторией Южно-Китайского моря.

Вашингтон еще с мая обещал начать операции по обеспечению свободы судоходства (freedom of navigation operations, FONOP) в этом районе. Не то чтобы американцы влазили в территориальные споры стран региона - США не озвучивали позиции относительно принадлежности разбросанных по региону осколков суши. Однако, во-первых, действия Пекина в перспективе чреваты определенными рисками торговому судоходству: ежегодный грузооборот через акваторию Южно-Китайского моря составляет $5 млрд, и никто не может гарантировать, что Поднебесная не захочет поиметь с этого дивиденды. Во-вторых, таким образом КНР обеспечивает безопасность поставок жизненно важных ресурсов для себя, ставит под сомнение возможность реализации стратегии сдерживания Китая путем контроля над основными морскими магистралями, которую США последовательно реализовывали не менее сорока лет. Наконец, в-третьих, развитие партнерских и союзнических отношений со странами региона, служащее той же цели ограничения амбиций Поднебесной, требует серьезных шагов вроде демонстрации решимости защищать их интересы. Особенно после подписания соглашения о Транстихоокеанской зоне свободной торговли и на фоне нынешнего визита президента Индонезии в США - очень важного для выстраивания нового уровня отношений Вашингтона не только с Джакартой, но и всеми его друзьями в регионе.

Проход "Лассена" в пределах 12-мильной зоны должен был продемонстрировать, что Америка даже де-факто не признает китайского суверенитета над Суби и Мисчифом. Однако ответом МИДа КНР был лишь озвученный его главой Ван И совет США "подумать дважды, прежде чем действовать". Очевидно, это означает, что Пекин, во-первых, не готов к конфронтации. Во-вторых, не считает угрозу значительной. Впрочем, Седьмой флот намерен продолжать подобные вылазки. FONOP будет продолжаться. Вот только от этого китайские базы на Спратли никуда не денутся.